March 4th, 2011

Продукт грузинской демократии

В Грузии я не был с 1989 года. Страну эту я раньше знал неплохо, помимо прочего, я там родился. Но что там творится сейчас – не знаю. Ничего не знаю. Славный Мишечка – не показатель. Показывают его умело. Посмотришь – диву даёшься. Но показало интервью с ним белорусское телевидение – так ничего, нормальный (ну, почти нормальный) человек, не хуже многих других президентов.

Пишут, конечно, про Грузию. Прочитаешь амеро-евросоюзную прессу – так оплот демократии (слабо верится, но сам не бывал, не знаю). Прочитаешь российскую – оплот коррупции (верится больше, но опять-таки не бывал, не знаю). Читаю в прессе (российской!) и у блогеров, что в Грузии полиция взяток не берёт. Кто его знает, может и не берёт…

Ну а кого мы ещё видим из Грузии? Спекулянтов на базаре? – Так и их не видим, вытеснили их из Белоруссии. Остаётся только один показатель: товары. Качество товара – лицо страны.

Никаких товаров из Грузии, кроме спиртного у нас сейчас нет. Про чай грузинский мы уже забыли (как хорошо-то! – один из немногих приятных результатов «рынка»).

Спиртного грузинского у нас полно. Коньяк грузинский у нас и в разгар перестройки не переводился, а сейчас и чача есть. Вот и вина появились. И какие! При социализме гонялись за такими, а сейчас свободно стоят «Цинандали», «Кинзмараули», даже «Хванчкара». Цены на удивление низкие: «Цинандали» 0,75 – всего $6.2.

Но с «Цинандали» я рисковать не стал, так как вкус его плохо помню: редко мне удавалось с ним поговорить. Взял бутылку обыкновенного «Саперави» кварельского разлива. Уж его-то я хорошо знаю. Да и сам я делал такое вино, неплохо получалось.

Так вот что я теперь скажу: не верю я в грузинскую демократию. Явно не хватало на бутылке надписи «из винограда, идентичного натуральному». Не может здоровая страна гнать такую халтуру. Отчётливый привкус жжёной пробки, не вино, а явная маджарка. Жулики вы, грузинские виноделы. При социализме лучше работали.


Мой ишак Ося

Писал о Грузии и вспомнил своего ишака. Был у меня свой ишак. Всего 20 дней (кобыла Белогривая была у меня 2 месяца). Ишак был не грузинский, а осетинский. Был он у меня в частичной собственности, но без документов, в то время как кобыла Белогривая в собственности не была, но зато с документами.

Ишака мы купили. В период своего молодоспециалистства я участвовал в диком горном походе. Всего было 9 человек. В Северной Осетии мы купили ишака (неофициально, без документов) и поднялись с ним в горы. Шли не торопясь, пожили с недельку у горного озера на перевале Караугом, останавливались и в других местах, потом спустились в Грузию и там ишака продали (тоже неофициально). Совершенно вылетела из головы цена. Помню только, что продать пришлось дешевле на 1/5, так как грузины понимали, что деваться нам некуда, что с ишаком мы в самолёт не полезем.

Сначала я с ишаком дел не имел. Не моя была идея, не я за ним ухаживал. Но где-то день на третий произошёл такой случай. Ишак заупрямился. Встал перед спуском – и ни в какую. Тащили за узду, толкали – не идёт. Спуск это был первый, до этого – только поднимались.

Собрались уже его разгрузить. Но тут я вспомнил рассказ, который в детстве читал в журнале «Пионер». Маленький рассказ про грузинского мальчика, как он возил зерно на мельницу к дяде Гераго (а как звали мальчика и как фамилия автора – не помню). В этом рассказе мальчик на спусках придерживал ишака за хвост. Я крепко ухватил ишака за хвост – и он пошёл вниз!

Дальше – больше. Ишак требовал, чтобы его на спусках держал за хвост именно я. На крутых подъёмах ишак оборачивался ко мне и откровенно просил подтолкнуть его. Я подталкивал. Так до конца нашего похода мы и ишачили вдвоём.

Сейчас я думаю, что ишак ко мне привязался потому, что из нас девятерых я был самый массивный и лучше других мог ему помочь. Ишак – животное хитрое. Чтобы я его не забывал, он и на привалах устраивался ко мне поближе, и даже на прогулки увязывался следом.

Купили мы ишака без клички и звали его просто «Осёл», уменьшительно – Ося. Потом, когда получше с ним познакомились, стали уважительно звать Иосиф Викентьевич, по имени одного нашего знакомого, совсем не похожего на ишака внешне.

Мурлыкать ишак не умел, а орал только когда встречал другого ишака. Я тоже к нему привязался. В продаже ишака я не участвовал и даже ушёл на это время погулять, хотя понимал, что девать нам его некуда, а на воле он тоже не проживёт.


Бывает же...

Совершенно неожиданно заказчик прислал очень мало работы, а потом объявил, что закрывает свою контору в 15.00. У них, мол, 8 марта.
Очень странно, что 8 марта пришлось на 4 марта! 4 марта - День белорусской милиции. К милиции (ни к советской, ни к экс-российской, ни к какой-либо иной) я никакого отношения не имею, но не могу я, ну совсем не могу поздравлять Женщин с праздником в День милиции! 
Для меня женщины и милиция - вещи несовместимые. Несмотря на то, что женщин в милиции очень много, и несмотря на усиленную пропаганду сериалов про Каменскую, Шевцову и др. По моим понятиям, гендерное равенство - это когда люди с равными правами занимаются своим делом. Нечего женщинам делать в литейном цехе, нечего делать и в милиции.
А пока выходит, что я сейчас буду свободен. А я ничего на сегодня не запланировал. Три последних дня обстановочка на работе была не просто напряжённая, а бешеная. И вдруг нате: свободен.