April 13th, 2017

Философские воспоминания

Философию мы и в школе изучали, и в ВУЗе, и кандидатские минимумы тоже были внушительные. Была, правда, одна особенность, подпадающая под известное анекдотическое, но глубокомысленное утверждение позапрошлого века: «Строгость законов российских умаляется необязательностью их исполнения». А именно: при приёме экзаменов допускалось изрядное лицемерие, отвечая заученными штампами можно было получить не токмо удовлетворительную, а и отличную оценку.
У нас на математическом факультете была сильная кафедра философии, и преподаватели без труда могли отличить зубрёжку от понимания, но… как правило, не считали нужным это делать: математиков же готовим, не философов. Но к тем, кто сомневался в истинности учебников, отношение тоже было спокойное. Когда я высказал сомнение в изложении «марксистско-ленинской» теории пространства-времени (на самом деле ни у Маркса, ни у Ленина этого вообще не было, а у Энгельса была откровенная дурость), преподаватель вместо того, чтобы писать на меня жалобу в партком (так сейчас описывают такие ситуации современные писатели), посоветовал, какую литературу можно прочитать на эту тему. Одна из книг (издательства Ленинградского университета, автор Мостепаненко) так и называлась: «Противоречия и недостатки марксистско-ленинского определения пространства-времени». В общем, кто хотел – изучал. Сдавать было обязательно, а знать – кто как считает нужным. С математическими дисциплинами такого не было. Надо добавить, что с дисциплиной «История КПСС» тоже было не так. Этот предмет надо было знать и при этом знать так, как сказано в учебнике.

Учили нас, что между философскими школами стоит раздел, баррикада. По одну сторону материализм, а по другую – идеализм (объективный и субъективный) и религия. Но я тогда провёл границу по другому критерию: «вера-изыскание». И по этому критерию получилось, что по одну сторону баррикады стоят материализм и идеализм, а по другую сторону стоят религия и тупоголовая часть марксизма.

Идеалисты и материалисты могут иметь разные мнения спорить сколько угодно, но и те, и другие ищут доказательства и стараются докопаться до истины. А тупоголовая часть марксистов отстаивала самую настоящую религию, причём с соблюдением внешних атрибутов:

- было Священное писание, цитатой из которого надо было подкрепить любое научное исследование;

- висели на видном меcте иконы;

- стояла (и стоит) в центре Москвы пирамида с мощами;

- существовала каста жрецов, у которых даже обращение было особое (например, резолюция собрания: «поручить выполнение товарищу Иванову и коммунисту Петрову» - об этом современные писатели стали забывать).

Молодой я был. Изложил я эти соображения заведующему кафедрой марксистско-ленинской философией Белгосуниверситета. Шёл юбилейный 1967 год, стало быть – 50 лет назад, начало «застоя», то есть, свехъинтенсивного развития нефтедобывающей и электронной промышленности, разгар освоения космоса.

Выслушал меня заведующий и говорит: «Вы ведь не собираетесь после окончания ВУЗа идти на кафедру философии? Нет? Это хорошо, тогда вам нет необходимости менять свои убеждения. Мы ведь обязаны преподавать определённые дисциплины, мы их и преподаём. А вы не отвлекайтесь от математики: математика – сложная наука и потребует от вас всего свободного времени. Я, например, её не сумел освоить». Вот и всё. Потом я узнал, что этот зав кафедрой действительно кончал физмат (матфак тогда ещё не выделился).

В помощь атеисту

- Fuer атеистов only -
Прочитал сегодня в Рамблере, что 60% российцев при опросе назвали себя религиозными. Ну-ну. Для проведения технической революции миру понадобился атеизм, так как надо было изучить объективные законы природы, без которых не построить ни паровой машины, ни электродвигателя. При переходе к постиндустриальному обществу вновь возникла нужда, а скорее - выгодность использования мракобесия.

О значении (или даже лучше: о назначение) религии в государстве и в обществе я писал тут http://murryc.livejournal.com/724494.html «Опиум народа для народа». Там упоминалось о таком назначении, как приведение к согласию с собой. Поразмыслив, я решил, что именно этот пункт может стать основой классификации религий мира. По этому признаку религии делятся на три типа:

1. Обеспечивающие согласие с природой.
2. Обеспечивающие согласие с собой.
3. Обеспечивающие согласие с обществом.

К первому типу относятся религии, которые принято называть «языческими». Слово «язык» исторически означало «народ», то есть, это – исконные, народные, не привнесённые и не навязанные силой и оболваниванием верования. Языческие религии формально обожествляют природные явления, но можно толковать эти обожествления по-другому, можно сказать, что природа является воплощением Великого Бога, и каждая частичка природы – часть Бога. Такова, например,  философия Спинозы. Бог Спинозы не творит сознательно, а воплощается в Природу.

Ко второму типу относится буддизм. Буддизм – религия без Высшего Бога. То есть, он подразумевается, но не описывается. Все атрибуты религиозного мракобесия есть в буддизме: и глубоко структурированный ад, и иерархия духов и будд, и всё так подробно расписано, как будто там была большая исследовательская группа и вернулась с подробным отчётом и видеороликами. Недоступен и непонятен остался только высший творец.

Третий тип наиболее распространённый. В Европе, обеих Америках, Австралии, части Азии и в России распространены аврамические религии: иудаизм, многочисленные ветви христианства и ветви ислама. Аврамические конфессии несмотря на свои междоусобицы и на то, что их приверженцы режут и жгут друг друга,обзывают схизматиками и неверными - имеют один и тот же набор постулатов, а именно:

- бог всемогущ и всеведущ, он управляет природой как захочет, может создать что угодно, установить любой закон, а потом его нарушить, может совершить поступок в нарушение закона;
- законы общества тоже устанавливаются богом, а то, что их придумывают, истолковывают и нарушают конкретные люди, ничего не значит, так как всякая власть исходит от бога (кстати, в явном виде Иисус этого не говорил, это появилось только у Павла).

Религии третьего типа возникают по запросу общества и меняются в соответствии с его потребностями. Их назначение – подчинить индивидуум требованиям общества, но при этом успокоить его совесть, привести к согласию с собой. Религии этого типа всегда оправдывали преступления, если те совершались на благо тех, кто руководит обществом. Это – причина успешности этих религий. Их силой навязали народам, исповедовавшим язычество, оболванили его и заставили идти грабить и покорять другие народы. Внедрение деньгоцентризма, появление нового бога - сначала обеспокоила часть аврамистов, но теперь между ними заключён прочный конкордат.