murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Тоже соседи

На мой рассказ в ЖЖ о соседе был даже один отзыв. Я решил продолжить это малоперспективное занятие, написать ещё о некоторых людях, с которыми меня свела жизнь в собственном доме.

Скульптор,  поэт  и  прочие алкоголики

Следует распознавать под телесными формами душу, ибо много есть животных в мире, имеющих форму человека.

Евангелие от Филиппа (Апокриф)

На нашем хуторе всех одинаково уважали и всех считали хорошими людьми: и богатых, и бедных, и святых, и преступников. Всех, кроме пьяниц. Потому что если бы в нашем старом трухлявом доме пьяницы взялись командовать, дом бы просто развалился.

Халлдор Лакснесс, “Брехкукотская летопись”.

С самого первого года, как только мы заселились, наш двор возлюбили интеллигентствующие пьяницы. Возможно, потому, что им после выпивки надо поговорить, а скорее всего, потому, что здесь их не сразу начинали травить собаками и гнать граблями в шею. Наша соседка, например, никогда не выходила к воротам, если в них ломился тот, кто ей не нужен. Калитка заперта, около неё беснуется собака, а соседка смотрит из окна и если видит, что этот человек не принёс ей денег - не выйдет вообще. Мы всегда выходили к людям и к тем, что прикидывался людьми. Даже под складчатым затылком новоросса, вылезающего из AUDI цвета мокрого асфальта, не всегда души нет совсем. Да даже если и нет! Помочь человеку надо из уважения к себе, а не к данному конкретному человеку.

Подавляющее большинство тех, кто совался к нам во двор - спрашивали, как куда-то пройти или проехать, где несуществующие дома и не сдаётся ли у нас площадь. Были ещё  коммивояжёры и наводчики. Сейчас речь не о них, а о тех, у кого душа горит от алкоголя.

Первым к нам повадился интеллигентный алкоголик, имени которого мы так и не узнали. Одет он был чисто, приходил очень поздно, говорил, что он очень болен и просил помочь. У него, дескать, схватило сердце, и ему надо чего-либо успокаивающего, например, валерианки. Надо было видеть морду его лица, когда жена вынесла ему таблетки экстракта валерианы! Очень смущаясь, он пробормотал, что ему надо чего-либо спиртосодержащего, например, обыкновенной водки. Вот тогда сердце у него пройдёт. До него никак не доходило, что в доме может не быть водки. Так же, как до соседки не доходило, что в доме может не быть телевизора.

Потом появился скульптор Гриша. Сначала его к нам во двор завело просто любопытство. Он увидел, как я один двуручной пилой разделываю брёвна, остановился, надавал кучу глупых советов, а потом принёс и подарил замечательную лучковую пилу, наследие немецкой оккупации.

С Гришей мы разговорились. Он сказал, что он - скульптор, и у него в подвале соседнего многоквартирного дома студия. Я стал было напрашиваться посмотреть его работы, но он уверил меня, что здесь, в мастерской, у него ничего нет. Работает он, мол, в другом месте, а здесь он пьёт водку с нужными людьми и таскает сюда баб.

За тринадцать лет знакомства я так и не увидел ни одной его работы. Но он действительно был скульптор, художник, или архитектор. Я ему на пробу сказал что-то о закомарах, так он не стал меня спрашивать, что это такое, а очень грамотно возразил и быстренько нарисовал свой вариант. Грифель он держал профессионально и уверенно, набросал рисунок быстро и чётко. Не моргнув глазом, он одним движением набросал также форму окон в доме Мельникова на Арбате. Но разговорить его о его работе мне не удалось ни разу. Он говорил о ценах на бронзу, о том, как его зажимают, как его выживают из студии, как ему не платят за работу, а вот о том, что он хочет сказать своей работой - я так и не услышал, хотя спрашивал. На конкретные вопросы о конкретных произведениях он отвечал очень понятно, а общие вопросы искусства для него не существовали. И меня он спрашивал не о том, что меня занимает и тревожит, не о том, о чём бы я мог рассказать такое, чего не прочитаешь нигде, а о том, будет ли расти доллар, снизят ли пошлины на ввоз меди.

Так мы и разговаривали время от времени все тринадцать лет, не сказав друг другу ничего действительно важного и интересного. Когда нас сильно прижал 1994-й год, Гриша стал больше жаловаться на жизнь и больше пить. Он уверял меня, что ему платят жалкие гроши, но каждый раз был всё более пьян. Потом я перестал видеть его трезвого совсем. Разве что рано утром, когда он бежал мимо нашего дома в магазин. Как-то раз в субботу он рано утром на четвереньках преодолел две ступеньки у нашей калитки, уселся в чайном домике и более двух часов жаловался на жизнь и поучал. За это время он выпил в одиночку четыре бутылки пива (он пришёл со своим: у меня ни пива, ни водки в доме отродясь не водилось). Ушёл он своим ходом и, кажется, менее пьяный, чем пришёл.

Потом Гриша стал пить ещё больше, и с ним вообще невозможно стало разговаривать. Потом мне сказали, что его убили.

Поэт Миша тоже чаще встречался мне подвыпившим. Миша - не профессиональный поэт. Стихи он пишет хорошие, но только в состоянии лёгкого подпития. Миша перепробовал пяток профессий и пару десятков рабочих мест. Когда мы познакомились, он работал где-то охранником и подрабатывал сбором бутылок. У него был огромный московский сторожевой пёс, жена и трое детей. Сейчас Миша автомеханик в частной фирме. Собаки у него нет, а жена и дети - остались.

Я не часто встречал Мишу и долго разговаривали мы всего два или три раза, но разговаривали о важном, о том что волнует и его, и меня. Миша - интересный человек, но в то же время очень типичный. О таких много написано и много снято фильмов. Несмотря на совершенно неинтеллигентый род деятельности, Миша - то, что называли раньше “гнилой интеллигент”. Ему очень нравится идея Дома. Про себя он неустанно повторял, что у него нет Дома, а есть только место жительства. А кто в этом виноват? У него трое детей. Кому, как не отцу, строить Дом? Пока Дима говорит правильные вещи, его младший сын бегает весь день некормленый. Конечно, если следить за сыном, денег будет меньше и на водку может не хватить. Но чтобы был Дом, надо в первую очередь следить за сыном.

У Миши большие рабочие руки. Ладонь больше моей раза в полтора и такая же твёрдая (почему-то я не люблю людей с мясистыми, вялыми или влажными руками). А на этих мужских руках - шрамы от вскрытия вен, совершенно недостойные мужчины. А он этими шрамами ещё, кажется, и гордится. Мужество не в том, чтобы пить водку и рассуждать о том, какой ты несчастный. Ведь если разобраться, Миша имеет намного больше среднего человека. Во-первых, он здоров, ещё не спился. Во-вторых - образован. Умеет логически мыслить, хорошо владеет речью, внятно выражает свои мысли. Детей аж трое, и они ещё маленькие. Все условия стать лидером семьи, примером для детей. А он - водку пьёт.

О, водка! Непобедимый богатырь Земли Русской!

Но причём здесь водка! Не было бы водки - нашёл бы другой способ уйти от необходимости выполнять свой долг. Не все уходят в водку и в наркотики. Есть такие, которые уходят в работу, в бизнес, в игры, в детективы, в Интернет. Ленив не тот, кто уклоняется от работы вообще, а в тот, кто уклоняется от выполнения долга. Другое дело, что многие (например, тот же скульптор Гриша) даже не задумываются над тем, в чём состоит их долг, а многие этого не знают. Миша - знает. Знает и пьёт водку.

Чтобы не создавалось впечатление обо мне как о профессиональном друге всех окрестных пьяниц, я расскажу случай с другом Миши. Мне тогда удалось очередной раз выиграть судебный бой у исполкома. Миша, вдохновлённый моими успехами, попросил, чтобы я помог оформить документы его другу, который живёт в собственном неблагоустроенном доме и имеет, якобы, права на получение благоустроенной квартиры.

Первым делом я пошёл и внимательно осмотрел этот дом. Надо же знать, кому в случае удачи будет сделан подарок за счёт бюджета, следовательно, за мой счёт, так как благоустроенные квартиры у нас дотируются из бюджета более, чем наполовину, а собственный неблагоустроенный дом – не дотируется.

Осмотрел - и не стал заходить. Огород зарос бурьяном, забор поломан, четверть участка занимает дикая груша, а ветка у неё отломана и валяется рядом с забором. Сам дом больше и крепче нашего, но видно, что хозяина у дома нет.

Маленьких детей у друга Миши нет. Чем же он занят после работы, что не может подмести участок, вырвать бурьян и посадить цветы (или картошку, которая тоже красиво цветёт)? Если есть деньги на водку - мог бы купить краску и покрасить наличники.

Нет, я не буду помогать человеку, который не исчерпал собственные возможности. Я лучше помогу кому другому, например, себе. Я вернулся и стал подвязывать патисоны. Я всегда поднимал кабачковые над землёй. Это защищает молодые завязи от слизней и от загнивания, увеличивает урожай и сохраняет свободными межгрядья.


Tags: воспоминание, люди-человеки, умствование, худлит
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На ПМЖ !

    До октября я на болоте. Ах, как хорошо! Листьев, правда, ещё нет, только почки набухли. Но трава зелёная, лес набит печёночницей, птички поют. Кошки…

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Обыкновенный пост (и. о. синхросигнала)

    С навязанным мне щенком ( который уже больше метра в длину, не считая хвоста) гуляю в зелёной зоне между Кольцевой автодорогой и гаражами. Хорошее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments