March 1st, 2019

… и всяческая суета

Не спалось, а затем не вставалось,
И вставать-то совсем не хотел:
Навалилась такая усталость

От суетных несделанных дел…

Однако, встал. Обычно меня будят кошки, сегодня разбудил будильник-мобильник: надо было успеть сбегать в магазин и сварить деткам утренний кофий до их работы.
Кошки, наверное, удивились, когда увидели меня так рано, но Оторва сразу вспрыгнула на шею, замурчала и стала тереться зубами о моё ухо, а Фирка-пронырка повисла на спине. У неё есть дурная привычка: вместо того, чтобы сидеть на плече как другие коши, она висит, вцепившись когтями в рубашку. Но мурчит громко, не хуже Оторвы.
Когда я сел  на стул, чтобы надеть ботинки,  на колени вспрыгнул Сашенька-свинячьи-ушки и тоже заурчал.  К нему сразу же подсела Шура-2. Ревнивая Тюпа не стерпела, вспрыгнула тоже, столкнула на пол Сашеньку и потеснила Шуру-2.
Ох, кошки, занят я, сигнал «Общий брысь!». Дела у меня! Вас тут без меня покормят!
Обычное суматошное утро.
===

Сижу, обдумываю прочитанную книгу. Проблемы героев не имеют ко мне никакого отношения, но сижу и обдумываю, пытаюсь представить. Оченно это не по-рыночному, совсем не современно. Но советские люди меня, наверное, поняли бы. Среди моих друзей и френдов таких большинство, даже местечковые патриоты – и те думают по-советски.

Итак, роман Грина «Суть дела». Главный герой – английский колониальный полицейский – служит в Африке в 1942 году. При этом он католик, не то, чтобы верующий, но сильно воцерковленный. Что у нас может быть общего, как я могу его понять? – Но у Грина он описан убедительно. Он не крадёт и не берёт взяток. Невероятно? Невероятно для колониального полицейского, которого стараются обмануть все и подкупить – все богатые? Можете в такое поверить? Я – могу. Потому что он – гордый человек, хотя сам этого не сознаёт и не считает, а Грин об этом не пишет. Гордость мешает ему быть купленным людьми, которых он не уважает и презирает.

Это был первый тезис. По ходу сюжета герой «запутался в  двух женщинах», как сказал бы современный критик. Но тут тоже всё сложнее. Он не любит этих женщин, он их «жалеет». Тут можно вспомнить, что в русском социуме 19 века в традиционной семье слово «жалеет» и означало «любит». Он жалеет обеих женщин в том смысле, что боится доставить неприятности (неудобство, огорчение) каждой из них. Но так жить невозможно, и он находит выход: кончает жизнь самоубийством, старательно и умело имитируя смерть от грудной жабы. Другого выхода он не видит, он уверен, что обе женщины воспримут его смерть от болезни спокойно и быстро успокоятся. Единственное, что его беспокоит – это то, что он совершает страшный грех, и ему уготован ад. Но он готов идти на муки ада, чтобы не доставлять огорчения своим женщинам.

Недостоверно? Но написано убедительно. Параллельно ещё один убедительный эпизод. Герой идёт на должностное преступление, чтобы уберечь своих женщин от огорчения. Не подкупается ни на деньги, ни на бриллианты, но подкупается на свою жалость. Этот эпизод для меня как раз вполне убедителен.
Вот сижу и обдумываю. Не совсем мне ясен английский колониальный менталитет середины 20 века. Денег такое обдумывание, конечно, не принесёт.
===

Тут все поминают День котов. Добавлю фото и я. Выберу самое праздничное.Бенгальская тигра