murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Осенняя желтизна озеленения

Вчера, когда утром ехал на работу, осенняя желтизна проступала только как некоторое изменение зелени лип. Ехал с работы – и уже видел несколько полностью пожелтевших ярких деревьев. Ясени, конечно. Ясени всегда желтеют первыми. За один день пожелтели! Золотая осень в Минске началась 15 сентября – к авансу.

Вчера читал сетования френда на однообразное озеленение его города.
Вспомнил, как шло озеленение Минска. Сейчас-то минчанам грех жаловаться на озеленителей: деревьев в городе много, деревья повсюду, деревья разнообразные, есть несколько настоящих удач в области паркостроительства.

А начиналось с лип и тополей. После войны между развалинами прокладывали новые улицы и сразу засаживали их липами, липами, липами… А во дворах школ – тополя, тополя, тополя. Сажали то, что хорошо приживается. Некоторое разнообразие было только в парках, переживших войну.

Граждане во дворах тоже проявляли инициативу, многие деревья пришлось потом убирать.
Отец рассказывал, как они озеленяли территорию строящегося завода и жилого посёлка в Красном урочище (теперь это Минск, район Автозавода, а название это мало кто помнит). Лесные деревья в городе приживаются плохо, да и не время было для пересадок. Рабочие завода приезжали на грузовике в сгоревшие районы частного сектора, выкапывали оставшиеся молодые деревья и увозили их в Красное Урочище. Увозили то, что было. В результате в посёлке целые улицы были обсаженные яблонями и грушами, а вместо декоративных кустов были крыжовник и смородина.

К середине 50-х разные деревья были только в парках. Хорошо помню осеннюю экскурсию в парк за сбором красивых листьев для уроков ручного труда. Помню, как нашёл в куче листьев колючую шкурку от конского каштана, и какая это была диковинка и ценность. А наша учительница не смогла мне тогда назвать, от какого дерева был лист ясеня. Крутила, крутила головой и не назвала. Но я запомнил этот лист. Наверное, потому, что он был самый яркий, самый жёлтый. Но в основном мы собирали листья клёна, выбирая красные.

Но уже в 50-х в Минске стали много сажать вдоль улиц конского каштана, клёна и ясеня. Потом, в 70-е, кто-то догадался сажать рябину. А когда 30 лет назад стали строить район Малиновку, то там вдоль улиц посадили много берёзы, а во дворах – боярышника. Встречается сейчас в уличных посадках и калина, и лиственница, и вяз, и ива. Только черёмуху почему-то не сажают, а раньше её было много. Всего я насчитал в городе 53 породы деревьев. Это при том, что в лесах наших официально встречаются только 28 пород деревьев (как я ни искал, но насчитал только 26).
Tags: Минск, воспоминание, природа
Subscribe

  • Иней в полдень

    Выхожу я в чисто поле, Под ногой хрустит трава. Хорошо бы спать поболе, Да пора пилить дрова. Какие дрова в чистом поле? Так они не в поле, поле…

  • Огонёк на болоте

    В 19 часов уже совсем темно. Но если выйти на болото и подождать, пока глаза привыкнут, то можно различить и опушку, и ряд берёз у арыка, и чёрную…

  • Жизнь идёт - только пятницы мелькают

    Поздно. Кошечка уснула. Вызываю свой Же-же. Пятница с утра мелькнула Но закончилась уже. - Второй раз у меня пропал написанный пост. Ох, неприятно.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments