murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Как я во второй раз не пошёл в буржуи

Как я отказался взять малое предприятие ещё в СССР, я писал тут http://murryc.livejournal.com/717548.html . Уже и бумаги все были оформлены, и взнос исполкому за меня НПО уплатило… Ушёл я тогда из НПО в НИИ. Там опять попал под бомбёжку: замдиректора, который меня пригласил, турнули и ко мне же в отдел сунули старшим научным, тему закрыли, отдел перевели на хозрасчёт, а заказов не было. А тут и СССР прирезали…
В общем, некогда было скучать, но в НИИ я остался. Разбежались из НИИ не все. Большая часть сотрудников осталась, но все нашли какой-то приработок, потому что зарплату мы имели около $20 в месяц. Конечно, на доллары считать не корректно, потому что курс доллара был искусственно завышен. Я тогда посчитал по основным продуктам: мясу, хлебу и транспорту, что у меня был оклад, равный 50 застойным рублям в месяц. Для сравнения: до перестройки средний оклад в НИИ (без учёта лаборантов и обслуги) был 200 застойных рублей, а у меня был 450.


Как люди жили на $20? Да кто как. Некоторые вспоминают это время с тоской и называют его "лихие 90-е". Я не знаю и не смогу сказать, как жили те люди, я знаю только, как жили сотрудники нашего НИИ. Дисциплины не было никакой, заказов не было, работу никто не спрашивал, но зарплату (те самые 50 застойных рублей) платили аккуратно, точно в положенные дни. Привозили с главной площадки два чемодана денег и выдавали нерапечатанными банковскими бандеролями.

Некоторые наши сотрудники подрабатывали по специальности на рабочих местах с использованием институтских ЭВМ: набирали тексты реклам и инструкций для буржуйских контор, устанавливали им операционные системы и пакеты программ, чинили технику.
Другие спекулировали: возили в Москву сметану, а в Польшу инструмент и бытовую технику по дешёвке. Из Польши везли одежду, из Москвы – тот самый инструмент, который потом везли в Польшу.


Некоторые спекулировали по-крупному.
Одна баба сняла койку, а свою квартиру стала сдавать на сутки и на час. Очень быстро она имела уже три квартиры, шофёра-охранника, развозившего клиентов, наняла двух прачек-уборщиц. При этом себе она снимала комнату и не забывала заходить в НИИ за зарплатой.
Другой мужик ездил в Норильск и Стрежевой, скупал там пушнину и продавал на Украине. Он тоже успел купить три квартиры, но его довольно быстро где-не-помню убили.

У меня положение было, наверное, наихудшее в НИИ: жена не работала, а несовершеннолетних детей было четверо. Но я обходился без спекуляции. Дом был собственный с участком, за воду из колонки денег не брали, за отопление тоже платить было не надо: на дрова тогда было много разломанных домов и заборов, за свет я не платил года три, и никто платы не спрашивал, сад и огород давали вполне приличный урожай. В те годы я сложил несколько печек, но складывал их я людям небогатым: друзьям и соседям. Платили мне в основном натурой: картошкой, яблоками, старой одеждой, позволяли выращивать овощи на своей земле.

На жизнь нам хватало, а одежда и обувь износились не сразу. Да на это тогда не очень смотрели, многие так ходили. Но чем дальше, становилось всё хуже и хуже. Над Домом правительства развевался полицайский флаг, герб БССР был прикрыт большим щитов с гербом Великого Княжества Литовского, приватизированным местной хунтой под видом белорусского, и никаких перспектив возрождения производства и науки не проглядывалось.
-----------

Это я ещё не начал, но без этого вступления непонятна была бы обстановка. Однако, одна страница уже кончилась, а слишком длинные посты в ЖЖ писать бесперспективно: и короткие-то мало читают. Катом же пользоваться мне как-то неловко. По-моему, большинство катов (большие тематические подборки не в счёт, тут без ката не обойтись) применяется, чтобы ЖЖ зафиксировал обращение к блогу и повысил рейтинг. Мне так делать западло: я и в 1991 – 94 не спекулировал, и сейчас не буду. Я докончу сегодня описание обстановки, а собственно сюжет, из-за которого я затеял этот пост, опишу завтра.

В январе 1993 умерла моя самая старшая сестра. Денег на похороны у меня не было никаких, у её дочери (той самой любимой моей племянницы, которую я упоминал в прошлом посте) и у моей второй сестры – тоже. Я стал искать, кто бы мне мог одолжить денег на похороны. Никто из моих друзей не участвовал в разграблении страны, и денег, естественно, не имел.
Но кроме друзей были ещё приятели. Я писал уже, что наше НПО в 1991 разобрали на 15 малых предприятий. К 1993 году развалились 13 из них. Одним из двух оставшихся командовал мой приятель, вполне приличный человек. К нему я и обратился. Денег он дал сразу и без каких-либо условий: "отдашь, когда сможешь". В скобочках скажу, что деньги я отдал почти сразу: у моей сестры было очень много друзей, они собрали деньги ещё на похоронах, и я смог вернуть долг уже на следующий день. Но когда я брал деньги, я не был уверен, что сумею их отдать в обозримом будущем, и не обещал отдать их скоро.


Здесь надо бы сказать пару абзацев про этого моего приятеля, но получится очень длинно. Скажу только, что специалист он был средний, но очень добросовестный. Был он русский из Великороссии, я буду называть его Саша.

У Кучмы (того самого), когда он был укропрезидентом, я читал статью, которая тогда меня здорово насмешила. Кучма сравнивает менталитет русского и украинца и уверяет, что главное различие в том, что русский живёт по понятиям, а украинец – по законам. Если бы Кучма вместо «украинец» написал «немец», то он был бы прав. Русский действительно высшей властью считает справедливость и отдаёт ей предпочтение перед законом. Закон принимается тогда, когда уже совершенно очевидна необходимость его принять. Понятия более подвижны и в том стратуме, где выработаны, обычно более справедливы.
Саша очень честно соблюдал понятия. В то время вести бизнес не нарушая законы значило разориться. И он законы нарушал, но при этом строго в рамках понятий.


Саша сильно меня выручил, и я счёл себя перед ним обязанным. Чем я мог ему отплатить? Только своими знаниями. Я предложил ему сделать некоторые работы на ЭВМ, в которых хорошо разбирался. В частности, оптимизировать размещение массивов данных на внешних носителях и написать на машинных кодах особо быстрые сервисы защиты данных. Я придумал тогда интересные алгоритмы автоматической перекодировки, а предложить их было некому: разработка собственного системного программного обеспечения тогда совершенно прекратилась.
Tags: воспоминание, социум
Subscribe

  • Последствия зимних катаклизмов

    Кончились пять "входных" дней недели, начались два выходных. Приехали мы на своё болото рядом с пущей, в свой домик. Не были мы тут чуть…

  • Сообщение государственной важности

    В ночь на 25 марта 2021 ( или 2 г. ков. эры) над Минском пролетели ГУСИ. Весна. То, что было раньше - предвесне. Весна - это работа на полях, хотя…

  • Февральский февраль

    Начну с хорошего. Впрочем, уже начал. Заголовок читали? Вот оно, хорошее. Конечно, иному мигранту такое не понравится. Помню, меня впечатлило…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments