murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Цепочка воспоминаний

Идёт снег. Сыро. Мрачно. За окном под звук скребения дворницких лопат марширует, постепенно удаляясь от моей жизни, последняя пятница января.

С самого утра получил совершенно идиотское задание от заказчика, настоял на его изменении и сейчас сижу, исполняю компромиссный полуидиотский вариант. А параллельно разматываю цепочку воспоминаний.

Толчком послужило сообщение, что представители ДНР и ЛНР вылетели на переговоры в Минск (только что поступило сообщение, что переговоры сорвались, но это дело не меняет). И сразу разумная часть моего мозга стала раскручивать вопрос: а что могут дать переговоры, где укровласти представлены Кучмой? Кто такой Кучма, какие у него полномочия?

А эмоциональная часть мозга стала раскручивать цепочку ассоциаций: от укровластей к бандере, от бандеры к старому партизану Дяде Ивану, который был совсем не старый, когда партизанил.

Само воспоминание коротенькое, я его в конце помещу. Я сначала напишу ещё несколько слов о Дяде Иване. Сейчас я его часто стал вспоминать, а всё из-за укробандеровщины. Я его не вспоминал последние 25 лет. То есть, я его, конечно, помнил, но я его не вспоминал. Понятно, что я имею в виду? Если бы меня о нём спросили – я сразу бы вспомнил, но само воспоминание не возникало. А как возбухла бандера на Украине – я его сразу и вспомнил.

Кто такой Дядя Иван, у меня здесь http://murryc.livejournal.com/510592.html написано. Кому лень читать – то это довоенный друг и сослуживец моего отца. Он русский, попал в 41-м в оккупацию, ушёл в партизаны, после войны остался работать в Белоруссии в городке Иваново Брестской области. К отцу он заходил каждый раз, когда оказывался по делам работы в Минске. Отец мой был болен сахарным диабетом и мог за вечер выпить только одну рюмку водки. Но как же можно старым трудовым и боевым друзьям не выпить бутылочку по случаю встречи! И не пить же старому партизану в одиночку! Вот я и сидел с ними за столом, помогая справиться с врагом рода человеческого. Я много тогда услышал рассказов, причём о довоенном строительстве, об индустриализации старые друзья вспоминали чаще и больше, чем о войне и партизанах. Но сейчас речь пойдёт о партизанах. Вот один из рассказов Дяди Ивана. Я пишу от первого лица, потому что так слышал и так заполнил. Грязнословием старый партизан не пользовался: ему хватало русского языка.

- Без дела мы не сидели, но старались делать дела тихо. Для вида, для шума мы ничего не устраивали, карателей старались на людей не навлекать. Если очень докучал какой староста или полицай – мы его тихо убирали, без шума. А потом распускали слух, что он пьяный в болоте утонул. Выманивать в лес для этого не надо. Например, заманила к себе во двор баба, стукнули его там ломом по голове, а потом с десяток баб показывают, что он, совершенно пьяный в сторону болота шёл. Обычное дело. Никаких публичных казней. Пропал человек – и всё. И ему тоже не объясняли, за что, и не предупреждали: сейчас, мол, тебя убивать будем. Театр нам был ни к чему.

А то ещё была целая семья предателей. Так мы одного в лес уволокли, там прибили, сунули в болото и распустили слух, что он у нас в отряде, что перебежал, значит. Ну, немцы всю семью забрали.

Сколько у нас в отряде людей, никому мы не говорили. На операции ходили всегда по двое, по трое, ну, четвером, не больше. Чтобы думали, что мы не большой отряд, а просто люди ушли в лес и там прячутся. Потому что если немцы узнавали, что тут где-то есть большой или даже не большой, а организованный отряд, то сразу устраивали облаву и кидали на это регулярные части. Мы-то уйдём. Но им же надо отчитаться перед начальством, что отряд разгромлен. Они подряд без разбора людей настреляют, повесят несколько человек на площади.

У нас там железка проходила, так мы поездов не взрывали. Мы рельсы разворотим, а там поди разбери, отчего поезд с рельс сошёл. Другие отряды взрывали. И публичные казни полицаев устраивали, а мы – нет. А крушений мы устроили больше всех, и почти всегда обошлось тихо: путь, мол, испортился. Вот только когда по приказу из Центра Днепро-Бугский канал перекрывали, тогда пришлось повоевать в открытую, да ещё всем отрядом. Ох, тогда повоевали! Но там не одни мы были, туда все окрестные отряды собрали.

Почему мне захотелось рассказать об этом? Потому что в рассказах Дяди Ивана партизанская война выглядела не так, как я читал о ней в книжках и смотрел в кино. Более жизненно, более человечно, что ли, если только можно так выразиться о таком деле, как война.
Tags: Белоруссия, воспоминание, история
Subscribe

  • "По-над лесом светится половина месяца..."

    Первая четверть. Туча моих сверстников считает, что если месяц как буква "с", то он стареющий, если нет - растущий. Да только в южной на…

  • Новости космического участка

    Космеи свирепствуют по всему участку и в северо-восточном углу огорода. Когда мы здесь обосновались в 2012, космей не было ни одной. И у соседей тоже…

  • Хроника личной жизни

    Сначала день был как день. Правда, холодновато было, бессолнечно и ветер был сильный, порывистый, но работать было можно. Я собирал созревшую фасоль,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • "По-над лесом светится половина месяца..."

    Первая четверть. Туча моих сверстников считает, что если месяц как буква "с", то он стареющий, если нет - растущий. Да только в южной на…

  • Новости космического участка

    Космеи свирепствуют по всему участку и в северо-восточном углу огорода. Когда мы здесь обосновались в 2012, космей не было ни одной. И у соседей тоже…

  • Хроника личной жизни

    Сначала день был как день. Правда, холодновато было, бессолнечно и ветер был сильный, порывистый, но работать было можно. Я собирал созревшую фасоль,…