May 13th, 2013

Между пущей и лесом

Фотографий пущи у меня в журнале много. Правда, последнее время ЖЖ перерождается потихоньку во вконтактный твиттер: то есть, смотрят и читают только самое свежее, а в глубь уже ни к гостям, ни к френдам не ходят, разве что к немногим друзьям, которые кое у кого кое-какие ещё местами имеются. Так что приглашение посмотреть в фотоальбоме – впустую. Нету – никто смотреть не будет, теперь так.

Однако для друзей своих (парочка-то, наверное, найдётся?) указую, что фото тёмной пущи прошлогодней находятся у меня в фотоальбоме в разделе «Мой лес». А в этом году в пущу я не ходил, прошёл только её весенне-светлым краем: есть там такие участки, которые сейчас кажутся светлыми полянами. Но распустятся все листья – и уже совсем не светлый это будет участок. Уже светлее его будут поляны в тяжёлых еловых участках. А пока там светло – и не скажешь, что это пуща. Вот дичка цветёт. Навязал на неё ленточку. Осенью пересажу к себе.
dich
И белой ветреницы, и розоватой кислицы в лесу – полно, есть ещё и синенькая печёночница. А ландышей – ещё нет, но дружно лезут. Появилось много фиалочек (точное их название не знаю) и веронички (в детстве я её считал анютиными глазками – похоже, правда?).
viola.anuta
Есть у нас и обыкновенный лес. По краю пущи – болото, Через него протекает (к сожалению, спрямлённая, больше похожая на канаву) речушка. По ту сторону болота – дачные участки, а дальше – обыкновенный лес: искусственная посадка сосны. Посажен лес лет 50 назад, но это – совсем не пуща, совсем другой лес, хотя есть в нём и грибы, и ягоды, и подлесок малинный уже образовался. Еще лет 40 – и будет сосновый бор, а пока, как не крути – искусственная посадка. Совсем не тот запах в лесу, совсем другая земля под ногами, но гулять дачники больше ходят сюда: пущи то ли не любят, то ли побаиваются. Может потому, что суше тут. В этом лесу я тоже вчера был, вот фото.
les
Чтобы не было однообразно, я второе фото этого леса под кат забрал.
Collapse )

(no subject)

На лугах и на полях Белоруссии натуральное бедствие - нашествие инвазивов: золотарника и эхиноцистуса. В позапрошлом году минсельхоз объявил им войну. Никаких подробностей, кроме самого объявления, да и то всего лишь на tut.by я не знаю. Но то, что эти ребята свирепствуют на лугах - это даже из окна электрички видно.
Сейчас они только начинают расти. У меня на участке - тоже. Но у меня на участке их не будет, я-то их выдираю, но они опять суются: у соседей и на заброшенных участках их полно.

Чтобы более активно и целенаправленно с ними бороться, я эхиноцистусам присвоил название "дерипаски", а золотарнику - "чубайсова трава". По имени таких же вредных инвазивов, процветших в России и тянущих руки к Белоруссии. В Белоруссии не будет Дерипасок, а на моём участке - дерипасок! Всех вырвем с корнем!
Тут внизу слева - как начинается дерипаска, а потом что из неё получается. Ниже - то же с чубайсовой травой.
derip.ehin
.
chub. ehin-ch

Костёр из соседской сливы

Почему-то не все знают, что разные породы деревьев горят разным цветом. Конечно, заметить это можно не всегда: должно быть темно, а костёр должен быть не очень большой. Для тех, кто сам таких наблюдений не проделывал, могу поделиться опытом: дуб и осина горят красным пламенем, сосна и берёза – жёлтым, ива – фиолетовым. Слива горит зелёным пламенем. Ну, не совсем, конечно, зелёным, так, зеленоватым, с зелёными языками.

Предыдущий юридический собственник участка лет 10 не мешал сливам восточного соседа наступать на свой участок. В прошлом году толщина стволов прикорневой поросли, которая залезла на наш участок, была сантиметров 10. Сливы обильно цвели, и я тогда, прошлой весной, решил их оставить. Но плодов они не дали, сильно темнили, явно одичали (стволы стали колючие), и я решил эту поросль срезать. Осенью срезал, а на 9 мая мы развели из этой сливы, долгоиграющий костёр со свинским барбекю. Мясо получилось вкусное, каберне молдавского разлива попалось хорошее, костёр горел красиво и долго, а над нами было очень много очень ярких звёзд.
barb
И я в звёздах запутался! И не потому, что каберне было хорошее, а потому, что звёзды были очень яркие. Их было так много, причём, именно ярких было очень много, что я не мог вычленить из них привычные рисунки созвездий. Кроме того, весь этот год практически не было ясного неба, я давно его не видел и не мог найти звёзды на привычных местах.

На следующий вечер я начал смотреть на звёзды как только начало темнеть. Сначала на небе стали проступать только самые яркие. Проступать и складываться в привычные начертания созвездий. Первым показался конечно же Юпитер, низко на западе, яркий даже на фоне вечерней зари. Потом нарисовалась справа от него Капелла, слева – Близнецы, ещё левее и ниже Процион. Повернулся к востоку – над головой показался Арктур, слева – не менее яркая Вега, пониже прорисовалось созвездие Лебедя, совсем горизонтально он вытянул шею. Справа высоко вверху – Лев, а левее и ниже Спика. А кто это там такой яркий? Сатурн, кто ж ещё! Все на месте, все видны. Стемнело окончательно, и между известными крупными звёздами показались кучи безымянных, но не менее ярких. Но я уже сориентировался. Весной звёздое небо тоже красивое!