November 19th, 2012

А я еду от туманов

Сезон закрыт. Последний раз в этом году еду в Минск электричкой. Леса, леса, леса… поля, поля…  Где поля – всё равно вдоль дороги широкая лесозащитная полоса. Деревья, деревья…Одна иностранная пакостница (левозащитница) писала, что дороги в Белоруссии тоскливые. И действительно, как же, наверное, тоскливо европному делолюдю смотреть на леса, поля, болота, речушки. Ни тебе рекламы «Жрите, жуйте, покупайте», никаких стрелок-указателей «бар-бордель-кабак», ни свалки тебе, ни заброшенных домов, ни кладбища автомобилей. Не на чем остановить жадный шоппинговый инвестиционно-кредитный взгляд. Только леса, поля, иногда сады, огороды.

Листья облетели уже почти полностью. Видно стало, как много в лесозащитной полосе белой акации – её хорошо теперь заметно по обильным серебристым плодам. Так же, по плодам, легко отличаются ольха и ясени. Так же, как у ясеня, висят плоды ясенелистных клёнов, но у тех – стволы корявые, стелющиеся, а у ясеней – прямые и стройные. По форме кроны легко отличаются от них дубы и немногие лиственницы. Сосны-ёлки – эти нам совсем родные, этих и весной хорошо видно, и летом, и сейчас. Эти и зимой легко выделятся из любой кучи деревьев. Берёзы много, берёзу тоже всегда видно, а сейчас хорошо видны и осины – по серо-зелёным стволам – и видно, что осины много, больше, чем берёзы.

Так вот, акация. Это та самая «белая акация», которой так гордятся одесситы. На самом деле это не акация вовсе, а «робеция лжеакациевая», а вот те жёлтенькие цветочки, которые у нас продаются на 8 марта под названием «мимоза» - вот это как раз акация. Но мало ли кто как кого называет. Вот Евросоюз, например, называет себя демократическим и миролюбивым, Израиль, который опять убивает арабских детей, уверяет, что защищается от террористов (и президент американский это подтверждает). Так что будем называть её акацией. Белой акацией, в отличие от жёлтой, которая, между прочем, тоже не акация, но про жёлтую я ничего писать не буду: если она и растёт вдоль дороги (а она местами там растёт-таки), то она в глаза не бросается. А белой акации – много. Когда мы ехали весной с дочкой, она приняла цветущую белую акацию за черёмуху. Издали – похоже, но только по цвету. И кисти другие и, главное, ствол у черёмухи совсем чёрный. Черёмухи у нас тоже много, но черёмуха – вдоль речек, а акация – вдоль железной дороги.

Всю дорогу стоял туман, но не очень плотный, деревья хорошо были видны. Дневной туман. Утром туман совсем не такой, и вечером тоже не такой. Вечером туман идёт понизу белой синеватой стеной. А утром туман идёт поверху, и он – прозрачный, розоватый. Дневной туман – спускается из облаков, вот-вот превратится в дождь. Вчера – не превратился, так и остался туманом…

Были у меня уже в журнале эти фото, но помещу ещё раз. Вверху – вечерний туман, внизу – утренний. А дневной туман был такой мрачный, что я не стал его фотографировать.
Вечерний туман
.
Утренний туман