murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

"Ленинские дни"

Может быть, кто ещё помнит, что так раньше назывались 21-22 января. Но сегодня я не буду писать ни про Ульянова, ни про его другие ипостаси. Про них я напишу в апреле. Сейчас я хочу написать про его похороны, толкучку и толпы. Ехал позавчера через Немигу и вспомнил. Ещё я вспомнил об этом потому, что в ЖЖ был только что вопрос: «Чего вы боитесь больше всего?» Ничего я не боюсь, но много чего опасаюсь. И более всего – толпы.

Моя близкая родственница училась зимой 1924 года в МГУ. Всех студентов призвали идти хоронить Ленина. Был жуткий мороз, а у неё не было обуви, не то, что тёплой, а вообще никакой. На занятия она пробегала из общежития в учебный корпус в тапочках. И не пошла. Комсорг и иже с ним её публично стыдили, но силой тащить не решились. А вернулись с похорон не все. Была страшная давка, и несколько студентов их курса задавили насмерть.

Я всегда старался избегать толпы. Однако два раза в опасную толкучку попал, и оба раза на футболе.

Первый раз - ещё в начальной школе (класс не помню). В то время мальчишки ходили на стадион сами, без взрослых. Играл минский «Спартак», с кем – не помню, кажется, с армянами. Стадион «Динамо» был набит битком. Фанатов тогда на стадионе не водилось, хулиганов – тоже. Если на трибунах кто начинал бузить – его выкидывали без всякой милиции. На время матча ворота стадиона тщательно запирались (тогда вообще много чего запирали, были заборы между дворами). После окончания матча не успели открыть ворота. Хлынула толпа (35 тысяч, не считая проскочивших без билета мальчишек). Ворота прогнулись, но выдержали, а открыть их было уже невозможно. Меня прижали к железной ограде, но какие-то дядьки меня подсадили – и я перевалился на ту сторону. Задавили ли кого-нибудь до смерти, не знаю: тогда такие сведения не разглашали. Покалеченные были, это точно.

Я не перестал ходить на футбол. Второй случай был лет через 10. Опять не помню, с кем играли, помню только, что с какой-то слабой командой. Выиграть надо было обязательно: грозил вылет в класс «Б». В случае проигрыша для того, чтобы остаться в классе «А» надо было обязательно выигрывать у какой-то очень сильной команды на её поле. Играли наши откровенно плохо. На трибунах свистели, гнали их вперёд – не помогало. А тут ещё судья начудил. В общем – продули наши – и народ понёсся с трибуны на поле бить футболистам морды. В самом деле! Милиции на стадионе было мало, а слова «ОМОН» никто ещё не знал. Кто кинул клич – не знаю, но клич был подхвачен, и толпа с Восточной трибуны понеслась прямо через поле к Северным воротам, через которые выходили с поля футболисты.

Я конечно же был на Восточной трибуне. Чтобы не быть затоптанным, я бежал вместе со всеми, прыгая по спинкам скамеек. Только перескочив через барьер на поле, я начал потихоньку отклоняться влево, сместился к краю бегущей толпы и через Южную трибуну выбрался в город. А часть футболистов и судью тогда побили, не очень, правда, сильно. Футболистов команды противника не тронули: в Белоруссии всегда старались соблюдать справедливость. Кого-то потом арестовали, кого-то судили. Простимулированные тумаками футболисты выиграли следующий матч и остались в классе «А». А я и тогда не перестал ходить на футбол.


Tags: воспоминание, социум
Subscribe

  • Форс-мажор

    Сегодня я залез на крышу, вернул на место снятые листы поликарбамида, заклеил в них дырочки от вывинченных шурупов и дырочки от града. Это вместо…

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments