murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Нетипичный пост (окончание)

Стенограмма интервью
Министра экономики РБ Снопкова Н.Г.
корреспонденту БелаПАН 11/12/2014

стенограмма (окончание)

- Еще одна реформа, о необходимости которой давно говорят, касается рынка труда. Не секрет, что многие предприятия, которые работают неэффективно, выполняют, в том числе, и социальную функцию, обеспечивая занятость. Поэтому очевидно, что в случае пересмотра системы господдержки, видимо, потребуется реформа рынка труда. Подготовительная работа в этом направлении ведется?
- Реформа господдержки очень опосредовано связана с реформой рынка труда. Реформа рынка труда – это одна из самых сложных и чувствительных реформ, которую должно будет Правительство провести в следующей пятилетке. Никогда не побежишь быстрее, если тебе не дышат в затылок. Конкуренция за рабочее место должна быть. Поэтому, для того, чтобы повышать производительность труда и усиливать экономическую активность в стране, это просто должно быть.
Основные элементы, которые видим мы в среднесрочной перспективе, это два. Первое – это повышение пособия по безработице с тем, чтобы это не было ниже порога бедности, в случае, если человек действительно безработный.
Второй элемент – это существенная неоторванность людей, которые стоят в очереди на получение какой-то работы, от рынка труда. Потому что мы на данный момент видим метаморфозы: требуются профессии одни, а компетенция в очереди на получение другие. Соответственно, процессы переобучения и процессы формирования компетенции, которая нужна экономике, очень важный элемент реформы рынка труда и реформы занятости. Это на данный момент есть, и переобучение, и перепрофилирование, но как показывает практика, немножко не то, что требуется рынку и немножко не то, что будет требовать экономика в среднесрочной перспективе. Бухгалтеров, экономистов столько не надо, а электронщиков, айтишников надо больше гораздо.
- Наверное не только я увязываю эти две реформы господдержки и рынка труда, и Вы об этом говорили в марте-месяце, выступая в Правительстве, и Всемирный банк об этом говорит. Если мы пересмотрим механизмы господдеркжи, то очевидно предприятиям придется работать в новых финансовых условиях, и это заставит как-то решать вопросы социальные.
- Я такое говорил?
-У Вас была фраза, что в новых условиях мы должны понимать, что предприятия могут не выжить. Была такая мысль сказана  в марте-месяце, когда Вы новую многоступенчатую программу господдержки презентовали в Правительстве. Вы говорили о том, что Президент обозначил главные ключевые направления оказания господдержки. Соответственно, там уже Правительство, другие органы госуправления определят инструментарий. В этом контексте была такая мысль, что необходимо понимать, что для ряда предприятий это будет чувствительно, поэтому необходимо думать и о социальной составляющей…
- Это не прямое влияние. Это будет иметь в контексте в принципе изменений уровня конкурентоспособности в рамках предприятия, которое подразумевает высвобождение от излишней численности. По большому счету, рынок труда и его реформирование является следствием, но следствием несколько таким удаленным. Потому что есть масса элементов, которые на данный момент применимы, в принципе, без особых последствий для уровня безработицы и для рынка труда. Аутсорсинг. Это можно делать уже сейчас, спокойно отдавая непрофильные предприятия в свободное плавание, и эволюционно, т.е. не сиюминутно.
Очень важно в реформах, в последовательности действий Правительства в контексте структурных изменений делать последовательно все, без резких движений. Особенно в современных условиях. Может быть, в 90-е годы это и нормально воспринималось, сейчас это психологически не может быть воспринято нормально.
Наша задача сложнее, потому что в 90-е годы это было проще, потому что тогда психологизмы другие были. Жизнь резко поменялась, и резкие перемены не только в политической жизни более адекватно воспринимались. Сейчас это гораздо сложнее.
Поэтому элементы передачи непрофильных социальных активов в коммунальную собственность – хотя я не считаю, что для хорошего менеджмента социальный актив (детский садик для своих работников или профилакторий, где оздоравливаются люди) – это обременительный актив, это нормальная часть социального пакета. И если предприятие заботиться о своих людях, формирует правильные устои корпоративного управления, в затратах предприятия, на самом деле, это не такие уж большие деньги.
Что касается численности работников, не занятых в основном производстве, а в среднем это где-то около 50-ти%, 40-50% от общей численности работников (без ИТР – это отдельная тема, заслуживающая исследований). Перевод их на аутсорсинг, т.е. с точки зрения оказания услуг, а не работы внутри, значительно увеличит производительность, уменьшит численность основного персонала, и эволюционно эти предприятия, уйдя в самостоятельное плавание, либо умрут, либо уменьшится их численность, либо разовьются с учетом компетентности и профессионализма, оказывая эти услуги данному предприятию и не только.
Но здесь произойдет обязательно сжатие рынка, например, рынок электриков. Обязательно произойдет сжатие, потому что их столько в стране не надо. Останется несколько фирм, наиболее компетентных, наиболее грамотно предложивших свои услуги для своего материнского предприятия. Эволюционным образом произойдет то называемое сокращение или уход на рынок труда.
Но абсолютно необязательно, что он пойдет на биржу. Вполне возможно, что этот человек откроет свое дело и начнет заниматься чем-то еще, о чем он мечтал в детстве, но не удалось в течение жизни. И вот этот элемент, который остается как бы невидим, потому что первый шаг понятен – это аутсорсинг, второй шаг понятен – сильные останутся, третий шаг – он самый важный. Правительство, государство должно создать комфортные условия проявлению инициативы человека, максимально комфортные насколько это возможно, чтобы человек не боялся начать, не получилось – закрыть, чтобы человек мог получить поддержку вовремя от государства  для начала  своего дела. Этот третий как бы невидимый блок он крайне важен и крайне сложен для того, чтобы эти условия для начала своего бизнеса мы могли создать.
Мы, безусловно, работаем с этим каждый день. Не могу сказать, что все получилось на данный момент, но оценки, по крайней мере, международных финансовых организаций, оценки внешних экспертов говорят, что интенсивные движения в этом направлении есть, хотя работы еще много.
- Наши знаковые мероприятия в последние месяцы… Я подумываю над таким сегодня более правильным вопросом чем тот, о котором планировали поговорить в июле - вопрос там директивные показатели… Честно говоря, когда я наконец увижу принятый во втором чтении закон об индикативном планировании, я любым образом к Вам обращусь и с удовольствием об этом поговорю.
Но, исходя из того, что происходит в последний месяц, мне кажется более актуальным вопрос, связанный с инвестициями, развитие наших предприятий сложно представить без инвестиций. Вместе с тем, несмотря на планы, в последние годы мы не получали планируемого объема инвестиций. Нынешней  осенью мы проводили инвестиционные форумы в Нью-Йорке, Лондоне. Какие прорывные шаги готово сделать Правительство, Министерство экономики, чтобы инвестиции к нам все-таки пришли?
- Скажем так, за три года прошедших этой пятилетки мы  привлекли инвестиций прямых на валовой основе в 2,5 раза больше, чем за всю прошлую пятилетку, а прямых иностранных инвестиций на чистой основе в 4 раза больше. Нельзя сказать о том, что у нас нет хорошей динамики.
Ваш вопрос характеризует в принципе отношение в стране к инвестициям и отношение к вообще экономике. Ваш вопрос «прорывные» меня пугает. Прорывных не может быть, хотя я могу Вам привести пример прорывных идей и проектов, которые также связаны с инвестициями – это атомная электростанция. Вот это прорывной проект, он существенно улучшает нашу энергетическую безопасность, потому что мы на треть меньше будем покупать газа.
Говорить об инвестициях, как о прорыве, в принципе нельзя. На самом деле это скрупулезная работа по формированию инвестиционного климата, инвестиционного имиджа и формированию комфортных условий в принципе бизнес-среды.
Если внутренняя бизнес-среда не комфортная для национального игрока, для любого гражданина Республики Беларусь, ждать прихода внешних инвестиций бессмысленно. Работа в Нью-Йорке, работа в Лондоне не может являться прорывом, она является элементом, очень важным элементом, когда мы общаемся глаза в глаза.
Мы впервые в этом году, в конце концов, подписали контракт с BNE с тем, чтобы мы ежемесячно как Беларусь пиарили свои новости в этом журнале, который читает весь бизнес европейский и американский. Мы впервые в этом году смогли изыскать средства и подписать, опять же годовой,  контракт с FDI – это отделение Financial Time, занимающееся непосредственно иностранными инвестициями. Мы получили базу от FDI по инвесторам, которые заинтересованы и имеют опыт развития в Восточной Европе, включая страны бывшего СССР.
И это звенья одной цепи, которые фактический направлены на одно – о том, чтобы о Беларуси узнавали не только из масс-медиа, которые в том числе зачастую носят заказной характер и формируют некий образ странной страны, я бы сказал так, что абсолютно неправильно.
Эти элементы пиара, на которые нельзя жалеть денег, эти элементы удаленного знакомства с нашей страной, но постоянных в печатных изданиях, интернете, в телевидении также важны, как и встречи лицом к лицу, которыми  являются площадки в Нью-Йорке и Лондоне, где мы видим друг друга, где мы общаемся и где мы понимаем, что такое инвестор, что он ждет от нас, инвестор понимает, что готовы сделать мы, чтобы он зашел. Это не может быть прорывом, это должна быть каждодневная работа, и, повторюсь еще раз, что очень важно.
На самом деле, мы создали и создаем в стране беспрецедентные комфортные условия для открытия бизнеса. Это и Декрет №6, и Декрет №10, и свободные экономические зоны, и глобальный проект Китайско-Белорусский индустриальный парк, который формирует новую экономику страны. Мы это создаем, но достаточно ли этого?
Практика общения с инвесторами показывает, что этого недостаточно. Важна сама бизнес-среда, само гарантирование того, что государство будет относиться с уважением как к национальному инвестору, так и к иностранному инвестору. Эта среда, это поле отношения, это поле поддержки очень важно, и важно его сохранять и улучшать. Основная конкурентная борьба сегодня в мире за инвестора, через 10 лет основная конкурентная борьба будет за мозги, за энергию мозгов, за энергию человека, что также надо иметь в виду, формируя экономическую политику.
Здесь нельзя останавливаться, и о прорыве здесь не может быть речи, поскольку это ежедневная скрупулезная работа с пониманием того, что изменяется в мире – а в мире изменяется отношение к инвестору, инвестиционное поле, механизмы, инфраструктура, институты. На шаг впереди должны изменяться мы, если мы хотим быть более комфортными для инвестора.
Для примера я приведу Сингапурское агентство, которое занимается иностранными инвестициями. Оно состоит из 500 человек, 100 из них работает в 19 международных отделениях с бюджетом 400 млн долларов США, это деньги которое дает государство. Можно сравнить с нашим агентством, у которого 32 человека, энтузиазм…
- И бюджет…(смеется)
- И бюджет, я не буду говорить…(смеется) Бюджет смешной.
- На самом деле я как человек, который в первую очередь ищет какую-то конкретику, ищет хорошую фактуру, именно с этой точки зрения, может быть не совсем удачно, использовал термин «прорывные». Сергей Николаевич Румас ехал в Лондон с очевидной задачей – нужно разместить облигации банка, нужно встретиться с потенциальными инвесторами. Цель была совершенно понятна, и он этого не скрывал. Какие знаковые конкретные шаги сейчас находятся в работе, которые на Ваш взгляд стоило бы сделать…
- Евробонды. Сергей Румас за себя туда ехал, а мы ехали за страну. Вместе с Министерством финансов очень много было разговоров, встреч с инвесторами, и с политическими фигурами, и с людьми, которые могут в той или иной степени влиять на решение Евросоюза по размещению евробондов и ликвидации, нивелировании технических препятствий, которые связаны с интерпретацией того, что несколько предприятий у нас под санкциями. Несколько предприятий Белнефтехима, которые не влияют в принципе на страну. Это был самый главный вопрос и эта работа продолжается на данный момент, и в рамках работы МИДа, работы посольства в Брюсселе, посольства в Великобритании, и Министерства финансов, Министерства экономики. Это важнейший элемент, который мы отрабатывали на американской и европейской площадке.
Если говорить о конкретике, то очень важные, на мой взгляд, состоялись встречи с одним европейским банком - не в первой десятке, но с активом в размере 5,3 млрд долларов США, мы полагаем, что этого вполне достаточно. Они заинтересованы, с учетом того, что Люксембург последняя страна, которая с 1 января 2015 года отказывается от тайны вклада, и намерены у нас открыть, создать условия, совместно с ними создать правильные условия и заниматься правильным бэнкингом. Что, на наш взгляд, очень хорошо.
В предверии этого у нас состоялся очень позитивный визит Совета директоров ЕБРР, которые являются политическими фигурами, которые решения принимают… В этом году, об этом можно сказать, состоялся такой «фейерверк» визитов и «фейерверк» позитива со стороны высших должностных лиц серьезных международных организаций, таких как ООН, Всемирный Банк, Хелен Кларк, Лора Так, Совет директоров. Это все мощно, и люди уехали, они увидели страну реально. То, о чем говорили по поводу имиджа, они увидели реальную страну, те достижения, которые у нас есть.
Этот банк заинтересован в приобретении банка в Беларуси. На данный момент обсуждается тема Белинвестбанка, и мы проводили переговоры с ними. Они заинтересованы в развитии крупного проекта в сельскохозяйственной отрасли, они заинтересованы в приобретении гостиницы, нескольких гостиниц для того, чтобы создать соответствующую грамотную инфраструктуру.
- Это один и тот же?
- Это один и тот же европейский банк, он заинтересован по трем этим основным проектам. Но для нас, конечно, основным является банк.
Мы продолжили переговоры с CRH. Это ирландцы по вхождению в нашу цементную отрасль. И я считаю, что это необходимо осуществлять в кратчайшие сроки. В противном случае, зная развитие РФ и цементной отрасли там, когда «Евроцемент» будет работать на 100% сухим способом – а вся цементная промышленность РФ это не менее 70% сухим способом – мы будем просто неконкурентоспособны с ними. И даже дело не в этом.
Дело в том, что мы им просто будем не нужны, они свои потребности закроют сами. Поэтому CRH предлагает развитие цементной отрасли с точки зрения следующих переделов и производства товаров, компонентами которых является цемент, для реализации на российском и европейском рынке.
На данный момент их интересует Гродно, но я предложил в рамках развития семи юго-восточных регионов Могилевской области, все-таки рассмотреть возможность вхождения в холдинг, который создан на базе Костюкович (Костюковичский цементный завод). Но они хотят step-by-step, они хотят увидеть конкретику по Красносельскстрой… Краснослободский, затем продолжать рассматривать тему в принципе цементной отрасли.
Вот такие знаковые для меня встречи, и я считаю, что они очень положительны.
- Николай Геннадьевич…
- Это «пахнет» конкретикой?
- Да, спасибо большое…
- Не только Румас работает.
- Я с радостью слушал ответ на этот вопрос. Буквально был счастлив внутри, потому что, действительно для меня всегда главное – это фактура, хорошая.
Николай Геннадьевич, Ваши коллеги характеризуют Вас, как главного специалиста в министерстве по малому и среднему бизнесу. Международные финансовые организации убеждены, что драйвером экономического роста Беларуси может стать частный сектор, и рекомендуют провести реформы, чтобы этот сектор стал активно развиваться. Что в этом направлении планирует делать Правительство, Министерство экономики?
-  Я тоже в этом убежден, что малый и средний бизнес – это драйвер экономического роста. И не только драйвер экономического роста, но это драйвер гармонии в обществе и целостности в достижении цели развития общества. И, на мой взгляд, помимо экономической составляющей, эта составляющая, которая носит социально-психологический формат, является не менее важной, чем удельный вес в ВВП.
Если говорить по механизмам, то здесь все достаточно просто. Мы открыли программу со Всемирным банком «Формирование стратегии развития малого и среднего бизнеса в среднесрочной перспективе». Исходя из мирового опыта, исходя из ситуации в Беларуси, исходя из опроса фокус-групп, все очень системно, правильно и глубоко.
Одним из элементов этой программы будет являться создание Организации по содействию малому и среднему бизнесу. Организация эта будет на базе существующего Фонда поддержки малого и среднего предпринимательства с гораздо более широким спектром необходимых функций в поддержке предпринимательства. Не только важны деньги, важно бизнес-образование,  важна консультация, важна венчурная деятельность, важна поддержка экспорта, важны многие-многие элементы, составляющие гарантированный фонд. Поскольку одна из основных проблем – если говорить о финансировании – попросту у бизнеса для начала нет залога, чтобы получить кредит.
В том числе, вероятней всего – мы дизайн этого фонда формируем, основные направления еще формируем вместе с экспертами Всемирного банка – элемент непосредственного финансирования малого и среднего бизнеса останется. Мы едины в цели реализации этой программы вместе с
г-ном Чимяо Фаном. Когда мы обсуждаем, мы хотим, чтобы это был масштабный проект. Мы хотим, чтобы это было не просто косметические улучшение и программа ради программы, мы хотим получить масштабный результат, чтобы этой действительно повлияло, дало новый импульс, новый всплеск в поддержке со стороны государства в развитии малого и среднего бизнеса.

Начиная от самой организации – в принципе, я так думаю, что мы должны рассматривать и приближение организации в том формате, в котором она будет создана, в регионы. Если о фактуре и о конкретике говорить, то это 150 млн инвестиционных займов, которые мы должны освоить в рамках реализации данной программы. Не должны освоить, а направить на реализацию этой программы, на подготовку необходимых институтов и, соответственно, самой организации.
- В течение какого периода Вы планируете создать это агентство?
- Мы планируем это создать до 1 июля 2015 года как структуру, а освоение этих средств будет до 2017 года, 2017-2018. Но, повторюсь, масштабность является нашей целью и действительно реальный импульс. Это серьезная программа и серьезный подход на основе глубокого изучения ситуации, потребностей и ожиданий нашего бизнеса, что он от государства ждет и что ему в большей степени нужно.
В этой связи, могу как Министр экономики сказать, что самый важный элемент успеха развития малого и среднего бизнеса в стране, как необходимой составляющей экономического роста и социального благополучия – это отношение к предпринимательству, отношение к малому и среднему бизнесу, отношение к тем людям, которые не работают на предприятиях с государственной долей. Правительство должно ментально изменить свое отношение к ним, как говорит наш Президент: «Невозможно измениться, не меняясь».
Поэтому презумпция добросовестности должна превалировать в отношении к частному, малому и среднему бизнесу в отличие от существующего отношения.
Tags: Белоруссия, экономика
Subscribe

  • Прабабье лето

    Кончилась (якобы) полоса ночных заморозков. Прошлой ночью ледок, однако, был, но инея утром на траве не было. потом покапало, а потом и Солнце…

  • Утренний туман

    Давно у нас не было туманов по утрам. Тёмные силуэты на заднем плане - это берёзы у арыка, они ещё не облетели и не очень жёлтые. На фото - уже 10…

  • "Прочтите детям"

    Была в советское время такая рубрика в журнале "Работница" и ещё в каких-то журналах. Иногда попадались очень хорошие вещички. Именно там я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments