May 15th, 2012

Хроника цветущих деревьев

Традиционного «черёмухового» похолодания в этом году не было, поэтому вишни-сливы и сама черёмуха процвели быстро. Быстро и незаметно процвели клёны, заканчивают цвести яблони. В полном цвету сейчас рябина, плодовый боярышник, сирень, конские каштаны. Готовятся цвести (и уже начинают) калина и декоративный боярышник.

Деревья оделись и закурчавились. Сейчас почти все они одного цвета: и липы, и дубы, и клёны, и осины. Издали можно не отличить дуб от клёна. Летом у каждого будет свой цвет, а сейчас только тополя можно отличить по тому, как у них блестят листья, ясени – потому, что они ещё не полностью оделись, ивы – по форме листьев, заметной даже издали, берёзы – по стволам. Зелень конских каштанов – такая же, но они все сейчас утыканы свечками. У плодовых деревьев цвет другой, с серым оттенком.

Трава очень зелёная и очень высокая. Пора скашивать газоны, но что-то наши местные власти запоздали (или бензина нет). В самом центре газоны, конечно, ухожены, а у нас в Малиновке во всех дворах высокая очень зелёная трава. Рву её для кошек, лопают с большой охотой, а собака траву не ест.

За цветниками у подъездов нашего дома ухаживают добровольцы. Явочным порядком. У первого подъезда сейчас – как во французском регулярном парке, у второго и третьего – что-то случилось с ухажёрами и тюльпаны-нарциссы пробиваются через высокую траву, у четвёртого ирисы и амариллисы – они сами кого хочешь задушат, ещё не цветут, но готовятся, а у нашего пятого – сирень и виноград, тут ничего пропалывать не надо. Колёсники за зиму газоны нам не заездили. Тротуары они ежедневно замусоривали своими экипажами, но на газоны ставить их не решались. И деревья все целы, даже добавили к ним ещё шесть прутиков: два липовых, два берёзовых и два рябиновых. Так что в этом году наш двор опять с зеленью. 

Гримасы тутэйшего мира

Вчера я сопровождал по делам приезжего москвича. Понятие «москвич» - растяжимое. В Москве сапиенсов больше, чем во всей Белоруссии, и различаются между собой они значительно. Так вот уточняю, что этот человек ещё 65 лет назад уже был москвичом. По национальности он, может быть, и не совсем русский, но что москвич – уж это точно. Говорит с сильным московским выговором и Москву считает одновременно и пупом, и крестцом и зыликом всей Земли, а остальной мир для него не особенно интересен.

Вот он пару раз так искренне от нашей действительности ужаснулся, что и меня своим ужасом зацепил так, что я решил об этом написать: может быть, эти мелочи – действительно ужас? По-моему – жуткие мелочи, но смешно.

Мне надо было сопроводить его на ближайшую станцию и посадить на электричку до Негорелого. У нас это так просто и понятно, что москвичи часто теряются. Если нет толкучки – так москвич не знает куда идти. Ну, это шутка, однако же, не совсем.

Мы переходили проспект. Светофор был переведён на «мигалку», значит, машины должны нас пропускать. Но машина была всего одна, и я решил её пропустить: зачем ей из-за нас резину об асфальт стирать. Но водитель меня не понял и затормозил перед нами. Пропускаю, мол. Обычное дело. Но как возмутился москвич! «Что он делает! Ему кто-нибудь в зад как поддаст!».

Подошли к станции. На стации, естественно пара милиционеров. «Ой, надо паспорт приготовить, сейчас спросят!». Какой ещё паспорт? За всю жизнь ни разу не видел, чтобы минская милиция к обыкновенному гражданину просто так сунулась. Возможно, у кого и спрашивают, но при мне – ни разу ни у кого.

Покупаю билет. Опять неладно. Стоимость льготного билета на электричку – 1500 белорусских рублей ($0,2). Это на 50 км. Стоимость проезда в городском транспорте столько же – 1500 рублей. «Что это за перекос цен, почему у вас автобус такой дорогой?». Действительно, непорядок. Это я ему ещё не сказал, что в автобусе месячный проездной стоит из расчёта 60-ти поездок, а в электричке месячный именной – из 16-ти. Тут уж действительно перекос.

Что, думаю, ещё может его покоробить? Нашлось! Бутылки около платформы валяются в траве. «Почему не подбирают? Мусор подобрали, а бутылки нет». И действительно, я и не заметил. Прошёл дворник и на наших глазах смёл с газона пару пачек из-под сигарет (нет больших грязнуль, чем курильщики!) и окурки, а бутылки не тронул. А я и внимания не обратил. «Это,- выдумываю я,- он оставляет для тех, у кого денег на билет нет. Денег нет – подбирай бутылки и сдавай в кассу». По-моему, москвич поверил. «Что, в железнодорожную кассу?». «Ага, если, конечно, бутылки чистые». Может быть, кому-нибудь в Москве расскажет.

Вот чего мне не хотелось, это чтобы он произвёл ревизию станционного клозета. Вообще-то у нас с этими заведениями сносно, но именно этот (на станции "Курасовщина") – просто ужас какой-то. Но ему не понадобилось.

А на серьёзные темы мы не разговаривали  Неинтересны ему были наши дела, он всё про московские проблемы рассказывал, но ничего такого, чего нет в ЖЖ, не сказал.