November 27th, 2018

Флора и фауна

Поста на сегодня я не подготовил. Я и вчера его тоже не подготовил. Занят был: зачитался японским романом 14 века. Я читал его раньше, причём не так давно, но всего один раз. А средневековые источники, не только японские романы, надо читать медленно, внимательно и не один раз. Что за роман? – «Непрошенная повесть» Нидзё. Только читать надо полный вариант, а не отрывки из сборника «Луна в тумане» и из Всемирки.

На этот раз я нашёл в этой книге много нового. Что именно, и стоит ли писать об этом? Думаю, что читали и будут читать эту книгу считанные единицы, но всё-таки напишу, хотя для многих это будет непонятно и неинтересно. Что ж, мне тоже непонятны ссылки на «Звёздные войны», Гарри Поттера и уж тем более на Санта  Барбару, и я не собираюсь восполнять пробелы в этом слое культуры.

Итак, во-первых, этот роман – не дневник, написан он  не в течение жизни, а сразу. Если на то пошло, то «Гэндзи» - тот наверняка написан не сразу, очень сильно различается стиль, как будто писали три разных автора. Но там я думаю, что автор всё-таки один, но вторая и особенно третья часть писались с большим перерывом, причём, возможно, что вторая – после первой, а третья – вообще другой роман, но с использованием тех же героев (первой частью я считаю жизнь Гэндзи до ссылки, третьей – действие после смерти Гэндзи).
У Нидзё весь роман написан в едином стиле, с одинаковыми реминисценциями, с едиными философскими и социальными постулатами, с едиными литературными штампами (например, при утреннем расставании любовников всегда к западу клонится луна, хотя это бывает только при полнолунии, и начинают петь птицы, независимо от времени года).

Роман состоит из пяти свитков. Три свитка – жизнь Нидзё при дворце, четвёртый – Нидзё в монашестве, пятый – после перерыва в 9 лет, и он прерывается внезапно. Литературоведы считают, что после третьего, и после четвёртого, и после пятого были утраченные свитки. Думаю, что конца и не было. После третьего свитка отсутствует описание принятия монашества. Мне кажется, что его не было. Или, скорее всего, оно был написано, но было выброшено автором, чтобы не снижать силу описания несчастий, вызвавших принятие монашества, и мытарств после принятия монашества. Что касается свитка после четвёртого, то если он был, то там должен был бы  быть совершенно другой сюжет, потому что сюжет монашеского паломничества в четвёртом списке более чем раскрыт. Если учесть, что куда-то пропадает линия Снежного Рассвета, то это вполне возможно. Если так, то очень жаль.
Очень интересный вопрос. Нидзё в монашестве странствует везде якобы одна. Но в одном  месте проговаривается, что груз несла сопровождающая её спутница. Случайно проговорилась? – вряд ли, книга написана тщательно, аккуратно. Может быть, объяснение утрачено в свитке, описывавшем принятие монашества, то есть, такой свиток был?
Несколько корявостей, по-моему, сделал переводчик. Возможно, в японском языке слова «месяц» и «луна» не различаются, но у нас не принято называть полную луну месяцем, а на 15-й день луна полная. И ещё несколько таких же корявостей про цветы, сосны, море.

Очень важная вещь, на которую я раньше не обратил внимания. В 14 веке у японской аристократии очень популярен был «Гэндзи». Персонажи Нидзё постоянно ссылаются на него и подражают его героям.
=====

По существу романа я ничего не написал, только по форме. По существу скажу только, что роман написан очень хорошо.

А где флора, где фауна? Будут сейчас. Для развлечения моих друзей и френдов. Флора – современная, сегодняшняя.

Это – «зелёная стена, перегораживающая нашу комнату. Там, у торшера – моё место. «Мелочь» - роза, декабрист, бегония, гиппеаструм и др. – там, на подоконнике, их не видно.

А фауну я выбрал прошлогоднюю. В этом году такого эффектного фото у меня нет, хотя животных больше.
2016

Дополнение ко вчерашнему

Я решил всё-таки написать пару абзацев про роман Нидзё. Написан он очень хорошо, вызывает сочувствие автору. Но вот пару примеров, где чувства автора особенно трогательно и сильно написаны.

Умирает отец. Как и положено правоверному буддисту, он спокойно, просветлённо и радостно ждёт смерти и отказывается лечиться. И тут он узнаёт, что его дочь беременна от государя. Он сразу заказывает молебны о своём исцелении и молится о том, чтобы дожить хотя бы до рождения ребёнка: а вдруг это будет мальчик, и тогда его дочь сможет впоследствии стать матерью императора, а имя её отца, то есть, его имя, имя его рода, будет внесено в списки высшей знати.
А дочь переживает и льёт слёзы, считает себя грешной в том, что её отец предаётся суетным мыслям вместо мыслей о вечности и не стремится покинуть юдоль скорби – жизнь.


Умирает состарившийся государь. Девять лет назад выгнанная из дворца наложница, ставшая монахиней, молится буддам, чтобы они взяли её жизнь и за этот счёт продлили жизнь её бывшему благодетелю. Она уверена, что будды должны уважить её просьбу, потому что она их почитает и непрерывно им молится. Её огорчает только, что получивший за её счёт отсрочку государь так и не узнает, кому он отсрочкой обязан. Потом она обижается, что будды не уважили её просьбу: государь умер, а она жива.

Внимательно прочитав сей роман, можно многое узнать о буддизме. Обычно европейские атеисты уважают буддизм больше иудо-христианства и тем более ислама. Это потому, что они плохо, поверхностно знают буддизм. Буддизм – не менее жестокая религия, чем аврамическое древо, но в буддизме жестокость направлена прежде всего на самого верующего, и это сбивает с толку, создаёт ложное впечатление о его гуманизме. Буддизм такой же враг культуры, так же осуждает «суетные» занятия: песни, стихи, музыку. Как-то не очень выпячивают японисты тот факт, что великий Сайгё приняв буддизм каялся в храмах, что писал много стихов и отвлекал этим людей от мыслей о Вечности. [Апологеты Православия тоже забывают, что церковь к 16 веку полностью извела инструментальную музыку, уничтожила балалайку, запретила светские сюжеты живописи].

Считается, что в Японии буддизм ужился с синтоизмом, причём не только в одних местах, но и в одних людях. Но у Нидзё написано, что в синтоистские святилища не допускались люди в буддийских рясах. Ей, однако, разрешили зайти на территорию святилища Исэ, потому что знали, что она – известная поэтесса, а значит – служит народной, языческой религии, воспевающей Природу и связь с ней Человека.
Хочу в скобочках отметить, что в 19 веке синтоистские священники благосклонно приняли Дарвинизм, поставив ему в заслугу то, что он провозглашает единство человека с природой, считает человека равноправным и полноценным участником круговорота природы.

==

А скажу, над чем сегодня думал – много и горько будете смеяться. Я пытался представить себе чувства Януковича. Ну, того самого, ага. Если уж я пытался представить себе чувства государевой наложницы, ставшей буддийской монахиней, то почему бы не задуматься, что сейчас чувствует Янукович?! Что его толкнуло отыграть назад? Рассудок или остатки совести? Совести у него быть не должно, но ума побольше, чем у Ющенко. Трусоват, правда. Это и из родословной следует (тут я следую Нидзё, которая очень многое объясняла происхождением): Ющенко – сын бандеровца, а Янукович – сын полицая.
И знаете – не смог представить.