December 4th, 2014

Дзуйхицу в автобусе

Сегодня я ехал на работу каким-то «левым» автобусом. То есть, автобус был, конечно, государственный, но явно был снят с какого-то пригородного маршрута: площадки заставлены сиденьями, бегущей строки нет, остановки не объявляются. За окном было темно, стёкла запотели, и я скоро перестал понимать, где мы едем. Для меня это не страшно, всё равно еду до конечной, но в связи с этой темнотой за окном вспомнился рассказ сослуживца моего отца, который я слышал давным-давно, в самом детстве.

Имени того дяди я не помню. Во время Войны был он лётчиком-бомбардировщиком и часто летал немцам в тыл сбрасывать парашютистов и оружие для партизан. Вернуть бы то время – я бы много о чём его спросил, а так – не знаю, на каких самолётах летал, куда. Запомнилось, что Белоруссия ночью для него была сплошным чёрным пятном: ни одного огонька, как будто нет совсем ни городков, ни деревень. За Белоруссией, в Польше и в Восточной Пруссии огни были и перед Белоруссией огни были, а Белоруссия – сплошная темень, ориентироваться можно только по компасу и по времени. Лучше всего, говорил тот лётчик, ориентироваться по звёздам, это много точнее, чем по компасу, но для полётов выбирали пасмурную погоду. Штурман просил подняться выше облаков, чтобы лететь можно было по звёздам.

Летал он и на бомбёжку. Запомнил рассказ, как они должны были лететь на Кёнигсберг, но по дороге отказал мотор. Пришлось вернуться, лететь на одном моторе, а потом садиться с бомбами. По инструкции садиться с бомбами было нельзя, но жалко было их терять и не хотелось сбрасывать на свою землю. За эту посадку лётчик получил и выговор, и благодарность. А я не спросил его даже, в каком году это было, с какого аэродрома летели на Кёнигсберг.

Потом вспомнил интервью кого-то из первых наших космонавтов после полёта. Он сказал, что удивился тому, что сверху границы между государствами не видны. Хотя он понимал это и раньше, но всё равно представлял наш глобус разделённым границами. А из космоса границ не видно…

И вспомнил я, что и на земле совсем недавно не было у нас границ до самого Балтийского моря. Я много ходил в походы по всей Прибалтике. Если лесами идти от Минска на север или северо-запад, то невозможно определить, где граница Белоруссии с Литвой или Латвией. Та же земля, тот же лес, те же болота и озёра. И растения такие же. Только по появлению крупных светло-розовых лесных гвоздик можно определить, что забрался в Латвию и дошёл почти до моря, а по появлению крупной ветреницы (только весной), что и Латвию проскочил и уже идёшь по Эстонии.
Единственная заметная граница в лесах – это появление серой ольхи вместо чёрной. Появилась серая ольха – значит, от Минска отошёл на север на 70-100 км, а дальше границ в лесу уже и нет.

Это для крякв и зайцев нет границ, а ты попробуй, попади теперь к морю! Да и только ли к морю. В Юрмале мне нравилось не столько море (на мой вкус в Паланге и Неринге море лучше), как сказочное озеро Слока, Что там ваша Рица против Слоки! Так и Рица тоже теперь не наша. Сузилась моя страна, потеряла все моря и все горы. А разные либерасты ещё вопрошают: что, мол, мы потеряли с распадом Союза!
========
Долго мне ехать от Малиновки до работы. Однако, приехал. Каждый раз, когда прохожу мимо вахтёра, подмывает его спросить: «Вам не надоело, что я каждое утро прихожу на работу в одно и то же время?». Боюсь, не поймёт.
v4

Историки, ау!

На память я не жалуюсь, историю знаю неплохо, но никак не могу вспомнить в Новой и Новейшей истории прецедент назначения иностранцев ключевыми министрами правительства якобы суверенной страны. Может, кто подскажет?

В Средние века такое бывало. Например, кардинал Мазарини во Франции, министры Петра Алексеевича. Кажется, последним из таких антиков был русский авантюрист на службе у короля Камехамеха III.
Но давно уже такого больше нигде не наблюдается. Саркози, например, был уже давно француз, когда его выбрали президентом, Шварценегер тоже сначала стал американцем, а потом уже губернатором, Саакашвили и Ющенко тоже иностранцами не были, это жёны у них были иностранные подданные [если кто думает наравне с ними поставить русских царей, то напомню, что в России жена-иностранка должна была принять православие, что тогда было равносильно принятию гражданства].

И всё-таки, всё-таки Украина первой не будет, хоть и стараются тамошние жители объявить себя первооткывателями всего: и санскрита, и подводной лодки... Потому что были уже такие случаи в истории, для Средневековья и для периода колонизации Африки это считалось нормальным.
Однако, Украйна, возможно, даст кое-что новое для Книги Гиннеса, потому, что украинская конституция не допускает двойного гражданства. Или эти ребята, призванные владеть Украйной, откажутся от своего гражданства? Даже интересно мне стало…
=====
Историки! Может, я не прав? Может где-то ещё, в какой-либо приличной стране тоже назначают министрами иностранцев?
---------
Обещал я не писать про южного соседа, но идея «прямого управления своей Окраиной», успешно реализованная США, мои мозги так всколыхнула, что не утерпел. Больше не буду. Последний раз. Да может уже и не понадобится…