murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Последний (?) зимний выходной

В воскресенье обещанное потепление не состоялось, всё те же -10. Но погода не в пример хуже субботней: небо затянуто и сырой сильный ветер. Главное – сырой. Но пропускать этот день я не стал: кто знает, будет ли ещё когда зимнее воскресенье?! Народу, надо сказать, выползло на снежные горки много: и с лыжами, и с санками, и с лопатами (это теперь модно), и с собаками. Вот только вернуться домой пришлось раньше: пасмурно, рано стемнело. Хорошо погулял, но продуло здорово. А ночью нападал свежий белый снежок. Всё ещё обещают сильное потепление (до +4), но его всё ещё нет.

Вернулся домой, взялся за пироги. Тоже не очень хорошо получилось: мука попалась невкусная. Перебоев с мукой у нас теперь нет (да и в кризис не было, только цены подскакивали), но именно в этом магазине и именно в то время, когда я зашёл, не было ни «Горницы», ни лидской высшего сорта, а я поленился идти в другой магазин. И получились пироги так себе. Если делать пироги по классической технологии (опарные, по полному циклу), то от муки вкус меньше зависит, а скороспелки «Память Похлёбкина» - очень чувствительны ко всем компонентам: и к дрожжам, и к муке, и к маслу.

А потом перечитывал я «Альтиста Данилова». Точнее, перелистывал, так как оказалось, что я всё хорошо помню. Но кое-что меня затронуло как прочитанное заново. Самая мелочь, даже смешно. Данилов с Ростовцевом зашли в кафе на углу Проезда Художественного театра и заказали пломбир и бутылку «Твиши».

Во-первых, мне очень захотелось «Твиши». Когда-то было моё любимое вино. Свободно продавалось и в Москве, и в Минске, стоило 2 руб, 37 коп застойными за бутылку 0,7. Теперь я не покупаю грузинские вина: халтура.

Во-вторых, помню я хорошо это кафе. Как раз в то время, когда происходит действие романа, я часто бывал в центре Москвы и всегда заходил туда выпить кофе. Наверх, где пломбир и «Твиши», я не поднимался, а пил внизу кофе со ржаной лепёшкой. Лепёшка стоила 10 застойных копеек, а сколько стоил кофе – я забыл. Кофе тогда в том кафе был очень хороший, что в Москве было редкостью. А лепёшки вообще были уникальными. Я пробовал тогда дома печь ржаные лепёшки, так они у меня такими вкусными не получались. Наверное, из-за муки. Настоящей ржаной муки, той, что поступала на хлебозаводы, тогда в продаже не было; была мука «обойная», 23 застойных копейки килограмм. Невкусная была мука.

Tags: воспоминание, природа, худлит
Subscribe

  • Месяц чёрного пса

    Вот уже начался последний день первого (а вдруг, и последнего?) года Ковидной Эры. Днём пост написать я не успел: занят был непрерывно. Перво-наперво…

  • Зимние встречности

    Продолжаю перечислять разные встречности, случившиеся вчера и сегодня. Сие – не обзор, но и японское слово «дзуйхицу» тоже плохо…

  • Надувная коза

    Стадо баранов идёт за козлами, об этом хорошо описано у Сетона-Томпсона. ( Я рекомендую тем, кто не читал его сборник «Животные герои»,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments