June 4th, 2012

Последние известия с болот

Последние известия... В детстве меня очень задевало это выражение. Когда по радио объявляли: "...передаём последние известия", меня это возмущало, и я говорил: "Мама! Ну опять они одно и то же. Были же уже известия, и они говорили, что это последние. А тут опять известия!". Так же задевал и Вадим Козин своей песней "... прощай мой табор, пою последний раз...": Ведь спел уже последний раз, чего он опять поёт?!
Так вот, последние известия.
Холодно. Мокро. Проросшая фасоль погибла. Остальное всё всходит и растёт медленно. На груше и яблонях завязей, кажется нет. Ветром оборвало провода, так что мы (и остальные дома участки тоже, но кроме нас почти никто сейчас здесь не живёт) без света и без электроплитки. С собаки за вчерашний день выдрал 6 клещей, с кошек 4. А ведь мазали их противоклещевой дрянью российского производства. В прошлом году дрянь была немецкая, и клещей не было, но это ничего не значит, в прошлом году мы в другом лесу жили.
Набор цветов на лугу изменился, стал летним. Цветут лютики (3 вида), незабудки, мышиный горошек, дикая морковь, белый клевер, сныть; в лесу массовое цветение майника, цветут ещё рябины, калины и акации. Птички поют. Птиц много очень разных. Ревут дикие голуби (горлицы или вяхири - не знаю), кукуют кукушки, поют соловьи и не менее десятка других птичек.
.
В Минске за эти два дня окончательно отцвели каштаны.
.
А в Петербурге, как только что прочитал, умер Эдуард Хиль. Он был первым эстрадным советским певцом, который примирил меня с советской эстрадой. До него я советскую эстраду совсем не уважал, слушал всё зарубеж. В 1964 году Хиль очень хорошо пел на фестивале в Сопоте песню "Только лишь раз". Пел очень хорошо, занял второе место в конкурсе исполнителей. Мне тоже его исполнение понравилось, и я стал советскую эстраду слушать.

Подбираю выброшенных котят

За свою жизнь я много подобрал котят и кошек. Специально я их не искал. Первый котёнок пришёл к нам под дверь ещё когда я учился в первом классе. А потом, когда мы жили в своём доме на Грушевке, к нам регулярно подбрасывали котят,  да ещё взрослые коты и кошки сами приходили. Всех мы их принимали и пытались пристроить. А каких пристроить не удавалось – тех брали себе на службу в должности дворовых кошек. Даже когда мы переехали на 9-й этаж – и то сразу же к нам пришла кошка, а во время случайной поездки в лес под ноги кинулся ещё и котёнок.

Но сегодня речь о совсем других подкидышах. Упёртых верующих и упёртых антитеистов прошу не читать, чтобы не волновать себе печень.

В 1992 году на Грушевке рядом с нами снесли дом. Сарай был старый и гнилой. Естественно, я заглянул туда в надежде чем-нибудь поживиться. В частном секторе любой кирпич, любая доска – ценная вещь в хозяйстве. Ничего я там не нашёл, но обнаружил на верхней гнилой полке, под самой крышей икону Божьей матери. Обыкновенная типографская с наивными бумажными цветочками и самодельным подобием оклада из фольги. По типу гвоздей, которыми скреплена рама (кованные, четырёхгранные) и по типу стекла (1,5мм, волнистое), я определил время изготовления с 1920 по 1950 год.

Исторической и художественной ценности не представляет, но она была чьей-то святыней, ей молились. Кто? – Точно знаю, что не предыдущие жильцы, они небось про неё и не знали. Дом этот был постройки 1911 года.

К попам и поповщине я отношусь очень плохо. Но вера и попы – это совсем разные вещи. Разница – как между именем ЛЕНИН и реальным Владимиром Ульяновым, или как между КПСС и идеей коммунизма. Далее. Библия – самая кровожадная, самая бесчеловечная из «святых» книг, но многие поколения людей искренне верили в её святость, в нравственность её святых, которые таковыми и близко не были. Большинство верующих вовсе не читали первоисточники, а таких, которые читали внимательно, почти не было. С Библией в руках и с именем бога делались чёрные дела: истребление народов, оболванивание, приучение к рабству и лицемерию. Но народ верил в доброту и нравственность Библии, Иисуса, Богоматери. Вера в доброту и нравственность жила в народе вопреки стараниям церкви. Народ не заметил навязываемого Библией мировоззрения и создал своё, к которому церковь вынуждена была приспособиться и продолжает примазываться. Икона, доставшаяся мне, - символ этой народной веры.

Икону я повесил у себя в кабинете в восточном углу прямо над компухой. Если бы бог существовал, ему бы, наверное, понравилось (если он, конечно, настоящий бог, а не то вздорное, лицемерное, необъективное и неумное существо, которое описано в Библии). Никто на эту икону не молится, все мои сотрудники за это время были атеистами, но она висит у меня как дань уважения нашей культуре и вере наших предков.

Лет через 5, разбирая развалины сгоревшего дома, я нашёл ещё одну икону, но поновее. Нашёл я приют и ей у хороших людей.

А сегодня пристроил и третьего найдёныша. Нашёл я её месяц назад, когда разбирал шкафчик в купленном доме. А отдал я её одной женщине, которую сегодня проводили на пенсию. Не могу сказать, что она обладает какими-либо высокими моральными качествами. Но за 17 лет совместной работы у нас не было ни одного производственного конфликта, ни одного недоразумения. Я передал ей этот «оберёг» вместе с цветущим сеянцем олеандра (зацвёл-таки на 3-й год!). У нас с этой женщиной в корне различное мировоззрение, она никогда не могла бы стать моей подругой. Но я желаю ей добра. Пусть её оберегают христианская святыня и мой цветущий олеандр.