April 12th, 2012

Дата. Не забыли ещё?

Помнят ещё, что сегодня День космонавтики?
О том, как я узнал про полёт в космос, я писал в прошлом году, на круглую дату, вот здесь: http://murryc.livejournal.com/127532.html
Там я написал, что удивления у нас не было. Радость была, а удивления не было: мы этого ожидали, были уверены, что это вот-вот будет. Не удивился я также полёту Титова. Всё, как ожидалось: облетел Гагарин один раз, на пробу, потом полетал Титов сутки. Всё понятно. Удивился, когда полетели Николаев с Поповичем: я думал, что полетит большой двух-трёхместный корабль, а не два маленьких.
Может показаться странным, но особенно я обрадовался, когда полетела Терешкова. Чему обрадовался? А тому, что если стали летать женщины, значит эта профессия освоена. Я тогда уже знал, хоть и в школе ещё учился, что на всякую работу сначала приходит мужчина, а когда работа освоена - она становится женской, а мужчина (который не спился, не обленился, не сел в тюрьму и не отъел животик) - уходит испытывать новые механизмы, осваивать новые профессии.

Бычки в томатном соусе

Как часто повторялось это название в юморесках и псевдоюморесках советского периода, как часто его трепали хохмачи с эстрады!

Увидел вчера в магазине банку со знакомым названием и купил. Банка хоть и со старым названием, но нового дизайна. Пока не пробовал. Попробую обязательно. Но вкус сравнить не смогу, не ел я бычков в томате ни разу, только с эстрады про них слышал, да в «Крокодиле» читал. В нашем городе их не было, у нас самыми дешёвыми консервами был «Частик в томатном соусе», стоил он 55 копеек банка. Камбала в томате стоила ещё меньше, 45 копеек, а килька в томате с овощами - так и всего 33 копейки, но традиционной дешёвой закуской был именно частик: его всюду было полно.

С частиком у меня связано одно из самых неприятных юношеских воспоминаний. Было мне лет 13 или 14. В ларьке физкультурного лагеря покупал я разные продукты: хлеб и ещё что-то. И обсчитала меня тётка, посчитав за банку частика 95 копеек вместо 55-ти (чек она дала). На что я ей и указал. И не ей стало неприятно (может и стало, да она виду не подала), а мне. И очередь на меня смотрела осуждающе и даже какие-то замечания отпускали (в точностью не помню). Это же надо, мальчишка старой тётке, хозяйке ларька, перед которой все спортсмены заискивали, - и указал, что она его обжулила! Ах-ах, на 40 копеек (между прочем, это тогда было 2,5 кг хлеба).

Вот такой частик в томате. До сих пор неприятно. Не ошиблась она, намеренно обсчитала, но почему-то все ей сочувствовали, а не мне.

Много позже у меня другой случай был. В гастрономе самообслуживания около нашего дома две кассирши взяли моду обсчитывать чуть ли не каждого молодого человека на 5, 10, иногда даже всего на 3 копейки. Дань, так сказать, брали. Но я был уже не юноша, я раз за разом поднимал скандал. Специально становился к одной из них, тщательно проверял чек и громко на весь магазин вещал: «Вы никак не можете меня запомнить, вы никак не можете уяснить, что меня обсчитать вам не удастся. Зовите заведующего и несите жалобную книгу. Ну и что, что всего десять копеек? Вора судят за факт воровства, а не за количество украденного. Ах, вы ошиблись? Но вы опять ошиблись и опять в свою пользу. Ищите другую работу». И после где-то четвёртого скандала эти кассирши исчезли. Но это было много позже, а частик в томате – остался одним из самых неприятных воспоминаний.