murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Весёлому Звездочёту

Небо раньше было выше (или я был ниже?), трава зеленее (истинно зеленее была!), а Живой Журнал милее (хоть его и не было).

Но если не очень давно, то ЖЖ был милее, а френдов в ЖЖ у меня было мало-мало (их и сейчас мало, но я думаю, кого бы оттуда вычеркнуть, а то, в самом деле, не успеваю всю френд-ленту читать) и читал я внимательно всё, что мои френды пишут, независимо от того, считал я этих френдов друзьями или нет. И тогда часто писал я пост как развёрнутый ответ на пост во френд-ленте или на комментарий к моему посту. Давно я так уже не делал, и напрасно.

Форма диалога с воображаемым собеседником для донесения своих идей использовалась в античности, а потом и в Средние века очень широко, в основном в научной литературе. Собеседник нужен был для того, чтобы обосновать, почему вообще автор рассказывает об этом вопросе и почему в такой последовательности. В беллетристике это потом вылилось в жанр «роман в письмах». А сейчас и собеседника можно реального выбрать.

Риторику у нас в школе сейчас не проходят. Но где-то наверняка проходят. Потому как демагог – очень развитая сейчас профессия. Значит, должны быть где-то и учебники, тем более, что раньше они были. В старом то ли учебнике риторики, то ли пособии для ораторов (был у меня такой с ятем и ижицей, но без обложки, поэтому года издания и назначения не знаю) прочитал я рекомендацию во время лекции или доклада выбирать какого-либо одного слушателя и говорить, как будто для него одного, и внимательно следить при этом за его лицом. И тогда, мол, у вас будет связное изложение.
---

Настала пора спросить: а причём здесь Весёлый Звездочёт, и вообще, кто это такой?
Это – один из прифрендившихся аккаунтов, который постоянно меня читает, а сам ничего не пишет. Вот я хочу вдохновить его (есть более выразительное белорусское слово «натхнiць») на то, что самому писать – может быть полезно для других. Два примера приведу.

1. В романе «Путь в Сатурн» немцы засылают агентов в Москву. Один агент оказался совершенно непригоден ни для шпионажа, ни для диверсии. Чтобы как-то отчитаться перед хозяевами, он в донесениях пишет разную чепуху: где и за чем стоят очереди, сколько стоит входной билет в музей, какие идут фильмы и др. И эта «чепуха» оказывается очень ценной при подготовке к засылке следующих агентов.

2. Толстой был большой мастер психологии. А что ела Анна Каренина на завтрак? А Каренин? А её служанка? А по какому принципу она эту служанку выбрала и сколько у неё вообще было служанок и сколько комнат? Как отапливались комнаты? Не найдёте вы этого у Толстого. Это для него было не важно. Но если для меня это интересно?
А у Мельникова-Печёрского всё это подробно есть. Вот насчёт психологии у него хуже. Например, я не понял, был ли увлечён главный антигерой романа «В лесах» своей женой хотя бы сначала, или он с самого начала имел только корыстные цели. Но для изучения деталей быта его книга очень хороша.

3. Обещал два примера, но расскажу ещё случай из жизни. В 1969 году вычислительный центр Академии наук посетил известный английский учёный-кибернетик. Перед его визитом наши учёные гадали, какие вопросы он задаст (я был совсем молодой специалист, но меня привлекли из-за английского языка). Мой умный и ехидный шеф (я писал о нём неоднократно) сказал, что гость попросит нас показать тележку, на которой мы возим магнитные ленты из хранилища в машинный зал. Смысл вопроса был в том, что если работа идёт интенсивно, то лент много, менять их надо часто, значит, операторам в руках носить их будет трудно. И шеф угадал! Но англичанин спросил мягче: он просто попросил нас показать ему наш архив. Ему показали холодильник, где лежали 2 (две!) магнитные ленты. Англичанин сказал «Спасибо» и больше ничего не сказал. Объём работ нашего центра, уровень механизации научных расчётов – стал ему ясен. [Через два года нам такие тележки понадобились, и в работе одновременно были задействованы две-три].
К чему это я? К важности мелких деталей. По мелким деталям специалист может понять многое, что вам самому неясно.

Есть ещё один очень важный момент. По себе знаю, что многие вещи становятся ясны  (можно сказать мягче: «становятся яснее»), когда пытаешься объяснить их другим. Для того, чтобы о них рассказать, приходится составлять и формулировать фразы.
Пишите – и вы лучше будете знать то, о чём вы пишете.
Tags: друзья и френды, худлит, этика
Subscribe

  • De mortuis aut bene aut nihil

    «О мёртвых или хорошо, или ничего…». Хорошо известное правило. Считается, что для интеллигентного человека –…

  • Пост-душеотвод

    О политике писать бесполезно. Но ведь молиться тоже бесполезно, а молятся. Нет, в плане продвижения по службе и по меркантильным соображениям…

  • 16 штук разных мелочей

    Во времена позднего хрущевизма во всех крупных городах СССР появились магазины под названием «1000 мелочей». Сначала, кажется, в Москве,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments