murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Нетипичный пост

Нетипичный, потому что репостингом обычно не занимаюсь, разве что ссылки пишу.

Министр экономики Республики Беларусь дал эксклюзивное интервью. Повод – исполнилось 5 лет, как он занял эту должность.
На куски этого интервью есть многочисленные ссылки, но полностью я его почему-то не разыскал. Но стенограмма у меня есть, я её помещу ниже, под катом. Может быть, кто-либо из моих друзей, френдов, гостей и сочувствующих что-либо в ней найдёт. Я не нашёл ничего. Для чего же тогда помещаю? Так может, кто другой найдёт и мне скажет?!

Министр наш пользуется уважением и даже некоторой любовью у наших диссидентов. Ну, у тех, что называют себя оппозицией. Возможно, им нравятся наукообразные слова, которые он любит применять, возможно, ещё что.
Более интересно то, что его за эти пять лет ни разу не выругал наш президент. Всем доставалось, а его если и упоминал президент, то только по должности. Это что – преемник нашего президента? Упаси чубайс от такого преемника! Я помню с десяток ляпов, которые ясно говорят о том, что как раз в вопросах экономики министр экономики не силён. А поди ж ты, и президент его любит, и антипрезидентская хевра…

В общем, читайте, изучайте, делайте выводы, предполагайте…

1 часть стенограммы (оказалась слишком большая):

Стенограмма интервью
Министра экономики РБ Снопкова Н.Г.
корреспонденту БелаПАН 11/12/2014



- Российская экономика – это то, что обсуждается каждую неделю, многие ее комментировали. Мы слышали мнения от людей принимающих решение, от представителей правительства, независимых экспертов. Теперь хотелось бы узнать, Николай Геннадьевич,  нашу позицию, наше видение того, что происходит в российской экономике.
Вчера Минэкономразвития вновь пересмотрела в сторону снижения прогноз по темпам роста российской экономики. Какой Ваш прогноз на развитие российской экономики в 2015 году, и какое это может иметь влияние для Беларуси?
- Исходя из того, что в самой Российской Федерации различные аналитики, эксперты, официальные и неофициальные, приближенные к официальным кругам имеют на данный момент различные сценарии развития событий в экономической сфере Российской Федерации, делать нам прогноз российской экономике не является объективным, я бы сказал так.
Во-первых, потому что, мы далеко не владеем всеми теми механизмами, которые предполагают экономические власти и регуляторы денежно-кредитной сферы применять в тех или иных случаях, а многое в развитии экономической ситуации зависит от принимаемых решений. Если исходить из того, что основным фактором или элементом является нефть, стоимость барреля, то я думаю, что уровень 80-ти вполне комфортный для РФ и это не вызовет особых катаклизмов в экономической среде.
Уровень ниже – 60 и 40, которые на данный момент проговариваются в различных масс-медиа – на мой взгляд, зависит от справедливости либо от несправедливости формирования цены на мировом рынке. К слову сказать, наиболее приемлемая цена для всех это 100. Например, бюджет Саудовской Аравии и Омана рассчитан в пределах 82-87 долларов за баррель. Если это будет ниже по каким-то причинам, не связанной, повторюсь с формированием справедливой цены на мировом рынке, то в этой ситуации им должны быть каким-то образом компенсированы эти потери бюджета. Кем компенсировано, как компенсировано – остается только догадываться.
Поэтому, если это будут в следующем году такие параметры, для нас и для РФ, на мой взгляд, последствия сложно подсчитать. Я думаю, что они будут носить очень негативный характер, но надеюсь, что этого не произойдет, во-первых.
А во-вторых, я уверен, что этого не произойдет, потому что, на мой взгляд, это не выгодно не только РФ, как я уже говорил выше.
Влияние на нас, безусловно, имеет место быть. Но влияние связано не только с ценой на нефть и не столько с ценой на нефть, потому что мы страна перерабатывающая, и нефть, и ход нефти, и выход нефтепродуктов они коррелируют их взаимосвязь. Прямая по стоимости нефти и нефтепродуктов пусть даже с лагом во времени иногда происходит, но вместе с тем. Поэтому у нас по двум каналам, с точки зрения нефти, потери будут: по самому бизнесу нефтеперерабатывающему, из-за налогового маневра, и по снижению экспортных пошлин на нефтепродукты в связи со снижением стоимости нефти и со снижением стоимости пошлин, соответственно. В среднем, если говорить о бизнесе, то 1 доллар снижения стоимости нефти для нас это где-то 20 млн уменьшения сальдо торговли нефтью и нефтепродуктами. Скажем так, хорошие деньги, но не критические.
Гораздо большее влияние на нас оказывает девальвация российского рубля. Это происходит по финансовым каналам и по торговым каналам. Соответственно, сжатие спроса в РФ уменьшает наш потенциальный экспорт. Отток капитала из РФ уменьшает возможности заимствования на российском рынке и поддержки материнскими компаниями своих дочерних банков, что уменьшает приток капитала в банковскую систему.
Таким образом, торговые и финансовые каналы являются для нас наиболее чувствительными, плюс на это накладываются убытки наших предприятий, связанные с девальвацией российского рубля и так называемых курсовых разниц, соотнесением их на финансовую деятельность предприятий. Влияние на нашу экономику в данном контексте очень чувствительно, потому что мы на данный момент, наш ВВП прямо или косвенно почти на 50% зависит от РФ за счет внешнеэкономической деятельности, за счет банковского капитала и за счет приватизации. Пропорции примерно больше 20 первая, чуть больше 20 второе и около 10 третье. Поэтому для нас, конечно, сжатие экономической активности, сжатие инвестиционной активности в России чревато также негативным влиянием на наше экономическое положение.
- Что касается…
- Преимущества? Преимущества в рамках, но мы не про санкции говорим, мы говорим здесь чисто про инъекции.
- Про санкции, на самом деле, этот вопрос можно было обсуждать в июле, когда еще не было так очевидно и понятно, как это будет влиять на российскую экономику. Сейчас влияние этих санкций все видят, все чувствуют, и лишний раз вдаваться в политику, я думаю, смысла не имеет.
Николай Геннадьевич, Банк России ранее заявил, что у них есть 5 сценариев возможного развития событий в будущем году в зависимости от упомянутых Вами мировых цен на нефть. Беларусь вчера утвердила свои макроэкономические показатели на будущий год, свой прогноз, рост 0,2-0,7. В этой связи, какой должна быть конъюнктура на российском рынке, какими примерно должны быть параметры российской экономики, чтобы мы смогли свои цели и задачи выполнить в будущем году. Наверное, про параметры можно говорить, в первую очередь, тех же цен на нефть, того же курса российского рубля, т.е. какие параметры комфортны для нас и что мы ожидаем?
-  Такие сложные вопросы, которые упираются всегда в оцифрование их. Говорить, допустим, о параметрах роста, пусть и небольшого, или говорить о параметрах рецессии, которая тоже вряд ли будет большая, сложно и неправильно.
В этой ситуации лучше говорить о том, а как мы взаимосвязаны с экономическим ростом РФ? Взаимосвязаны мы, прежде всего, во внешнеэкономической деятельности, в нашем экспорте, который для РФ является импортом. Наш импорт в общем импорте РФ составляет 4,6%, скажем так, абсолютно не критический удельный вес. Если рассматривать, соответственно структуру нашего экспорта, то можем сделать вывод, что это те товары, от которых отказываются в последнюю очередь, т.е. это продукты, нефтепродукты, объем которых мы не предполагаем уменьшать в следующем году, опять же в контексте существующей ситуации и возможностях замещения определенных рыночных ниш, связанных, прежде всего, с товарами европейского происхождения, белорусскими товарами. Здесь, скажем так, наоборот, есть определенные возможности по наращиванию.
То, что касается инвестиционного импорта. Я думаю, в последние годы за счет существующего сжатия экономического спроса в РФ мы достигли своей низшей планки по экспорту инвестиционного импорта (машины, механизмы, оборудование и т.д.). Я не думаю, что они сильно сократятся, мы предполагаем незначительный, небольшой рост или на этом уровне в физических величинах, что, собственно говоря, и происходит в этом году.
К сожалению, с учетом конъюнктуры, опять же с учетом девальвации российского рубля кэш (экспортный поток) в долларовом выражении у нас ниже, хотя, повторюсь, в физических величинах мы прирастаем. Что касается нашей производственной и маркетинговой стратегии, то мы делаем все возможное в этой ситуации. Но, что касается, получения выручки, то это, по независящим от нас проблемам, мы действительно получаем меньше.
Таким образом, я не думаю, что именно параметры роста или рецессия будут влиять на торговый канал наших взаимодействий с РФ. Финансовый канал, банковский канал, конечно, претерпит изменения, но на данный момент в этом году мы видим, что это… Скажем так, Республика Беларусь , дочерние предприятия в банковской системе российских финансовых институтов не настолько глобальны и не такие там параметры капитала, параметры сумм, используются у нас в Беларуси, чтобы осуществлять изъятия из нашей банковской сферы.
- Буквально вчера FITCH прислал мотивировочную часть в отношении белорусских дочек российских банков, и они ничего страшного в этой связи не ожидают.
- Поэтому, понимаете, Беларусь такая страна, в таком месте с такими людьми, которая «под боком», балансировка некая происходит – мы где-то теряем, где-то находим. И я не вижу критичности в ситуации и не увязываю сильно наши возможности экономического роста 0,2-0,7 (на наш взгляд они достаточно объективны).
- Николай Геннадьевич, 22 ноября Вы говорили о том, что мы закладываем курс доллара в районе 43 российских рублей, сейчас там уже в районе 50-ти речь идет. Ваше личное мнение, в каком диапазоне будет колебаться российский рубль?
- В принципе, в своей деятельности прогноза мы должны исходить из официальной версии. А официальных прогнозов, внесенных Минэкономразвития и соответственно на основании этого подсчитанном бюджете, денежно-кредитной политике, соответствующие принимающие решения органы РФ. Мы знаем, что на данный момент внесено, исходя из 100 долларов баррель, и принят бюджет. Принят бюджет, исходя из этих параметров, мы в этой ситуации пошли нетривиальным путем, мы приняли 83 и 43. Опять же, почему 83? Потому что на то были достаточно компетентные оценки американских энергетических ведомств по их прогнозу на 2015 год, 83 мы взяли за основу. 43-45 было определено экспертами Минэкономразвития, как равновесный курс в случае, если нефть не упадет ниже 70 долларов за баррель. Это тоже была официальная оценка равновесного курса российского рубля, который мы также приняли за основу.
На данный момент существует несколько версий равновесного курса российского рубля до 58. На тот момент такие наиболее реальные, наиболее официальные или близкие к официальным оценки были. Таким образом, мы взяли это, но, если помните, я сказал о том, что это сценарий, это достаточно объективный сценарий развития российской экономики, а соответственно, и мы рассчитали, исходя из этого сценарий развития событий в Беларуси.
При том, что в случае, если ситуация будет меняться, мы должны адекватно реагировать и не признавать эти параметры догмой. Мы не сможем, и думаю, по большому счету, никто не сможет спрогнозировать. Что в следующем году будет. Соответственно это и есть некий якорь.
- На Ваш взгляд, на сегодняшний день какой курс российского рубля к доллару наиболее адекватный, 45-50? Т.е. сейчас, а не тогда, когда ситуация может поменяться в том числе от независящих от России причин?
- Я не хотел бы отвечать на этот вопрос. Потому что мне за себя бы хоть говорить толком. Если вы у меня спросите сейчас: «А какой наш равновесный курс?» - то мне тоже бы не хотелось бы на этот вопрос отвечать. Потому что есть регулятор, который отвечает за это. У меня есть свое мнение, наработанное с нашими экспертами, в том числе с теми людьми, о которых вспоминали добрым словом  Вы, но я не знаю, например, какую вчера, позавчера банк России осуществлял интервенцию, он осуществлял их или нет.
Я слышу риторику Эльвиры Сахибзадовны Набиуллиной о том, что у них абсолютно свободный курс, у них таргетирование инфляции идет, они на курс не обращают внимание вообще, я не знаю, это правда или нет, осуществляют они интервенции или нет, удерживают они курс или нет. Поэтому я не могу сказать…
- Т.е. мы закладывали 45, исходя из российского сценария?
- 43-45, исходя из равновесного курса - по нижней границе 43 - в случае, если нефть будет не ниже 70-ти долларов за баррель. Аналитических предпосылок о том, что он будет ниже, не было. Решение ОПЕК по поводу квот возникло совсем недавно. Повлияло ли оно на конъюнктуру? Конечно повлияло, т.е. после решения ОПЕК сразу же обвалился курс.
Вообще это такая очень волотильная и субъективно-конъюнктурная тема. Например, если читаете журнал «Эксперт», там иногда рисуют две бочки нефти, которые характеризуют запасы где-то - в Штатах - запасы нефти, и оно мгновенно влияет на котировки бренда. Почему? На основании того, что запасы там уменьшились там на 100 тыс или 10 млн баррелей? Но это же один день прокачки, и вот, пожалуйста, запасы будут. Т.е. это такая игра, за кухней которой мы не сможем уследить, и смысла нет.
Я полагал бы, из внутренних ощущений, из пониманий экономики развития, исходя из потенциала, в конце концов, РФ, исходя из фонда национального развития, которое у них есть, что 40-45 – это действительно равновесный курс, нормальный, справедливый в этой ситуации оттока капитала, потому что имеет место быть. И это наиболее, на мой взгляд, негативный и чувствительный момент в экономике РФ.
- Николай Геннадьевич, я на этой теме концентрирую больше внимания, потому что в Беларуси – но это отдельная тема, почему так сложилось – официальная позиция и позиция таких уважаемых экспертов, коими я считаю экономистов Министерства экономики, звучит публично в прессе в меньшей степени. Зато позиции так называемых независимых экспертов предостаточно.
Поэтому, пользуясь случаем, я хотел поинтересоваться Вашим видением этой ситуации, потому что независимых экспертов мы уже слышали, а сейчас хочется услышать компетентных людей. И, завершая эту тему, и чтобы перейти к тем темам, которые хотели обсудить изначально. Я аккредитован в Палате представителей и весь последний месяц я слышу со стороны наших промышленников ту точку зрения, которая звучит примерно так: белорусский рубль должен как-то коррелировать с курсом российского рубля. Николай Геннадьевич, как Вы относитесь к такой точке зрения, и какова позиция Министерства  экономики по курсовой политике?
- Она достаточно проста. Первое, внутренних фундаментальных причин для такой девальвации у нас нет. Второе, наших промышленников, которые ориентированы на российский рынок почти на 100%, 70%, 80%, этих несколько предприятий девальвация не спасет. Яркий тому пример – 2011 год, и им хватило этой мощной девальвации на полгода только.
Проблема не в курсообразовании, а проблема гораздо более серьезная в их издержках и в их конкурентоспособности. И третий момент, в целом для экономики, девальвация является нейтральной с точки зрения экономики работы предприятий. А в отдельных отраслях, которые ориентированы на внутренний рынок, она является минусовой. Поэтому причиной этого заключается в том, что у нас достаточно импортоемкая экономика.
В составе тех затрат, о которых говорим мы, и издержках, над которыми должны работать промышленные предприятия, очень серьезная доля импорта, что, естественно, балансирует ситуацию. Потому что девальвация также влияет и на увеличение затрат, кроме того, она влияет на ту дебеторскую задолженность, переоценку ее, которая также будет негативно влиять. Поэтому девальвацию просто так делать как таковую нельзя.
Девальвация должна сопровождаться жесткими мерами макроэкономической политики, жесткими мерами денежно-кредитной политики, не ростом заработных плат в номинальном выражении, тогда это даст макроэффект и в том числе эффект на платежный баланс. Просто сделать девальвацию и сохранить, скажем так, затратную экономику на предприятии, рост заработной платы, не соответствующий росту производительности, это даст только отрицательный эффект.
- Николай Геннадьевич, летом в Правительстве Вы заявили о том, что главная задача экономической политики в 2015 году должна заключаться в снижении инфляции. Почему мы остановились на цифре 12% при определении темпов инфляции на будущий год?
- И простой, и сложный вопрос. Первое, высокая инфляция в текущем году также сопровождается низкой экономической активностью и по внешним причинам, и по внутренним. Чрезмерное снижение инфляционных процессов окажет негативное влияние на экономику в будущем. Слишком резкое сжатие, на наш взгляд, через ужесточение макроэкономической политики нецелесообразно, учитывая то, что на данный момент мы имеем негативный разрыв выпуска.
Что такое разрыв выпуска? Это когда наши темпы экономического роста не соответствуют потенциальному темпу экономического роста. Мы не раз говорили о том, что потенциальный темп роста  это 2-3 процента годовых. Экономическая суть его заключается в том, что они не стимулируют инфляционные процессы. Т.е. это происходит так, как работает экономика без излишнего стимулирования, из которого, безусловно, вытекают некоторые инфляционные процессы. Поэтому, 12 – это, собственно, компромиссный, балансирующий параметр, который позволяет и сохранить экономический рост, пусть небольшой, но в плюсе, и показывать динамику снижения инфляции. Ведь, собственно говоря, она у нас с 2011 года, с 2012 года прослеживается, и мы считаем, что лучше это делать поступательно, но уверенно, нежели резко с наращиванием дисбалансов в экономической среде в принципе.
Поэтому, на данном этапе для нас важнее не резкие меры сжатия, а для нас важнее последовательное, сбалансированное сжатие. 12 – это оптимальный параметр, и мы полагаем. Что он достижим в случае, если не произойдет каких-то непрогнозируемых катаклизмов на российском рынке, поскольку инфляция издержек, инфляция импорта на нас оказывает существенное влияние в связи с тем, что наша экономика является супер-открытой.
- Николай Геннадьевич, заканчивая часть, которая касается текущих наших вопросов, население волнует динамика зарплат в будущем году. Правительство, как известно, увязало в августе темп роста зарплат с производительностью труда. С учетом инфляции, какой рост зарплаты можно ожидать в 2015 году?
- Это связано с Вашим первым вопросом, да? Опять же не резкие движения, а сбалансированное развитие. И в этой связи аккуратный подход к параметрам инфляции, параметрам роста. Рост, соответственно, формирует возможность роста реальных располагаемых доходов, реальной заработной платы. Она не высокая - в пределах 1,1-1,5, по-моему - с учетом роста производительности труда, но она положительная.
Вот это самая главная задача была, если в этом году мы планируем где-то 603 доллара, не консервация ситуации, но балансировка ситуации с тем, чтобы денежные доходы населения существенно не упали. Вот, в принципе, основная идеология прогноза и основные направления усилий правительства в 2015, я бы сказал, шоковом с учетом внешних факторов году для нашей экономике и для наших производителей.
- Теперь та часть, за которой я слежу с марта месяца, когда увидел Ваше выступление в правительстве, где Вы попытались, наверное, впервые в этом году презентовать новую систему господдержки.
Доходы населения теперь напрямую зависят от эффективности работы предприятий, в то же время эффективность ряда предприятий можно поставить под сомнения, учитывая, что в том или ином виде они получают господдержку. Каким образом и в какие сроки планируется реформировать систему господдержки?
- Новую систему, которую мы отработали в Правительстве, мы планируем внедрять с 1 января 2016 года при апробации определенных элементов, которая имела место быть уже в этом году и в следующем году также. Центральным звеном является Банк Развития. Основная задача Банка Развития - не просто проект, а эффективный проект с понятными целями, результатами и ценой.
Сама система государственной поддержки, стимулирование государством определенных направлений деятельности, в принципе, также претерпит существенные изменения. Исходя из практики, исходя, быть может, даже из привычки восприятия участия государства в развитии определенных экономических сфер, она будет очерчена, разбита на 3 основных элемента.
Это целевая программа развития, т.е. непосредственно стимулирование отраслей видов экономической деятельности с получением экономического результата. Важен не процессинг, а важен результат. Мы говорим не о строительстве 500 ферм, а мы говорим о получении 10 млн тонн молока, и для этого не обязательно строить 500 ферм.
Второе, это бюджетная программа развития. Это то, что непосредственно связано с достижением социальных приоритетов государства и финансируется исключительно из бюджета, опять же на основании установленных приоритетов.
И комплексная программа развития. Это программа, направленная на достижение экономических приоритетов, которые установит государство, в том числе, региональное развитие, в том числе каких-то программ, носящих межотраслевой характер, но опять же, ориентированных на достижение определенных целей.
Это направления. Механизмы мы минимизируем, оставляем только наиболее эффективные, наиболее понятные и наиболее простые. Это льготное кредитование через Банк Развития, это компенсация из бюджета затрат на технологическое оборудование, и третье – возмещение заемщику процентных ставок при реализации программ с поддержкой государства. Три этих канала поддержки будут понятны, прозрачны и эффективны при условии того, что и выбор приоритетов, и выбор отраслей, и выбор уже в дальнейшем проектов Банком развития будет осуществляться на конкурсной основе, исходя из того, что потенциальный заемщик докажет эффективность и достигаемость целей за счет тех ресурсов, которые изначально заявлены будут без корректировок в дальнейшем, как это принято на данный момент.
Мы уходим от индивидуальной формы поддержки, и мы переходим на комплексную поддержку.
Tags: Белоруссия, экономика
Subscribe

  • Полимур

    Формально я не делаю сейчас ничего. А захочется вдруг застрелиться - так некогда! Всё время занят чем-то скороспешным. Вот утро. Вместо будильника…

  • Проходим нижнюю точку

    Вот и наступило 21 декабря. Сегодня в наш полдень (по Москве в 13 с копейками) - Зимнее Солнцестояние, то есть, хуже уже не будет. Это ещё не великий…

  • Дзуйхицу на политические темы

    Смотрю Евроньюс, листаю новостные сайты, стараюсь оставаться в здравом уме. Это не так уж сложно, если принять постулаты: (1) живём за концом света,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments