May 21st, 2015

Обзор прошлых начальников

Мой кабинет посетил, наконец, мой новый начальник. Он у нас уже больше недели. Вот и познакомились. Официально без начальника я работал больше года, но на самом деле – около трёх лет, потому что предыдущего начальника я за два года видел два раза: когда его представили и когда он зашёл попрощаться.

Начальство принято ругать. Но кому приходилось работать совсем без начальника, те знают, что с начальником работать лучше. (В начале Перестройки в моду вошёл интерес к проституткам. В интервью какому-то страшно модному тогда журналисту одна из них уверяла, что с сутенёром работать много легче и безопаснее.)

Кажется, на этот раз с начальником мне повезло.
Показали мы ему состав нашей работы. Смотрел он внимательно, и не по отчётам, а вживую. Работа наша его не удивила, хотя раньше он с такой дела не имел. Однако, общее понятие о нашей области он имеет, а детальное от него и не требуется, для детального знания тут я сижу. Лет начальнику под 50, то есть, можно предположить, что интереса к работе он ещё не потерял, а излишние иллюзии наоборот – уже потерял. Во всяком случае, дёргаться не будет, а людей разных повидал достаточно и удивляться тоже не будет.

В общем, нормальный человек. Меня только удивило, что его удивило, что мы с сотрудницей оба свободно владеем белорусским языком. Сам начальник – русский, говорит не по-книжному, а настоящим русским языком. Точный регион указать не могу, но точно могу сказать, что он не москвич и не южно-русский.

После его ухода стал я вспоминать всех своих начальников. Их не очень много было, так как сам я место работы менял редко. Так задумался, что сам собой возник пост в журнал. Но начал писать – и увидел, что если писать так, чтобы было интересно, то целый роман получится. Однако, от идеи решил не отказываться и дать на каждого по одному абзацу. И опять не получилось: ну никак не уложиться в один абзац, про каждого можно целый роман написать. Однако, попробую.

Первый мой начальник был очень сильный специалист. У него была богатая эрудиция и высокая общая культура (ленинградец, как-никак), он прекрасно умел работать с документами и с научной литературой, хорошо организовывал работу, умело работал с людьми: и с начальством, и с подчинёнными, и с другими организациями. Он фактически и сделал из меня специалиста.

Повезло? Повезло. Но неизвестно ещё, кому из нас повезло больше. У него были все достоинства, кроме одного: он не мог сам что-либо придумать и не мог сам что-либо сделать. Прочитать, найти, разыскать, как у других – это пожалуйста. Организовать работу – ещё лучше. Но сделать – нет, сделать должен был кто-то другой по его указанию и под его руководством. Даже статью он не мог написать сам. Он говорил, на какую тему, кто-то писал, а он потом правил. Правил прекрасно, но сам сесть и написать не мог.

Вот такой у меня был первый начальник. Он многому меня научил, и я сам многому у него научился. И трудно сказать, кто из нас кого нашёл. Примерно так же, как с моими кошками: я их нашёл или они меня?

С первым начальником мы работали 8 лет. Расстались мы нехорошо, хотя внешне – очень хорошо и доброжелательно. Когда я достиг определённого уровня, он стал опасаться за своё место и придерживать мои работы. Но меня уже хорошо знали, и он применил классический приём: подсадил меня наверх. Формально я пошёл на повышение, а по факту – получил сложную тему и плохой коллектив. Тем не менее, зла я на него не держу: другие на его месте действовали бы более подло.

Потом умных начальников у меня больше не было (кроме предпоследнего очень хитрого еврейского поляка). Эти начальники были по должности на уровень выше моего первого, но по эрудиции, по знаниям, по общей культуре – они не стоили его все вместе взятые.

Вторым начальником был хитрый белорусский крестьянин. Жадный, жуликоватый, но при этом порядочный человек. Такого не бывает? – Бывает! Какие только люди не бывают! Этот начальник слабо знал нашу область, но прекрасно ориентировался в хозяйственных вопросах и был отменный подхалим. Но при этом он много работал и заботился – представьте себе – о нашем НИИ и о наших людях. По отношению к людям он был, пожалуй, даже более порядочным, чем мой первый начальник-эрудит.

Работали со вторым начальником мы недолго. Сменилось руководство академии – и начальник мой полетел вверх тормашками. На его место пришёл очень честный и очень наивный человек. Через год у него открылась язва, и он от нас сбежал. Этот третий начальник относился ко мне плохо (несмотря на то, что я к нему относился хорошо). Причина? Наверное, личная неприязнь. Он был из «сьвядомых».

Четвёртый начальник был жадный, наглый, хвастливый украинец. Он быстро зарвался и быстро слетел. Запомнился тем, что при каждом удобном и неудобном случае старался отметить, каким выдающимся достижением бога-творца является Украина, и подчеркнуть, что все научные достижения в мире сделаны украинцами.

Пятый начальник был просто пустым местом. На его правление пришлось «Ускорение» - так называлась сначала Перестройка. В результате этих Горби-строек фундаментальная наука лишилась финансирования, и как следствие наш вычислительный центр – заказов.

Тут со мной произошёл несчастный случай. Меня пригласили в отраслевой НИИ, где появилась интересная тема. У нас интересной работы не было, и я предложение принял. Пока шёл переход (положено было ждать два месяца), тему там срезали, а пригласившего меня специалиста выгнали. И я оказался в жутко бюрократической конторе. О начальниках тамошних я не могу сказать ничего. Вне работы они были разными людьми, в основном неплохими. Но в рабочее время они все были одинаковые, а сказать о них вообще нечего: каждого могла заменить инструкция. Оттуда я сбежал так быстро, как смог.

Но новое место тоже было не по мне. Организация была такая коммерческая, такая коммерческая… Начальники тоже были все одинаковые и все думали только о деньгах и занимались только деньгами. О них мне нечего сказать. Между тем, работа сама по себе была очень интересная и очень высокого уровня. Когда Перестройка вошла в полную силу, контору растащили (разворовали), а я нашёл себе место в НИИ. Не по специальности, но по компетенции.

Про первого начальника своего нового НИИ я ничего сказать не могу. Он мне не нравился, но его быстро сменили.

Второй был хороший человек, но плохой специалист. Он явно не справлялся с работой. Его убрали, а он даже не понял, за что.

Третий… О, третий! С третьим начальником мы друг друга терпеть не могли, но… всегда поддерживали друг друга и помогали друг другу. Он понимал, что только я могу выполнять определённые работы, а я понимал, что только он это понимает и только поэтому держат меня в НИИ при регулярных массовых сокращениях. У Станислава Лема приводится в романе «Эдем» такой пример: у одного врага есть спички, а у другого врага – коробок, о который можно их чиркать, и они обязаны жить вместе и защищать друг друга. Расстались мы с этим начальником тепло. В конце концов, он был хорошим специалистом, очень полезным и НИИ и министерству. Но пришёл новый министр…

А про последнего начальника, которого я не видел два года, я писал в самом верху.