November 26th, 2020

"Звёзды жемчугами сияли" - выполняю обещание

Сам бы я никогда не придумал такой фразы. Про "лучи синих глаз" тоже не я придумал, но так я сказать мог, потому что эти лучи я видел, а про сияние жемчугов...  - не видел я жемчугов, не представляю, как они могут сиять. Видел я только искусственный жемчуг. В каких-то российских реках встречается речной жемчуг, у нас - не встречается. Вот перламутра я в детстве насмотрелся: у нас много раньше было в речках двустворчатых раковин. Из них народные умельцы вырезали треугольнички, кружочки, квадратики и делали очень красивые ожерелья. Я очень давно уже не вижу этих самоделок, которые раньше продавались на базаре вместе с леденцовыми петушками на палочках. Да и не из чего их делать: после мелиорации почти исчезли у нас тихие речки с илистым дном.
Возможно, мелкие осколки перломутра при определённом освещении могут быть похожи на россыпь звёзд, но чтобы сравнить со звёздами круглые земчужины... Мне звёздное небо больше напоминает разреженную чёрную или тёмно-синюю ткань, скрывающую от нас мощный прожектор.
Точность описания... Художественность не должна нарушать точность. Давно, в самом начале гибели социализма, республиканский журнал собирался напечатать мою повесть, и редактор стал "ухудожествинять" текст. Была там фраза, что потолок на веранде покрылся инеем, который осыпался серебристой пылью, когда включали свет, и он начинал нагреваться от лампочки. Редактор добавил "как Северное сияние". По моему убеждению редактора за это надо было трижды убить солёным огурцом. Во-первых, это совсем не похоже. Во-вторых, много ли в  Белоруссии (журнал республиканский) людей, которые видели Северное сияние? Как же можно сравнивать с неизвестным? В-третьих, я бы предпочёл употребить русское слово: "пазори", но, повторяю, это было совсем не похоже. Разругался я с редактором и забрал назад рукопись. Ну и что? Редактор остался на месте, журнал продолжал выходить, а повесть я не напечатал. Но с журналом этим я решил не связываться ещё и потому, что они в своём названии исказили имя реки, которое сделали именем журнала. Кому-то это не важно, а мне - неприятно.
-
Но я собрался писать о звёздах...
Астрономия не могла зародиться в Белоруссии: звёздное небо у нас бывает редко. Это если уже знаешь звёзды, то смотреть на них время от времени удаётся, а чтобы самостоятельно их освоить - надо постоянно на них смотреть и видеть звёздный небосвод в развитии, как он меняется в течении суток и в течении года.
Мне в детстве звёзды никто не показывал, и книжки не попадались. Но время от времени полюбоваться звёздами удавалось. Но до 40 лет я запомнил всего три (да-да, всего три!) звёздных ночи. Сразу напрашивается вопрос: а что такого случилось в 40 лет, что вдруг у меня начались звёздные ночи? В 40, точнее, в 39 лет мы купили собственный дом в Минске, недалеко от центра, но вдали от освещённых улиц. Дом был деревянный одноэтажный с печным отоплением, с удобствами во дворе и водопроводом через улицу. Каждый день примерно в одно время я носил воду и рубил дрова, и замечал, как звёзды всходят каждый день на 4 минуты раньше, а планеты перемещаются каждая по своим, но очень чётким законам. Я даже сделал нечто вроде астрономического инструмента Улугбека: встав на определённое место у водоразборной кологнки я с точностью до четверти часа мог определить время.

Так я хотел про три звёздных ночи.
Первая была летом после 9-го (!) класса. Мы с другом жили у меня на даче. Однажды вечером мы разговорились на обрыве над рекой и говорили почти всю ночь. Говорили о будущем. Не о своём, а о будущем человечества и о будущем своей страны. Года два назад я описывал наши тогдашние воззрения в своём журнале (на днях поищу и найду). И знаете, это не было чем-то удивительным. Многие мои сверстники не придавали тогда значения личному обогащению и личной карьере. Я высказал тогда мысль (после 9 класса), что КПСС в идеологии зашла в тупик, что процветает лицемерие и стяжательство, а партию используют карьеристы. И ещё высказал мысль, что СССР затормозит развитие (именно из-за этого!), но коммунистическая идея не пропадёт, её подхватит Китай. Жаль, что я высказал это вслух. Мы были близко к Небу, кто-то из богов подслушал и решил воспользоваться идеей...
Мой друг, который может это подтвердить, наверное, жив, но находится в Израиле. Тогда его звали Яков Менделевич Руман. Возможно, мои израильские френды сумеют его разыскать. В 1990 он бросил Белоруссию, и я объявил, что для меня он умер и даже опубликовал в городской газете некролог. Сейчас я не так категоричен, но продолжаю его считать предателем Родины. Здесь он родился, здесь получил высшее образование, здесь научился воевать, здесь занял высокую должность. Ну, и так далее.
Причём тут звёзды? При том, что беседа наша шла под звёздным небом. Я хорошо помню, как высоко стоял Орион. Я был уверен, что это Рак. Посмотрите на Пояс и Меч Ориона. Правда, они вместе похожи на рака?

Вторая звёздная ночь была на "картошке". Нам попалось очень красивое место с хорошими людьми. Стояла замечательная сентябрьская погода, вокруг был красивый лес. Мы сидели над речкой с девушкой Варей и считали падающие звёзды. В белорусском языке для падающих звёзд есть хорошее слово "знiчка". Желание загадать никак не удавалось. Опять сверху стоял Орион, который я считал Раком. Я называл ей созвездия, которых не знал, но про которые слышал.
Ночь запомнилась, но с Варей мы больше не встречались. То есть, мы потом учились вместе ещё три года, но у нас не возникало желания встречаться. Не то, чтобы мы оба тогда играли, просто у обоих в ту ночь было романтическое настроение. Было и прошло.

Третья звёздная ночь была значительно позже. Мы с сотрудницей в декабре, когда были уже сданы годовые отчёты, выбрались в лес в летний домик на три дня. И надо же! Все три ночи были разные. В первую ночь мы слушали грохот снежинок. Я не оговорился. Вокруг домика лежали мёрзлые дубовые листья, а снега не было. И вот снег пошёл. Лёгкие сухие снежинки опускались на гору дубовых листьев - и те грохотали!
Днём лежал снег. А следующей ночью мы всю ночь слышали капель. Мы думали, что это тает снег на крыше, так как домик мы натопили. Но утром оказалось, что весь снег растаял и пришёл туман.
Но на третью ночь туман ушёл, небо очистилось, выглянули страшные звёзды. Много, близко и яркие. Моя сотрудница знала звёздное небо и называла мне созвездия. Орион опять был высоко в небе.
===

Вот как ""жемчугами сияли" звёзды. Ничего похожего на жемчуг не было.