February 5th, 2014

Все цвета, все краски – мои!

Сколько это на Земле уже людей? Семь миллиардов? девять? – я уж и со счёта сбился. А главное – они не где-нибудь далеко, они вокруг нас!

Нет, в Белоруссии народу больше не стало. Меньше стало. Было почти 11 миллионов, а сейчас только девять с половиной. Но мир стал ближе, объединили нас СМИ и СМО.

Парадокс: с соседями мы сейчас живём не так тесно, как полсотни лет назад, зато остальной, внешний мир рядом, так и лезет к нам через телевизор и Интернет.

Что поделаешь, социум объединяется. И такое объединение вместо того, чтобы нас обогащать, нас старается унифицировать, обеднить. Социум навязывает свои стандарты.

Вот вам маленькая хиханька. Якобы шутка. Якобы хаханька.

- Голубой цвет у меня отобрали. Педерасты, лицемерно называющие себя геями («весёлыми») приватизировали этот цвет, да так, что нельзя уже так просто употреблять слова «голубые города», «голубой вагон», «голубой щенок». И уже ищешь подвох в строчке «… снятся людям иногда голубые города…».
- Радуга тоже приобрела социальный оттенок. Не оденешь уже радужную одежду.
- Коричневый цвет ещё раньше получил негативный оттенок.
- Красный цвет приватизирован зюгановцами. Против коммунизма как идеи я ничего не имею, я сам по убеждению социалист, но красный цвет – это цвет не коммунистов, а компартии, а между ними – 14 больших разниц.
- Оранжевый был цветом чудесных фруктов. Но сейчас это цвет торжества американских технологий разрушения стран.

Остались ещё цвета? Остались! Серо-буро-малиновый, например. И зелёный для нас – это тоже пока ещё (пока ещё) не символ знамени Пророка.

Но какого чёрта! С чего бы это мне обеднять палитру мира! Все цвета – мои.