murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

По законам и по понятиям

Научный мир, как и преступный, живёт не по законам, а по понятиям. Вернее, так он жил раньше. Как сейчас – не знаю. Я даже не знаю, существует ли он сейчас, то есть, не знаю, существуют ли в теперь в этом мир свои понятия. Раньше они совершенно точно существовали, я сам жил в том мире. Но перестройка перемешала социальные миры, установила новую, деньгоориентированную универсальную стратификацию, а я оказался не в научном, а в инженерно-чиновном мире, который сейчас, как и раньше, живёт по совсем другим понятиям. Поэтому научный анекдот, который я сейчас расскажу, может оказаться несовременным, неактуальным, и не совсем понятным. Но это – реальный факт, который произошёл во времена стабильного социализма. Я был тогда молодой специалист и в этом анекдоте непосредственно не участвовал, но готовил материалы для тех, кто участвовал.

Жил-был Министр. Любил он, когда его хвалили, зело тщеславен был, но работе его это как будто не вредило. Как и всякий, кто реально работает, многим людям он досаждал, но был по общему признанию на своём месте. Но захотелось ему получить учёную степень.

Поступил он для этого поначалу на редкость порядочно. Опубликовал статью в научном журнале, затем выступил с докладом на конференции, а потом – оформился соискателем в академическом НИИ, хотя имел отраслевой НИИ в своём министерстве! Ну прямо как младший научный сотрудник! Утвердили ему план научной работы, он этот план выполнял и регулярно отчитывался. Отчитывался не формально, а действительно докладывал на секции Учёного совета результаты. Его это были результаты, или не его, но он в них не путался, и результаты были не пустые.

С опережением срока, но вполне разумным, он представил к защите диссертацию. Диссертация была сделана добротно и не то, чтобы им самим, но при его активном участии. Только математический аппарат был ему написан полностью у нас в НИИ, но по тогдашним понятиям это было нормально: тогда в диссертации по любой специальности стали требовать обязательный математический аппарат, даже если он был и не нужен. К нам часто обращались за помощью и строители, и биологи и даже языковеды. С математической точки зрения эти вставочки, которые им делали наши ребята, научной ценности не представляли, но для учёных-языковедов эти вставочки – тёмный лес и обязательный элемент в диссертации.

В общем, диссертация должна была пройти «на ура». Забеспокоились его недоброжелатели, так как Министр становился непотопляемым, но учёных в НИИ это не волновало. Но пошло вдруг другое волнение: распространился слух, что Министр после защиты уйдёт в науку и под него то ли создадут новый НИИ, то ли он займёт место директора в имеющемся. Возникло желание его диссертацию зарубить. Но как? Плагиата не было, настоящие авторы помалкивают, сам он в предмете и в своей диссертации разбирается хорошо, акты о внедрении убедительны. Как?

Придумали! Поймали на тщеславии. На предзащите его диссертацию дико расхвалили и рекомендовали её защищать как докторскую. Он и клюнул. До этого он не торопился, выждал приличный срок, не поленился съездить с докладом на две-три конференции. А здесь – оступился, зазнался и решил прыгнуть выше, чем хотел сначала.

Защита была в докторском совете в Москве. Доложился Министр хорошо. Перед голосованием Учёный секретарь объявляет: если более 75% голосов «за» - степень доктора, если более 50% - степень кандидата.

На это и был расчёт. Совет незнакомый, и Министр совету незнаком. Поэтому у его членов появляется возможность голосовать по совести: достойна работа или недостойна. Я замечал, что когда у членов Совета по защитам нет личной заинтересованности, то они часто голосуют по совести. На докторскую работа явно не тянула, но кандидатской была достойна. Если бы голосование было в два этапа или если бы в бюллетене было три варианта: «нет», «канд», «докт», то Министр получил бы свою степень. Или если бы члены Совета по защитам как-нибудь договорились между собой… А так не набрал Министр 50%. Всё, конец.

Для Министра кончилось это очень плохо. Почти сразу у него случился то ли инфаркт, то ли инсульт (не помню). Вылечить его удалось, но перевели на инвалидность, а через пару лет был у него второй и последний то ли инфаркт, то ли инсульт.

Законы (понятия) научного мира были так же жестоки и так же незыблемы, как законы преступного мира.

Tags: воспоминание, люди-человеки, социум
Subscribe

  • На ПМЖ !

    До октября я на болоте. Ах, как хорошо! Листьев, правда, ещё нет, только почки набухли. Но трава зелёная, лес набит печёночницей, птички поют. Кошки…

  • Посылаю синхросигнал

    Расскажу случай из СССР-ской жизни. С конца 70-х в СССР бурно стала развиваться телеобработка для ЭВМ Единой Серии (ЕС ЭВМ). Поскольку сама Единая…

  • Случайное совпадение с модным направлением

    ЖЖ-управители с недавних пор запустили новое направление - побуждают перечитывать (и перепечатывать) свои старые посты. Многие откликаются. Я эту…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments