February 27th, 2012

Промаслило мимо

Всю неделю была оттепель: слякоть, дождь, мокрый снег, мрак, туман и так далее. В воскресенье - тоже. Наверное, кто-то всё равно хорошо проводил Зиму и отметил масленицу. Но не я. Я - человек погодозависимый. Раньше, во времена мейнфреймов, в такую погоду любил на машине работать: в зале кондиционеры, окна затемнены, мрачного неба не видно.
Масленицу я любил со школьных времён. Отец рассказывал, что после Революции сначала отменили вообще все праздники: и церковные, и светские; оставили только революционные. Но то ли в 31-м, то ли в 33-м году (отец точно не помнил) - разрешили ёлку. И не просто разрешили, а даже одобрили. Рисунки не знаю кого, где Ленин с детьми на ёлке и рассказ из букваря "Ёлка в Кашино" - липа. Настоящий Ленин, который в любви к детям замечен не был, в том году вообще лежал в параличе, а ёлка считалась мещанством и пережитком.  Но с 30-х годов Ёлка - главный праздник.
Потом реабилитировали и масленицу. Когда я учился в школе, её официально масленицей не называли, а всюду писали "Праздник проводов зимы". В Минске в 50-е годы праздник устраивали в парке Челюскинцев, он тогда был на краю города и переходил в лес. Но потом стали устраивать гуляния во всех парках и на всех площадях. Самовары, тётки-продавщицы в белых халатах поверх телогреек и в валенках с галошами, военные оркестры... И на всех хватало бутербродов с красной икрой! Пьяных и хулиганских компаний на праздниках в те годы я не помню. И не в милиции дело. Много ещё было фронтовиков в расцвете сил, которые не боялись призвать шпану к порядку: не страшнее же вооружённого немца была шпана!
Я по традиции ходил в парк Челюскинцев, заодно совмещая гуляние с лыжами. Но так как в троллейбусе в толкучку с лыжами было неудобно, я ехал электричкой до станции Степянка, а оттуда - через лес на лыжах в парк.
Впрочем, это давно было. А сегодня в Минске похолодало. -5 уже. В облаках разрывы, ветер северный. Молодой Месяц через тучи просунулся. Холодать будет. Уж нельзя было на два дня раньше!