murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Дзуйхицу

Утром по дороге от остановки к НИИ мне перешёл дорогу чёрный-чёрный пушистый кот. Спокойно перешёл. Из тех котов, которые глядя на тебя как бы говорят:
«Вот я кот. А ты? Чего ты добился в жизни?».

Чёрных котов я не боюсь. Но и не считаю их предвестниками счастья, как это, якобы, принято в Англии. Если бы это было правдой, то счастливее меня трудно было бы найти человека, так как два наших чёрных подкотика перебегают мне дома дорогу по десятку и более раз в день. Мы назвали их Морган и Роджер – именами чёрных пиратов. Предыдущих двух чёрных котиков мы звали Люцик (от Люцифер) и Шварцик. Для той парочки хозяева нашлись. Кому не хватает английского счастья? Могу поделиться...

Ночью кто-то из котиков затащил мои ботинки на середину кухни, и эта пара чёртиков стала таскать их за шнурки. Но пока я бегал за фотиком, котики нашли другое занятие. Раз так, я решил вместо котиков сфотографировать банку с патисонами: маринованные патисоны не мурлычат, но тоже доставляют мне радость по утрам. Помещаю это фото: раз дзуйхицу – так дзуйхицу.


ЖЖ встретил меня напоминанием про день рождения моего самого интересного друга-френда за те 5 лет, что я в журнале. Очень грустное воспоминание. Френд этот был из Одессы и исчез из журнала после Одесской Хатыни. Имел ли он к ней отношение, не знаю, но исчез в это время.

Ещё, если не ошибаюсь (вот специально не буду проверять) сегодня день рождения Достоевского. Про Достоевского и без меня много сказано. Достоевского я люблю, но мне принципиально нового про него добавить нечего.

Но есть что добавить про Бальмонта. Про Бальмонта я вспомнил  не из-за Достоевского, а из-за того, что выглянуло сейчас Солнце.

«…Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце!...»

Замечательный поэт Бальмонт. Я его открыл, когда мне было 30 лет. До этого у меня в любимых поэтах побывали Лермонтов, потом Есенин, потом Брюсов.
Пушкин не был моим любимым поэтом, Пушкин был уровнем выше, Пушкин был вне. Я не считал возможным любить Пушкина. Пушкин – надо всеми, а любить можно какого-нибудь более близкого к обычному человеку поэта.

Но когда я прочитал музыкальные стихи Бальмонта, я спустил Пушкина в общий уровень любимых поэтов, потому что хотя Бальмонт и не напишет, как Пушкин, но и Пушкин не напишет, как Бальмонт. Никто не напишет такую музыку в стихах!

Бальмонт недолго ходил в моих любимых поэтах. Потеснил его Алексей Константинович Толстой. Когда он мне попался, то оказалось, что я давно его знаю: по количеству песен и романсов, написанных на его стихи он в русской культуре на первом месте. Мне странно было сначала, что и «Средь шумного бала, случайно…», и «Колокольчики мои…» и «Спускается солнце за степи…» - это один автор. И он же Козьма Прутков! Но особенно мне понравилась его трилогия в стихах. До сих пор нравится, до сих пор перечитываю.

====

Что ещё? Ещё нашёл в одной статье очень интересный термин «Козлиная слепота». Есть куриная слепота, когда человек не видит из-за сумерек, а есть козлиная, когда всё освещено ярким светом, но человек упёрся козлом и поэтому не видит очевидных вещей.
И для тех, у кого козлиной слепоты нет, даю ссылку на интересную статью
http://oko-planet.su/politik/politiklist/299231-kakuyu-taynu-airbus-a321-skryvayut-specsluzhby.html
Tags: дзуйхицу, друзья и френды, моя фауна, поэзия
Subscribe

  • И Золотая Осень, и Алая Заря

    Наконец-то пришла к нам на болото золотая осень. Но начну с алой зари, потому что я о ней заранее объявлял и сожалел, что её давно нет. Достаточно…

  • Октябрь как октябрь

    Холодно, сейчас всего 22 часа, а на термометре уже 0. Холодно, но почему-то не так богомерзко, как было в те дни октября, которые при Пушкине были…

  • Утренний туман

    Давно у нас не было туманов по утрам. Тёмные силуэты на заднем плане - это берёзы у арыка, они ещё не облетели и не очень жёлтые. На фото - уже 10…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments