murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Человек леса

les
Про то, что может быть лучше гор, я умолчу. Пусть возражают жители Фату-Хива, это от Таити держать против ветра и забирать налево, а там – спросите. У них там тоже неплохо. А то ещё у меня был знакомый араб, который рассказывал, как на выходные они с детьми выезжают на отдых в пустыню…

Я – человек леса, и могу уверенно заявить, что лучше леса – только лесное озеро. С речкой, естественно. И чтобы у речки была заболоченная пойма. И не надо заказывать ничего больше: дикие утки, кулики, окуни, раки и лягушки сами прилетят, приплывут, приползут; сами вырастут рогоз и кувшинки; сами появятся грибы и ягоды. Только не надо пускать в лес человека-грязнулю, особенно курильщика и пивопивца.

Родственников в деревне у меня нет. Для Белоруссии это редчайший случай, здесь очень тесно связаны город и деревня. Но так уж получилось, да я ведь и не в Белоруссии родился, а в Закавказье. Но ещё более редкий случай, что я не городской житель и не сельский. Я – человек леса.

После Войны отец работал в Грузии. И вдруг получил красивую бумагу на правительственном бланке БССР, где его как уроженца Белоруссии приглашали вернуться и помочь в восстановлении разрушенного войной хозяйства.  Вообще-то это была ошибка: отец не был уроженцем Белоруссии, а перед Войной работал в Минске в командировке. Но отец ухватился за эту возможность: «Как бы хорошо ни относились к тебе грузины, ты никогда не будешь для них своим, да и дочерей надо замуж выдавать… Едем! В Белоруссии – все свои». Условия оказались умеренными. Отца назначили директором небольшого завода. Оклад небольшой, работа бешеная, но были некоторые льготы. В частности, отцу разрешили построить летний домик в сосновом бору на берегу озера при условии, что он не будет разводить ни огорода, ни кур.

Вот так я попал в уникальные условия. Перебирались мы в летний домик сразу, как кончались занятия в школе, а возвращались к 1 сентября. Первые годы условия жизни были суровые. Электричества не было, вместо печки – «буржуйка» под отдельным навесом, питьевая вода – на криничке примерно в километре (технической воды – полное озеро). Транспорта не было, после дождя по лесной дороге могла проехать только машина моего отца («козёл» ГАЗ-67), но отец приезжал только по субботам: в дохрущёвское время директор завода не заканчивал работу раньше 23 часов. Магазина в ближайшей деревне (3 км) тоже не было, но мы там покупали молоко и яйца. Отец привозил продукты по субботам, а в промежутках мы собирали грибы, ловили рыбу и раков, а мой старший брат был охотник. Помню, мы в тёмный августовский вечер сидим и при свечке перебираем малину (был у нас ещё фонарь «летучая мышь», но свечка – ярче). За малиной сёстры ходили в лес за 5 км и возвращались поздно, когда стемнеет. С озера слышен выстрел. Мама идёт разжигать буржуйку: раз выстрел – значит, брат принесёт сейчас дикую утку: других охотников здесь нет, а промахов брат не допускал и меньше, чем по утке стрелять не стал бы.

Потом условия, конечно, изменились. У озера стали строить спортивный лагерь. У нас появились соседи, электричество и водопровод, улучшили дорогу, пустили автобус по выходным, открыли магазин в деревне, мы соорудили настоящую печку… Но это мне уже было лет 12, а детство я помню у дикого озера в диком лесу, но с такими родными деревьями и полевыми цветами, с полянами, покрытыми маслятами и земляникой, с ежедневным сбором урожая окуней и раков…

Многое, конечно, я тогда упустил. Вернуться бы в то время – я прошёл бы каждый ручеёк до истока, обошёл бы каждое болотце. Потом я узнал, в каком уникальном месте я вырос, а тогда не знал. Например, озеро наполовину заросло тонким коричневым рогозом. Это – чрезвычайно редкий вид, но мы этого не знали и ходили за толстым чёрным рогозом на дальнее озерко: мы думали, что это он – редкость. А потом спортивный лагерь озеро спустил, сапропель вывез, озеро углубил – и я нигде в Белоруссии не встречал с тех пор тонкого коричневого рогоза. Когда озеро спустили, погибли и белые кувшинки, которые мы считали обычным делом, потому что в нашем озере их было навалом. А вот обычную для белорусских рек жёлтую кубышку мы считали редкостью, и чтобы нарвать их, спускались вниз по речке к Свислочи (ещё не изгаженной). Неумеренно мы собирали весной крупную ветреницу (лесной анемон), дарили всем друзьям, называли её тутейшим эдельвейсом потому что росла она на очень крутых склонах. Потом я прочитал, что такой вид растёт в Белоруссии всего в двух местах, и одно из мест указано было наше.

Когда строители спортлагеря «окультуривали» озеро, они и все кусты по берегам вырубили, а там была туча красной и чёрной смородины. Чтобы собрать её, я подъезжал на плоту со стороны воды. Кусты – ладно, хотя они не восстановились. Строители снесли 4 громадных ольхи, а я не успел их измерить! Диаметр стволов был не меньше метра, я никогда не видел потом такую большую ольху. Снесли и дуб, на котором ежегодно вила гнездо пара больших подорликов… Прогресс, однако. Приматы. И в самом деле, не всё же для меня. Пожил, полюбовался, и можешь отправляться за дикой природой на Фату-Хива.

Конечно, лето – всего 3 месяца в году. Но эти три месяца были для меня главными, тем более, что в пионерских, спортивных и туристских лагерях я ни разу в жизни не бывал. Школа – это понятие отдельное: учителя, завучи, микробы, драки, лыжи… Но более яркое воспоминание того времени – я босиком бесшумно иду по лесу (никогда не боялся заблудиться, а босиком мог ходить по стерне, не то, что по лесу), я бесшумно плыву среди белых кувшинок, раздвигая водоросли (никогда не боялся запутаться), я захожу на середину болота, чтобы не стесняясь петь песни во весь голос (никогда не боялся утонуть в болоте). Вот более поздние воспоминания, как я ходил по болоту с ружьём, – менее яркие и не такие тёплые, так как в то время меня беспокоило уже многое другое.


Фотогорафий того времени, тем паче цветных, у меня нет. А в нынешнем "моём" лесу нет озера. Нет и бора. Есть суборь. Вот она, ниже.
les2
Tags: воспоминание, история, лес
Subscribe

  • Обыкновенный пост (и. о. синхросигнала)

    С навязанным мне щенком ( который уже больше метра в длину, не считая хвоста) гуляю в зелёной зоне между Кольцевой автодорогой и гаражами. Хорошее…

  • Глобальное потупление и другая (перво)апрелевщина

    К 21 часу добрался до Интернета. Те друзья, что читают меня постоянно, наверняка подумали, что я вернулся с торфяных болот, что я конечно же на них…

  • Посылаю синхросигнал

    Расскажу случай из СССР-ской жизни. С конца 70-х в СССР бурно стала развиваться телеобработка для ЭВМ Единой Серии (ЕС ЭВМ). Поскольку сама Единая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments