murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Отдыхаю в воспоминаниях

С утра было много технической работы. Сейчас сижу, отдыхаю, вспоминаю.
Старые магнитные ленты надо было время от времени перезаписывать. Воспоминания тоже надо перезаписывать: вспоминать время от времени. Правда, потом помнишь уже не само событие, а воспоминание о нём, но иначе ведь вообще забудешь…

Вспомнился что-то один старший научный сотрудник, с которым я был знаком много лет назад. Был он мне не друг, не товарищ и не брат. Более того, относился я к нему с неприязнью, потому что считал его бездельником. Бездельником он не был, только не делал он ничего.

Как это, как это? – да очень просто. Он в рабочее время работал: читал статьи в научных журналах, писал свои статьи. Но за те 15 лет, что я его знал (работал он в соседней лаборатории), он не участвовал ни в одной конкретной разработке, которая дала бы результаты, и не написал ничего, что заставило бы других учёных заговорить об этом или использовать его статьи в своих разработках или хотя бы в статьях. Статьи его были большей частью докладами на конференциях невысокого уровня. В докладах говорилось о том, что надо сделать в нашей отрасли и что предполагается сделать. Доклады были написаны на высоком уровне, со ссылками на источники, на чужой опыт, то есть, на уровне достаточном, чтобы доклад приняли на конференцию и опубликовали.
В его работах не было ничего, что можно бы было реально использовать в работе, но оный старший научный сотрудник считался хорошим специалистом, потому что имел много печатных работ. К совокупности его работ можно применить удачное высказывание, председателя совета по защите диссертаций в московском ВИМИ «Поставим вопрос так: Соискатель написал данную работу. И что изменилось? Что может от этого измениться? И с этой позиции оценим диссертацию».

Я считал, что он не мог не знать, что его работа не нужна никому, кроме него самого и заведующего его лабораторией, который тоже отчитывался его работами, да ещё постоянно пристаканивался ему в соавторы. И поэтому я считал его безнравственным. Сейчас думаю, а может он этого не понимал, может думал, что это и есть научная работа? Во всяком случае, эрудиция у него была высокая. Но я не помню, чтобы он читал лекции студентам или занимался с молодыми специалистами.
Он всегда сидел в своём углу и писал. В лаборатории у них всегда стоял непрерывный бабский трёп. Так этот парень надевал шапку-ушанку, завязывал уши и писал себе свои статьи. Этим и был знаменит в нашем НИИ. А на его сотрудниц эта демонстрация не действовала никак.

Помню ещё его две остроумных, хотя и злобных реплики.
Одна из сотрудниц громко хвасталась, что она теперь стала по субботам ничего не делать и с тех пор чувствует себя значительно лучше. Сотрудник поднял голову, отогнул одно ухо на шапке и невинно спросил: «Как, Нина Егоровна, вы и по субботам ничего не делаете?».

Второй раз та же женщина громко заявила: «Там хорошо, где нас нет!». Сотрудник тяжело вдохнул и сказал: «Да, Нина Егоровна, там хорошо, где вас нет».
--------
После того, как я поменял НИИ, я этого сотрудника не видел и ничего о нём не слышал. В научных журналах и в материалах конференций высокого уровня мне его имя не попадалось. Но зарплату ему платили обычную, сколько положено старшему научному сотруднику.
Tags: воспоминание, наука, работа
Subscribe

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • На ПМЖ !

    До октября я на болоте. Ах, как хорошо! Листьев, правда, ещё нет, только почки набухли. Но трава зелёная, лес набит печёночницей, птички поют. Кошки…

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment