June 28th, 2012

Ничего себе цифирки

Мониторю разные официальные документы, касающиеся экономики Белоруссии. Попался документик, где российские чиновники, воздевая руки к Путину, просят сократить белорусский экспорт в Россию молочных продуктов и повысить на них цену (ну да, сократить и повысить). И цифирки разные приводятся. Цифры впечатляющие, но нормальному человеку цифры в тысячах тонн и миллиардах рублей мало что говорят. Я переведу одну из цифр с языка статистики на человеческий язык.

За I квартал 2012 года в Россию поставлено из Белоруссии 18,5 тысяч тонн сливочного масла. Делим но 90. Получаем 205,6 тонн, или 205600 килограммов, или более, чем один миллион двухсотгаммовых пачек в день. Вот теперь наглядно и понятно. Эти цифирки можно ещё дополнить. Суриков (посол России в Белоруссии) жалился, что официальные цифры занижены, что они не учитывают вывоз масла частными гражданами. Насколько завышенными – не сказал. Я тоже не знаю.

Вот про масло у меня тут маленькое воспоминание.

Дед мой торговал сливочным маслом. Не как купипродаец, а как производитель. По столыпинской реформе дед получил 6 наделов земли (один надел – 1,5 десятины) и кредит на 55 лет, который можно было использовать на закупку инвентаря и элитного скота. Дед взял 10 голландских коров,  ещё 40 десятин земли в аренду. На продажу дед производил жёлтую сливу и сливочное масло.

Вот с маслом и получился производственный анекдот. Масло было очень хорошее, но совершенно белое, и его плохо покупали. Дед стал подкрашивать масло морковным соком. Масло сразу стали активно покупать, очень его хвалили, и дед имел наглость продавать его дороже обычного.

Формально дед не был врагом советской власти. Более того, в гражданскую войну он служил в Красной Армии и даже участвовал в штурме Перекопа. После он регулярно получал грамоты от властей «за образцовое ведение хозяйства». Однако в 1929 году его раскулачили и сослали в Коми.

Моя кабинетная флора

Давно я уже не упоминал о своих комнатных цветочках. А ведь они существуют и исправно цветут.

А зачем о них писать? – А чтобы росли лучше. Любая живая вещь – живая. Оставлять без внимания живую вещь нельзя. Лошадь нельзя выключить и поставить в гараж. И цветы нельзя отодвинуть на полку, обязательно надо помнить про них, уделять им внимание. Если они – часть моей жизни – значит, в дневнике надо о них писать.

Что у меня нового?

Зацвела корзина Моисея (рео), посеянная семенами. Понадобилось ей для этого три года. Сеянцы имеют другой внешний вид: приняли стелящуюся форму, но зацвели точно так, как их родитель. Кончик побега с цветком можно теперь срезать и посадить черенком, и он ничем не будет отличаться от обычного рео. Значит, в природе рео такой и есть: стелящийся.

Сеянцы олеандра тоже теперь ничем не отличаются от родителя. Сначала у них были то поочерёдные, то супротивные листья, а сейчас, на третьем году – обычные трёхлистовые мутовки. И цветы точно такие же. Ветвиться сеянцы начали без какого-либо повода с самого низа, но теперь ветвление идёт только после цветения из-под цветущего побега.

Вот и закончились эти мои эксперименты с семенами. Остальное – всё как обычно: цветёт кислица, цветёт ахименес, цветут мамиллярии, перчик, гибискус. Опять не зацвёл в этом году апельсин. Не зацвёл в этом году и авокадо: до этого два года подряд цвёл.

Дома – то же самое. Засушили мои детки цеперус, но это не страшно, отойдёт, пустит новые побеги. Вот пересушили эхинопсис (лобивию) – это хуже. Летом кактусы надо поливать обильно. Кактус не засох, но на нём волны образовались, и теперь они не пропадут.