murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Чёрный Ворон

За окном – слякоть и мрак. Снега ещё очень много. Его непрерывно вывозят, но кучи лежат ещё большие. Снег, конечно, уже не белый.

В мрачную погоду захотелось поделиться мрачными воспоминаниями. Не для того, чтобы стало легче, мне не тяжело от этих воспоминаний, хотя они и мрачные. Чтобы данные на магнитном носителе сохранялись, надо их время от времени перезаписывать. Чтобы сохранялись воспоминания – надо их время от времени пересказывать. Ещё и потому, что при пересказывании приходится образы переформулировать в слова, а они – лучше запоминаются. Возможен, конечно, и недостаток: после этого помнишь не то, что было, а то, что пересказал.

Сразу после Войны отец получил официальное письменное приглашение от правительства БССР «вернуться на Родину для участия в восстановлении разрушенного хозяйства». В этом документе была ошибка: до войны отец работал в Москве, а 22 июня 1941 года он находился в Минске в длительной командировке и попал поэтому в списки работников, которым рассылались такие приглашения, приглашения белорусам, рассеянным войной по всему Союзу, вернуться на Родину. Приглашение отец принял: Белоруссия – близкая и знакомая страна. Грузия, где он работал тогда директором завода, - тёплая страна, не разрушенная войной, и фруктов там много, но Грузия – не родная страна, и русский никогда не будет там своим. Так наша семья перебралась в Белоруссию. Детей было четверо.

Жили мы очень дружно. Долго жили все вместе в одной квартире, потом дети переженились и расползлись. Потом поразводились и вернулись (кроме меня). А потом все пять из шести (кроме меня, стало быть) стали один за одним умирать. Все по разным причинам, все неожиданно, все не то, чтобы в расцвете сил, но ещё в силе, и все – на работе. Вот тут как раз мой рассказ про Чёрного Ворона. Мистикой, оккультизмом (и «культизмом» тоже!) я никогда не увлекался, но предчувствия и необычные совпадения мне встречались часто. Одним из них был этот Чёрный Ворон.

Верующих у нас в семье не водилось. Но народные (не христианские, а народные) традиции мы в семье соблюдали. Поминки по маме шли по-русски: дверь открыта, никого не приглашали и никому не отказывали. Когда вернулись с кладбища, за столом оказался пожилой крепенький, во всём чёрном дядя, которого я раньше никогда не видел. Дяденька усиленно налегал на водочку и, по-моему, не пьянел. Кроме нескольких ничего не значащих слов мы от него ничего не услышали. Ну, пришёл и пришёл, запомнился он только потому, что остальных мы всех знали.

Вскоре совершенно неожиданно умер брат. Никогда ничем не болел, не простужался, все зубы были свои. Инфаркт. Опять поминки в той же комнате и опять тот же дядя в чёрном неизвестно откуда. Сестра моя забеспокоилась и говорит: «Опять нам этот чёрный ворон накаркает».

Не надо было этого говорить. Не сказала бы – так потусторонние силы может не обратили бы на это внимания. А теперь они должны были соблюсти своё предсказание. И соблюли. Точно через такое же время умер отец. Он был старше брата и не имел такого здоровья, у него уже 36 лет был сахарный диабет и он ежедневно колол инсулин, но повода помирать – тоже не было. Сидел на работе, стало плохо, инсульт. А «Чёрный Ворон» опять явился. Кто он такой, мы на этот раз узнали. Оказался тестем нашей соседки, с которой дружбы мы не водили, и которая сама на поминках не была ни на первых, ни на вторых, ни на третьих. Опять он налегал на водочку и опять не пьянел.

Надо было, наверное, его порешить потихоньку. Точно через такое же время умерла старшая из сестёр. Она была на инвалидности, но работала. Легла на плановое обследование, а в больнице – инсульт. Как так можно – не знаю, время было перестроечное, полный развал во всём. Денег на гроб не было, не то, что на поминки. Но нашёлся у меня друг с деньгами, помог проводить сестру. Хватило и на водку. И опять Чёрный Ворон припёрся! Ну надо же! И откуда узнал? Мы ведь объявление в газетах не давали, во дворе с бабками не митинговали…

Умерла и вторая сестра. Тоже в больнице. Операция вроде бы была неопасная, но не проснулась после наркоза. Самый разгар перестройки был, спросить было не с кого, пожаловаться некому. Ну, думаю, завалит опять этот тип – убью. Сверну шею и скажу, что так и было. Не пришёл… Значит, буду жить долго.

Давно было. Много лет прошло. Живу вот. На здоровье не жалуюсь.

Не верю я ни в пришельцев, ни в лярвы. А в предчувствие верю. Мозг наш знает больше, чем мы, но нам всего не сообщает. Проболтается, бывает, но не объяснит ничего толком, а мы думаем – интуиция, предчувствие.

Tags: воспоминание
Subscribe

  • И Золотая Осень, и Алая Заря

    Наконец-то пришла к нам на болото золотая осень. Но начну с алой зари, потому что я о ней заранее объявлял и сожалел, что её давно нет. Достаточно…

  • Октябрь как октябрь

    Холодно, сейчас всего 22 часа, а на термометре уже 0. Холодно, но почему-то не так богомерзко, как было в те дни октября, которые при Пушкине были…

  • Самые поздние

    Наконец-то расцвели многолетние астры. Не могу сказать с уверенностью, но мне кажется, что раньше они не были последними, после них были хризантемы,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments