murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Есть женщины в селеньях…

Моим друзьям и френдам читать про моего печного заказчика наверняка надоело. А уж мне как он надоел!... Так надоел, что решил я посетить его дом и посмотреть, чего же ему (точнее, его сыну) не хватает.

Ну, посетил. Всё у него нормально. Только не может этот молодожён 50-ти с чем-то лет понять, что печка – не микроволновка и не батарея центрального отопления. Печку топить надо.  Времени на это уходит больше, чем на то, чтобы повернуть краник на батарее или чтобы включить газовый котёл.

Удивил он меня. Натапливает он вечером дом до 30 (тридцати) градусов. Как он спит при такой температуре? И где он такому научился, когда к такому привык? Разве в многоквартирных домах бывает такая температура? К утру, говорит, температура падает до 25 градусов. По-моему, это тоже больше, чем надо. Где это у нас в бетонных коробках 25? Потом они с женой уходят на работу. Возвращаются вечером – в доме температура 15 градусов. Интересно, что ему не нравится? Это же не автоматический газовый котёл, печку топить надо.

В общем, диагноз мой такой. Парень в пятьдесят с хвостиком лет впервые попал в дом с печным отоплением и оказался к этому не готов.

Причём тут женщины в селениях?
Их я вспомнил потому, что жена его себя проявила. Не с печкой, печки она боится. Пару дней назад ночью их разбудил кот. Он колотил лапами по стеклу и мяукал. Выглянули оба в окно и увидели, что два каких-то мужика возятся у сарая. Пока муж разглядывал их в окно, жена выскочила на крыльцо, заорала и стала кидать в них куски кирпича, которые остались после строительства печки. Одному попала в голову, и мужики, дико матерясь, перелезли через забор и исчезли. Об этом муж рассказывал с гордостью за чуткого кота. Тоже интересно, тем более, что кота его жена принесла с собой, а сам он кошек не любит.

Моя жена тоже лет 25 назад отличилась. Мы жили в собственном доме. Шла перестройка. Сосед-кооператор залез поздно вечером к нам во двор за дровами. Я услышал шум, выскочил, побежал следом и достучался до него. Я был без оружия, и жена выскочила следом с гвоздодёром в руке. На следующий день кооператор пришёл извиняться, но я извинений не принял и сказал ему, что таких, как он, могила исправит, и исправит очень скоро, если он не уберётся из нашего района. Он убрался.

---
Чтобы не подумали, что в наших селениях только и женщины есть, я решил поместить здесь главу из старой книжки-дневника, написанную ещё в 1999 году. Возможно, кому-то будет интересно.

1-15.  Шашель
Русского недостаточно убить. Надо ещё суметь его  свалить  убитого.
Фридрих  II, якобы Великий
За первые годы жизни в собственном доме случались время от времени непредвиденные пакости, к которым мы не были готовы. В первое же лето исчерпал себя и сгорел электрический щиток с пробками. Я был в командировке, газа в доме ещё не было (не оформили ещё документы), а старая печка (новую я сделал на второе лето) была без плиты, а случилось это, конечно же, ночью, когда наш маленький сын (пять месяцев) запросил есть. Жена не растерялась. Она разожгла печку, сунула кастрюлю с водой непосредственно в топку,  вскипятила воду и приготовила сыну кашу, а затем разожгла костёр во дворе и повесила над ним ведро с водой на стирку и мытьё посуды. К шести утра, когда проснулись соседи, к которым можно было обратиться за помощью, костёр пылал, вода бурлила, жена стирала, сын радостно гулькал.

Во вторую зиму погоду трепало непрерывно. Заморозки и оттепели следовали через день. Все мои водостоки и водоотводные канавки забились льдом, и во дворе всё время стояли лужи. Мы сметали воду метлой и лопатой, посыпали лёд золой. Вода всё время пыталась залить яму в туалете. Несколько дней приходилось вставать по ночам, чтобы отгрести воду. Но ни разу мы не пожалели, что живём не в ячейке коллективной пещеры из искусственного камня.

Очередная бяка проявилась на третье лето. Брёвна стен, освобождённые от железной обивки (купленный дом был обит железом, под которым отсыревали и гнили брёвна стен), к этому времени просохли, и тогда ожил и дико стал размножаться шашель. Брёвна и раньше были им поедены, но то ли он сырые брёвна не ест, то ли ест, но сырая труха не сыплется из дырок, но предыдущие два лета мы его не замечали. В магазине средства от шашеля не нашлось (перестройка уже шла). Я поступил с шашелем жестоко. Я замазал каждую дырочку глиной. Шашель сдох.

На третье лето я накопил достаточно досок, чтобы решиться на шилёвку стены, выходящей на улицу. С этой стены я ещё не отдирал железо. Отодрал - и ужаснулся. Два верхних венца были прогнившие до такой степени, что снаружи можно было прощупать обои. Венцы было чем заменить: хорошие сосновые брёвна я получил от треста топлива в качестве дров. Я подпёр стропила столбами, вынул гнилые венцы - и тут меня угнали в командировку в Ленинград. Командировка предполагалось на три дня. Торчал я там десять дней. Всё это время лили дожди, а я думал: обвалились мои подпорки или не обвалились. Позвонить домой я не мог: телефона в доме не было, мобильники ещё не изобрели. Обошлось. Венцы я заменил, обил стену досками в два слоя и покрасил, наконец, наш дом.

Были и другие неожиданности. Как-то раз щепка попала жене в глаз, когда она колола лучину на растопку, воткнулась прямо в яблоко и осталась торчать. Чтобы её извлечь, пришлось ехать к чёрту на рога в специализированный центр глазной хирургии. Обошлось.

Анекдотичный случай был с крысой. Вообще-то, крыс у нас не было, но они были в соседнем доме и ходили транзитом через наш двор на государственную помойку (т.е., помойку в государственном доме). Некрупный любопытный пацук забежал к нам на веранду, пытался вылезти через окно, забрался между стёклами и там застрял. Мы в это время гуляли. Когда мы возвращались, соседи нас перехватили и предупредили о крысе, чтобы мы не испугались: соседи в частном секторе видят всё, даже крысу за чужим  стеклом.

Крысу эту я заколол: отковал пику из стальной проволоки, приоткрыл стекло и протыкал крысу пикой поперёк и вдоль, пока она не сдохла. Визгу было много, но другие крысы не испугались и продолжали бегать через наш двор. Но вскоре к нам во двор переселилась из двора выселенного дома кошка-крысоед со странным именем Кача. Кошка эта не только ловила крыс, но и ела. Если во время трапезы к ней кто-либо приближался, она рычала как собака средней  величины.

Кача была сначала очень дикой и осторожной. Потом она стала нам доверять безоговорочно, лезла в дом и мурлыкала так, что дрожали стёкла. Убитых крыс она ела уже не в сарае, а выкладывала их на тарелочку, из которой мы кормили кошек. Кача была старая кошка. Когда у неё выпали два клыка, она научилась использовать меня для охоты на крыс. Выследив крысу, она загоняла её в угол, вызывала меня во двор страшным мявом и, дождавшись, пока я возьму кочергу и приготовлюсь, гнала крысу на меня. Убитую крысу Кача аккуратно кушала, отрываясь время от времени, чтобы выразить благодарность: потереться и помуркать.
Tags: воспоминание, люди-человеки, социум
Subscribe

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • На ПМЖ !

    До октября я на болоте. Ах, как хорошо! Листьев, правда, ещё нет, только почки набухли. Но трава зелёная, лес набит печёночницей, птички поют. Кошки…

  • Глобальное потупление и другая (перво)апрелевщина

    К 21 часу добрался до Интернета. Те друзья, что читают меня постоянно, наверняка подумали, что я вернулся с торфяных болот, что я конечно же на них…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • На ПМЖ !

    До октября я на болоте. Ах, как хорошо! Листьев, правда, ещё нет, только почки набухли. Но трава зелёная, лес набит печёночницей, птички поют. Кошки…

  • Глобальное потупление и другая (перво)апрелевщина

    К 21 часу добрался до Интернета. Те друзья, что читают меня постоянно, наверняка подумали, что я вернулся с торфяных болот, что я конечно же на них…