December 28th, 2017

Подползает, подползает…

…подползает Новый год.
Нам не нужен, нам не нужен, ох, не нужен новый кот.


Вспомнил сказку Джанни Родари. Там у женщины было 7 кошек. Ни разу в сказке не сказано, что это много, но косвенно можно понять, что и сам Родари, и его героиня считают, что это много. Но женщину из сказки не волновало, что кошек много, её расстраивало, что её кошки не мяукали, а лаяли. Что ж, дело-то было в Стране Лжецов, вполне нормально, что кошки там лаяли. Вон, у Чуковского в «Путанице» котята хрюкали… А у нас кошки вообще на разные голоса переговариваются.
Сказка Родари кончается тем, что у женщины стало 8 кошек.


Кошки меня теперь не особо волнуют, как-то привык, что их много. Если придёт сейчас добрый человек и попросит дать ему кошку, так даже не знаю, какую выбрать, а недоброму человеку – так ни одной не дам.
И не потому свой пост я с кошек начал, что сейчас опять две на мне сидят: Оторва на шее свернулась, а Анька-Манька сидит двумя лапами на подлокотнике, двумя на моём предплечье, а остальными шестью лапами ловит Оторву за хвост и при этом мурчит. Ох, беспокойное существо наша Анька, носится, как Мохамед Салах – нападающий из «Ливерпуля». Да ещё мурчит, Салах, небось, мурчать не умеет.


Кошек я вспомнил, потому что опять столкнулся сегодня с интеллектом кошачьим. У нас две кошки задиристые, вредные: красотка Симочка (Серафима Мурмольдовна) и трёхцветка Людочка. Раньше больше всех скандалила русская голубая Тора, та, что сбежала от хозяев, где-то шлялась полгода и вернулась к нам, но сейчас Тора стала спокойная и даже успокаивает Симочку и Людочку, когда те нападают на Тюпу. Успокаивает  так: втирается между кошками, когда те начинают друг на друга шипеть и махать лапами. Встанет между ними, лизнёт в морду  одну, лизнёт другую – они и разойдутся: Тору боятся трогать, она самая крупная.
сент 2014.февраль 2014
Раньше в таких случаях успокаивал кошек Васенька Эмрис, тот, что вытаскивал из шкафа и подстилал красный шарфик своей маме Саре, когда её привезли с котятами. Мы так его и звали: Васенька-миротворец. Теперь наших зловредных красоток успокаивает Тора.
Ноябрь 2012.Тюпа
Но сегодня Сима и Люда не на Тюпу напали, а сцепились друг с другом, и сцепились всерьёз, с воплями и шипом. Торы рядом не было, я был занят (морковку строгал) и крикнул Оторве: «Эй, ты что смотришь?! А ну-ка, наведи порядок!». Оторва мигом подскочила к дерущимся и надавала по ушам и одной, и другой. Сима и Люда разбежались по разным углам, а Оторва подошла ко мне и стала тереться о ногу. Сейчас лежит на шее и тихо-тихо мурчит, не мешает Аньке играть со своим хвостом.

А пока я писал, и Солнце выглянуло. Двор из окна выглядит как весенний.

Подарок от ЖЖ



Это - мой новогодний подарок моим друзьям и френдам: пусть знают, с кем имеют дело (шутка, кто не понял).
На самом деле друзей у меня мало. Но они есть!
ЖЖ даёт нам возможность общаться, и это очень хорошо.





Двадцать восьмое…

На сегодня у меня ничего не было запланировано, и футбола никакого по телевизору нет. На завтра есть необременительные, но необходимые дела, а на сегодня нет. Какие дела на завтра? Смеяться не будете? Первое дело – поставить вариться гов. и свин. рульки на холодец (так у нас называют студень). Второе дело – сходить в «маленький виталюр» (есть у нас такой хороший магазинчик неподалёку) купить для новогоднего стола тушку мороженого кижуча килограмма на два-три. Не будет кижуча – тогда кету или несколько тушек гольца тоже кг на два-три. Заодно купить куриных обрезков кошкам. Вот такие небольшие, но обязательные дела, а на сегодня – и таких дел нет.

Естественно, казалось бы, сидеть за компухой, да писать в ЖЖ. Сел, полистал Интернет, написал пару комментов… Глядь! А уже половина двадцать первого! Ого-го! Кончается 28-е…

Что такое 28-е? Для меня – юбилейное число. Ничего в этот день не случилось, но…
Я последнее время несколько раз уже поминал Солженицына. Пакостный был мужик, но не пустышка, не Собчачка и не Навальный. Посредственный был писатель, но если разобраться, то не такой уж посредственный. У русского человека есть привычка величину человека в числителе делить на то, что он о себе воображает в знаменателе. Если бы оный Солженицын не считал себя лучшим беллетристом России (это при живых Шолохове и Паустовском и ещё совсем недавних Толстом и Шишкове), то может я к нему лучше бы относился как к писателю. А так…
Но умные вещи у него есть. У него тонко отмечено, что если человек на каком-то этапе своей жизни достигает большого успеха, то душевно он остаётся надолго в этом возрасте и в этой профессии. Прав, совершенно прав этот власовец: я до сих пор в душе молодой инженер-конструктор на средней должности и до сих пор считаю, что для мужчины ничего нет на свете лучше и интересней женщины.

Так вот, 28-е. В академическом НИИ, где я работал первые 17 лет после окончания матфака, каждый год 28-го декабря проводилось мероприятие, которое сейчас стали называть «корпоратив», а тогда это был «институтский вечер».
В нашем НИИ все плановые работы должны были завершаться до 20 декабря. То есть, до 20-го надо было уже отчитаться на Учёном Совете. Значит, рядовые сотрудники кончали работу уже 15-го, а начальники копошились ещё неделю. Потом – гуляй. Но на работу ходить надо. И мы все эти дни готовились к Новому году, а 28-го встречали его весело и громко. В этот день с утра директор НИИ академик Еругин и его зам по науке академик Крылов обходили все кабинеты и лично за руку поздравляли каждого сотрудника. А после обеда бухгалтерия выдавала зарплату. В другие месяцы зарплату выдавали только 5-го. Кроме того, в этот день выдавали премию тем, кто заслужил, премию в нашем НИИ выдавали раз в год, и не всем.

Так и помню я с того времени, что год кончается 28-го числа, и кончается весело. Лаборатория у нас была очень хорошая, без разных подсидок, без бездельников и без идиотов. И вещи мы делали хорошие. Кто там будет про «застой» - наплюю полные очи! Это в партруководстве, у идеологов наших был застой и хуже, а у нас застоя не было, мы смеялись над нашим партийным руководством, которое учило нас, как надо работать в науке, мы рассказывали про них анекдоты и думали, что мы и без них обойдёмся.
Потом я работал в госплановском НИИ. Здесь работа шла до самого 31-го. В первый же Новый год я заявился домой 31-го около 22 часов с ёлкой под мышкой. Ёлка была хорошая, выдал мне её профсоюз в качестве премии. В тот год в Минске на ёлки был дефицит…
Ай-ай! Уже 21.10 и дочка с работы пришла. До завтра, шаноунае фрэндауё!