June 28th, 2010

Вопрос дня: Планета Земля

How concerned are you about global warming? Do you believe it's possible to reverse the climate trend?

Как отношусь к потеплению? - Штаны белые купил.
На Земле всякое бывало. И ледниковый период, и каменноугольный... То ли ещё будет!

Новости-хреновости. Абзац.

Мой пост от 25 июня прошёл незамеченным. Но моральный долг я выполнил: высказался. Сейчас напишу заключение к нему и вернусь к Луне и цветочкам.

Прежде всего, хочу заявить: Москва – не Россия, а российское правительство (в широком смысле, то есть, с Думой и с президентом) – это не российский народ. Не говоря уже о российских СМИ. Вот уж они-то с российским народом совсем мало общего имеют.
Это был, так сказать, префейс.

.

Июньская газовая кампания закончена, но война будет продолжена. У Гитлера, как вы помните, был ещё Дениц с подводными лодками. Мелкое локальное поражение Газпрома будет иметь только то значение, что Россия станет менее неряшливо готовить очередную операцию по захвату неприватизированной государственной собственности Белоруссии. А может быть и этого не будет. Ведь для тонких операций придётся взять в правительство более умных людей. Нешто Греф-Онищенко-Сечин-Шувалов-Миллер-и др. уступят им место?

Война будет вестись интенсивно и непрерывно, так как Россия (российская правящая хунта, естественно, а не российский народ) – торопится. Европа полным ходом идёт к диверсификации, к экономии, к поискам альтернативных источников. Вот-вот пойдёт массовый сланцевый газ, запасы которого есть во многих странах, строятся мощные заводы сжиженного газа на Ближнем востоке, переходят на экономичные светильники и т.п. То есть – России придётся вернуться к нормальным (рыночным в хорошем смысле) ценам на нефть и газ. Норма прибыли в нефтегазовой промышленности России упадёт до среднего уровня – и тогда Россия останется без денег и без влияния. Пока это не произошло, Россия торопится прибрать к своим рукам высокотехнологичные современные предприятия Белоруссии. А то ведь нечего будет жратеньки! России не с чем выходить на мировой рынок, кроме углеводородов: промышленность устарела, продовольствия не хватает, поля не засеяны, коровы передохли… Только нефть и спасает, а монополии на неё – вот-вот конец.

На фоне всего этого какое значение имеет, что кто-то там опозорился, кому-то там «дали пощёчину»? Утрутся и начнут новую операцию.

А что же Белоруссия? В Евросоюз? В НАТО? – Никогда. Скорее медвепуты там будут, чем Белоруссия. Требования, которые выдвигает Евросоюз для установления с Белоруссией нормальных, равноправных отношений – совершенно для Белоруссии неприемлемы.

.

Навалили работы. Разбирусь – закончу. А то, что уже написал – пусть читают. А то можно ничего не написать за целый день, а я уже и так не писал в ЖЖ два дня: купался в озере и собирал чернику.


Анекдоты демократического общества

Нам старательно прививают тягу к «европейским ценностям». А что это такое? У меня есть некоторые сведения и некоторые соображения на этот счёт, тем более, что Европу я видел. Может быть, я вернусь потом к этому вопросу в целом, но сейчас просто хочу рассказать маленький случай из жизни об этих самых ценностях.

Случай этот не из моей жизни, а из жизни одной моей близкой родственницы. Она была первой женщиной, которую я носил на руках (а было мне тогда 11 лет). Потом я ещё многих женщин носил и на руках, и на шее, но это к европейским ценностям отношения не имеет.

Эта женщина работает в музыкальном коллективе (не воплинг-пляслинг, а классическая музыка), который регулярно выезжает за границу на гастроли, на различные фестивали и конкурсы. Очередной то ли конкурс, то ли фестиваль был в Зальцбурге. Курорт. Горы. Отель. А перед отелем – вся обсыпанная плодами черешня.

Увидев такую халяву, артисты радостно полезли на дерево обдирать плоды. Ничего удивительного я в этом не вижу. Не надо думать, что стремление съесть на халяву пару черешен – свойство русской (белорусской) души: приезжавшие ко мне в командировку немцы тоже мастаки были надрызгаться и нажраться на халяву.

Ну, коллектив торопился на репетицию, и с черешни сняли только сливки, думая поживиться на обратном пути. Ан нет! Когда коллектив возвернулся в отель, черешня оказалась спилена!

Ну, коллектив решил, что это из вредности или по недоброй памяти: может у кого из администрации папа в полесском болоте утонул. Но оказалось, что совсем наоборот! Это они от избытка гуманизма, опасаясь, что кто-нибудь свалится с черешни и расшибётся. А скорее всего – от излишней любви. Не к людям, мне кажется, а к деньгам (к своим). А ну, как свалится, расшибётся и выставит отелю счёт за лечение: не обеспечили безопасность, так сказать!

.

Какие оргвыводы? Надо сказать, что я бы на черешню, растущую у отеля, не полез: она, всё-таки, не моя. Но и спиливать её я бы не стал.

Вот почему меня не посылают в Зальцбург в командировку и вот почему я не живу в Зальцбурге как местный житель.