murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Грушевский региональный питомник пушистых котов

ЖЖ – вещь сиюминутная. Френд-ленты у большинства аккаунтов большие, стало быть, висит там пост совсем недолго. Полдня, ну, день повисит – и уже никто его не прочитает. А если какому аккаунту придёт в голову посмотреть чужой журнал, то тоже – листанёт раза два, и хватит. А к постам, что были написаны два года назад – так и вообще никто не лезет.
Сегодня я пересматривал свои старые записи и натолкнулся на пост трёхлетней давности. Из моих нынешних якобы 194 аккаунтов френд-ленты у меня во френдах числился тогда, кажется, только один, так что смело могу предложить этот пост ещё раз.
Это – воспоминания о том времени, когда мы жили на Грушевке в собственном доме, а с нами жила целая куча котов. Это о них.

Странно и непонятно происходит урбанизация. Оторвали человека от земли, а он взял взамен дачу. Не для наживы берёт дачу человек: тянет земля. И зверюшки тянут. И человек заводит кошку на паркетном полу. Но на даче не та земля, а в квартире не та кошка! Давясь в электричке (а то и в автобусе), человек едет к своей земле. Затем несётся, нагруженный, мимо леса, мимо болот к своему перепаханному, перетёртому руками участочку, половину которого занимают противоестественные, чуждые природе плёночные теплички. Где уж тут ему любоваться звёздами и слушать лягушек! Какая-то ненастоящая получается земля. И животные в квартирах ненастоящие.

У нас в собственном доме земля тоже была не совсем настоящая: очень уж её было мало. Но уж кошки-то у нас были настоящие! Кошки были - что надо! Кто никогда не имел настоящей кошки - не поймёт, чем она отличается от паркетного китекэтного персидского кота с родословной.
Кошки сами приходили к нам жить и могли уйти, если хотели. Кошкоёмкость нашего дворика практикой определилась в три хвоста зимой и шесть летом. Эта численность (плюс-минус один хвост) как-то сама поддерживалась на протяжении многих  лет. Кошек наших нужно называть не домашними, а дворовыми: зимой мы пускали их в дом только днём, а на ночь выставляли во двор, и только котят оставляли на ночь в сенях. Летом кошки и сами не шли в хату.

Вредная кошка Шастька прекрасно понимала по-русски и время от времени нам это демонстрировала. Первый раз она меня этим сильно удивила. Было это так. Мы получили через кошачий клуб свою долю воспроизводительной деятельности нашего рыжего дипломированного мейнкуна. Котёночек был замечательный: пушистый, ласковый, игривый, непоседливый. За нашим забором был тогда пустырь с непролазными зарослями. Котёнок туда, естественно, сбежал. Я забеспокоился и сказал развалившейся на солнце Шастьке:

-- Кошка! А где котёнок? Иди и приведи сюда котёнка.

Кошка спокойно встала и ушла. А через некоторое время привела котёнка!  Котёнка она вела так: забегала перед ним и крутила перед ним хвостом. Котёнок бросался играть с её хвостом. Тогда она отбегала. И так привела его ко мне, после чего вытаращила свои огромные изумрудные глаза, гордо выгнула шею и сказала: “Мур!”. Были потом и другие подобные случаи, не менее впечатляющие.

Глупых кошек у нас не было, но Шастька выделялась из всех. А вот храбростью выделялись несколько котов. Абсолютно бесстрашным был Мурлон XXIV. Выбрал себе хозяев он сам. Жена с сыном проходили через хрущёвский район и видели, как пушистый котёнок пристаёт к бабульке, сидящей на лавочке. А бабулька отворачивается и внушает: “Уйди, свои дома есть!”. Жена с сыном не приглашали котёнка, а просто прошли мимо. Хрущёвский район отделён от нашего квартальчика частных домов широким проспектом с интенсивным движением машин и дурацким кнопочным светофором. Когда жена с сыном перешли, наконец, это препятствие, то услышали у себя за спиной жалобные котёночные вопли. Котик, оказывается, всё время бежал следом. Что ж делать! Вернулись и взяли. Котик был ещё очень маленький - месяца два. Вот этот котёночек и стал бесстрашным дворовым котом.
Однажды, когда мы с сыном возвращались из родильного дома, где только что появилась моя дочка, за нами увязался средней величины рыженький пёсик. Пёсик зашёл с нами в калитку и побежал по дорожке к дому, но ему перегородил дорогу наш молодой Мурлон. Кот сел на задние лапы, примерился и врезал пёсику по морде, да так, что пёс с воем забился под лавку в чайном домике. Когда мы заходили, во дворе кроме Мурлона находилась крысоедка Кача. Но эта страшная хищница, увидев собаку, растворилась в пространстве, а Мурлон стал отстаивать свою территорию. Когда пёсик попробовал выбраться из-под лавки, Мурлон снова загородил ему дорогу и снова врезал по морде. Пришлось взять шипящего Мурлона на руки, извиниться перед пёсиком за необдуманное приглашение и попросить его покинуть наш двор.

Храбрыми были не все коты, которые нам попадались. Однажды к нам во двор стал заходить огромаднейший сибирский котище. В нашем кошачьем клубе был один очень крупный мейнкун весом девять с половиной килограммов, так этот сибиряк на вид был больше.
Сибирских котов в нашем клубе не было. Более того, у кошкологов шла тогда дискуссия, есть ли вообще такая порода "сибирский кот". Моя жена забрала себе в голову залучить этого кота и притащить в клуб. Ей удалось заманить кота на веранду, и пока тот пил молоко, она закрыла дверь. Но тут наружная дверь открылась, и вошёл наш рыжий мейнкун Зайчик.
Дверь не сама открылась. Зайчик же её и открыл. Он умел открывать все наши двери. Тяжёлую и тугую дверь из сеней в хату он открывал так: ложился на спину, упирался задними ногами в порог, а передними когтями цеплял дверь снизу и тянул на себя. Первое время мы всегда вздрагивали, когда вечером массивная дверь сама со скрежетом раскрывалась, и из темноты возникала наша пушная зверюга с горящими глазами.
И вот на веранду с достоинством вошёл Зайчик. Зайчик был крупный кот, весил он шесть килограммов, но Сибиряк был в два раза больше. Зато Зайчик был у себя дома. Следовало ожидать страшной драки, и жена уже потянулась к ведру с водой, чтобы разливать зверей. Но Сибиряк принял униженный вид, жалобно замяукал и задом отступил под лавку. Зайчик даже ухом не повёл. Он сделал вид, что вообще не обратил внимания на Сибиряка, гордо прошёл к блюдечку с молоком и стал кушать. Пока он ел, Сибиряк тихо сидел под лавкой. Поев, Зайчик прошёл в сени и стал открывать дверь в хату, даже не повернувшись в его сторону.
Сибиряка мы держали у себя три дня и безуспешно призывали кошкоклубное руководство зайти к нам и посмотреть на настоящего сибирского кота. Потом выпустили. Потом у него оказалась хозяйка, худенькая очень милая женщина из ближнего многоквартирного дома. Кот этот вскоре трагически погиб. За ним погналась собака, кот вместо того, чтобы прыгнуть на забор или на дерево или вцепиться собаке в морду, побежал к себе в подъезд, и здесь, у самой двери в квартиру, собака его загрызла. Кот был не настоящий, квартирный. Настоящая кошка всегда улизнёт от собаки, если рядом есть деревья и заборы.

Между собой наши кошки всегда жили дружно. Бывало у нас по несколько взрослых котов одновременно, и никогда не было между ними драк. Более того, один раз мы видели, как наши два молодых котика Антарес и Черномырдик плечом к плечу, шаг в шаг, одинаково задрав хвосты наступали на вторгшегося к нам во двор соседского взрослого сиамца. Кошкологи пишут, что кошки так себя не ведут, что им, мол, несвойственны коллективные действия. Ещё как свойственны! Однажды пять наших кошек обложили с пяти сторон пришлого пёсика и убедили его покинуть наш двор.
Кошки у нас во дворе образовали свой коллектив, который сами поддерживали. Как-то к нам вознамерился поселиться очень милый и очень интересный котик ориентальской породы. Мы ничего не имели против, даже дали уже ему кличку Сианук (принц Камбожди Нородом Сианук был тогда жив). Но наши кошки воспротивились и не пустили Сианука во двор. Некоторое время он жил у нас в огороде, мурлыкая нам потихоньку от остальных кошек, но потом перебрался в другой двор. А вот котят наши кошки принимали всегда (взрослые кошки приходили к нам сами, а котят нам регулярно подбрасывали из многоквартирных домов). Наши взрослые кошки всегда уступали пищу котятам и таскали им с пустыря мышей. Спали наши кошки обычно все вместе, одним клубком.

Вот такой нерыночный был у них коллектив. Явного лидера, непререкаемого авторитета у них никогда не было. Возможно, потому, что мы не забывали про свою хвостатую команду, и всегда кошки хорошо знали, что главный кот во дворе - это  я.
На фото - мой сын с кошкой Шастькой и с котёнком Консенсусом.

Грушевка..Грушевка
Tags: воспоминание, мой дом, моя фауна
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Обыкновенный пост (и. о. синхросигнала)

    С навязанным мне щенком ( который уже больше метра в длину, не считая хвоста) гуляю в зелёной зоне между Кольцевой автодорогой и гаражами. Хорошее…

  • Кризис жанра

    После трёх пропущенных памятных дней. . . . Сегодня я приехал в Минск по делам: купить полиэстер для замены поликарбамидной кровли, пробитой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments