murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Флороклизмы

Заказчик мой сегодня как вымер. Справляет 60-летие смерти Сталина, что ли? Интернет набит теми, кто справляет. Ну и теми, кто скорбит – тоже. В белорусском портале ( tut.by) нашёл фотографию памятника Сталину в Минске. Своих фото у меня нет, у меня тогда фотоаппарата ещё не было. Мог быть, но не было, не интересовался я тогда этим делом.
Красивый, всё-таки, был памятник, оставили бы его как художественную ценность… Впрочем, нет, я бы всё-таки не стал оставлять его на главной площади столицы, а где-нибудь на задворках этот памятник не покажется красивым: скульптура обычная, вот архитектурное решение было удачное. Строился памятник как монумент. Недолго он был монументом, чуть больше двух месяцев. Потом ещё почти 8 лет стоял памятником… Пусто стало на площади, когда его снесли. Вот я его здесь сейчас помещу. Пусть на меня антисталинисты критику не наводят: я не Сталина помещаю, а его памятник как образец монументальной скульптуры. А в пару к нему – мою стапелию. Красива, но дурно пахнет.
1_stalin....stapN
Это я отвлёкся. Блогеры отвлекли. Сунулся я в ленту новых поступлений, а там – Сталин, Сталин, Сталин… Я про него в день смерти писать ничего не буду. У меня – свои мелкие заботы. У меня флороклизм какой-то на работе (или «флороклазм»?).
Авокадо, по-видимому, погиб.
В очень плохом состоянии фикус, нехорошо выглядят гибискус и перец.
Взошли всего 2 абутилона из пяти.
Драцена и лавр не взошли.
Остальные раслины вроде бы чувствуют себя неплохо. На семена лавра я и не рассчитывал, фикус, надеюсь, очухается, гибискус – тоже, а перец и не должен долго жить, три четверти его сеянцев вообще прорастают однолетними. И всё-таки… Всё-таки с чего бы это так? Чья диверсия?
.
Я ещё хочу про Порфирия сказать. В честь чего? Да написал один уважаемый френд, что я – как Порфирий Иванов.
Порфирия Иванова я не знаю. Единственное, чего я в жизни всегда боялся (и сейчас боюсь) – это толпы. Очень боюсь быть в толпе. И в физической, и в логической. Когда с кем-либо или с чем-либо начинали носиться – я старался этим вообще не интересоваться. И модняцких шмоток старался не носить.
С Порфирием тогда носились, а я ничего про него не знаю, кроме того, что он босиком бегал по снегу и учил всех жить и быть здоровыми. По снегу я и без него ходил, на это много ума не надо и здоровья особого – тоже. Снег – безвредный и не особо холодный, это ледяная вода холодная, а снег – приятный и пушистый (только не в городе, где он засобачен, затабачен, зажвачен и пропитан солью). С именем «Порфирий» у меня ассоциация совсем другая. Нет, не Достоевский, а совсем наоборот: Салтыков-Щедрин. Порфирием Владимировичем звали Иудушку Головлёва, кто помнит. Мало стали вспоминать это произведение, незаслуженно мало. Далеко не полностью я одобряю Салтыкова-Щедрина, но мыслитель он выдающийся, если его почитать, то до очень многого не надо додумываться самому.
Tags: Минск, история, умствование, цветы
Subscribe

  • + "...алая заря..."

    Забыл я вчера, что вслед за "сосны да туман" должно следовать "алая заря". Но не было сегодня алой зари ни утром, ни вечером.…

  • Прабабье лето

    Кончилась (якобы) полоса ночных заморозков. Прошлой ночью ледок, однако, был, но инея утром на траве не было. потом покапало, а потом и Солнце…

  • Из-за леса светится половина Месяца

    Песню с такими словами исполнял какой-то сибирский хор. Ссылку записать не мог: некуда было и нечем, да ещё и слова такого не было. По радио слушал.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments