July 23rd, 2019

Сезон заготовок

Так совпало, что после того, как мы притащили из пущи корзины, полные черники, понадобилось переработать сначала кабачки, потом огурцы, потом дочка обобрала куст смородины, а потом она же притащила из лесу ещё и ежевику. Настоящая лесная ежевика ещё не поспела, но в «верхнем» лесу, зажатом между несколькими товариществами, у нас целые заросли одичавшей садовой ежевики, то ли сбежавшей с участков, то ли выброшенной. Эта ежевика крупнее и более урожайная, но не такая вкусная, как лесная. Полуминутки из неё варить нельзя, так как не проваривается неотделяющееся плодоложе, из неё я варю обычное варенье.

И делами этими я был занят непрерывно. Но не из-за них я не заглядывал в свой журнал. Одна моя взаимофрендка хвасталась, что разбила уже шестой айфон (или смартфон, я в этом не разбираюсь). У моей дочки тоже есть такие способности, но у неё нет шести айфонов, а вот подзарядку к нему она разбила (смартфону тоже досталось, но он каким-то образом работает, хотя экран покрыт трещинами). И заряжает она свой гаджет от моей компушки, а жить без него она не может, так как ей ежедневно звонят пациенты (хотя и знают, гады, что она в отпуске), и коллеги тоже позванивают, чтобы получить консультации. Сегодня одна педиатрка переслала фото сыпи с вопросом: что это? – дочка ответила, что вульгарная ветрянка. Помнится, и у меня не было отпуска, чтобы не побеспокоили с работы, за исключением самого первого и того, когда я с ишаком переходил Большой Кавказский хребет.

Вот почему меня нет в журнале. А в природе, в саду, в огороде – я очень даже есть. Сейчас выходил на небо смотреть. Красота! Луна ещё не встала, поэтому и Юпитер, и Сатурн в полном блеске. Вега – прямо над головой. Птички ночные перекликаются, а гаджетов никаких не слышно. И железной дороги не слышно, и Брестского шоссе – потому что ветер западный умеренный, при восточном ветре их слышно.
====

Пролистал новости. Бензин подешевел на 1 белкопу. До этого 25 раз подряд дорожал, а теперь вдруг подешевел. К добру ли?
Обещают с 1 августа трудовые пенсии повысить на 6,6%. С чего бы это?
Амнистия будет. А стоит ли выпускать тех, кто сидит по делу?
Меняется уголовный кодекс. Послабления ворам и мошенникам и шаг к Эуроппе. Во-первых, отменяется конфискация, за исключением приобретённого махинацией. Это значит, что у вора и мошенника отберут только то, на чём он попался. Кроме того, если он возместит похищенное (! только то, на чём поймали !), то может получить наказание, не связанное с лишение свободы. То есть, воруй дальше.
Паскудное решение. Судить надо за факт кражи или мошенничества, а не за количество похищенного. Вор должен сидеть в тюрьме, а мошенник должен не просто отсидеть, а навсегда лишиться права занимать государственные должности и заниматься предпринимательством.
Во-вторых, снижаются верхние пределы отсидки за коррупцию, мошенничество и кражу. Ну, это в ту же струю. В европейскую.

Плохие новости. Но есть и хорошая: у Южного соседа в парламенте абсолютное большинство получила партия президента. Чем это хорошо? Ведь ни от президента, ни от его партии хорошего вроде бы ничего не ожидается.

А хорошо это тем, что политика станет хоть какой-то. Возможно, станет единой. Практика разработки крупных проектов говорит мне, что единый подход даёт лучший результат, чем совокупность отдельных несвязанных достижений, и что в сложной ситуации быстро и безоговорочно принятое решение как правило лучше поиска правильного решения, тем более, что решение, правильное на данный момент, может через некоторое время оказаться совсем не оптимальным; искать надо не оптимальное, а приемлемое решение и принимать его немедленно, как только оно будет найдено. До сего момента у Южного соседа такой возможности не было.

Ишак на перевале


Разговаривали с дочкой о её работе, и она сказала, что кто-то там «упёрся, как ишак на перевале». «Откуда у тебя такое сравнение»,- спрашиваю. «Да твоего ишака хорошо помню». Помнит. Да, я рассказывал, и она помнит. А я – забыл. Теперь вспомнил. Только это не на перевале было, а на спуске. Давно было, очень давно, при глубоком социализме.

В период своего молодоспециалистства я участвовал в диком горном походе. Всего было 9 человек. В Северной Осетии мы купили ишака (неофициально, без документов) и поднялись с ним в горы. Шли не торопясь, пожили с недельку у горного озера на перевале Караугом, останавливались и в других местах, потом спустились в Грузию и там ишака продали (тоже неофициально). Совершенно вылетела из головы цена. Помню только, что продать пришлось дешевле на 1/5, так как грузины понимали, что деваться нам некуда, что с ишаком мы в самолёт не полезем.

Сначала я с ишаком дел не имел. Не моя была идея, не я за ним ухаживал. Но где-то день на третий произошёл такой случай. Ишак заупрямился. Встал перед спуском – и ни в какую. Тащили за узду, толкали – не идёт. Это был первый крутой спуск, до этого только поднимались.

Собрались уже ишака разгрузить. Но тут я вспомнил рассказ, который в детстве читал в журнале «Пионер». Маленький рассказ про грузинского мальчика, как он возил зерно на мельницу к дяде Гераго. Фамилией автора тогда не поинтересовался, но мне потом подсказали, что про дядю Герего писал Фазиль Искандер. В том рассказе мальчик на спусках придерживал ишака за хвост. Я крепко ухватил ишака за хвост – и ишак пошёл вниз!

Дальше – больше. Ишак требовал, чтобы его на спусках держал за хвост именно я. На крутых подъёмах ишак оборачивался ко мне и откровенно просил подтолкнуть его. Я подталкивал. Так до конца нашего похода мы и ишачили вдвоём.

Сейчас я думаю, что ишак ко мне привязался потому, что из нас девятерых я был самый массивный и лучше других мог ему помочь. Ишак – животное хитрое. Чтобы я его не забывал, он и на привалах устраивался ко мне поближе, и даже на прогулки увязывался следом.

Купили мы ишака без клички и звали его просто «Осёл», уменьшительно – Ося. Потом, когда получше с ним познакомились, стали уважительно звать Иосиф Викентьевич, по имени одного нашего знакомого, старосты потока и члена КПСС, которого хорошо помнила часть участников нашего похода.

Я тоже привязался к ишаку за 20 дней. В продаже ишака я не участвовал и даже ушёл на это время погулять, хотя понимал, что девать нам его некуда, а на воле он тоже не проживёт.
----
Сейчас вот вспомнил (как Вещий Олег своего коня). Стал вспоминать людей – участников того похода. И не всех вспомнил! Часть помню, но ишака, пожалуй, помню лучше всех. А вот горное озеро, ледник Караугом, пик Фастах – хорошо помню. Они, наверное, не изменились.
========

А что теперь? Теперь холодно, ходят дождики, но спеют кабачки и расцвели первые циннии.

Начали распускаться циннии «персидский ковёр». В прошлом году было очень красиво. Пока – только начало.