murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Легенды о Минске. Часть 2

4. Нужный домик

В самом центре Минска в городском сквере рядом с фонтаном постройки 1874 года стоял общественный туалет странной архитектуры: маленький панский замок. Туалет благополучно пережил две мировых войны и перестройку и прекрасно работал до прошлого года. Возможно, работает и сейчас, но я недавно читал в Белорусском портале, что там хотят сделать то ли музей, то ли читальный зал. Возможно, уже и сделали. При регулярных ремонтах ему раньше в точности сохраняли фасады и окраску, в отличие, например, от того же фонтана, от которого при последнем ремонте убрали милых традиционных лягушек, на которых любили сидеть дети ещё до Хрущёва.

С этим зданием связана легенда, которую я слушал не менее чем в трёх разных вариантах. Наиболее известным вариантом считается, что этот домик (общественный туалет) – ответ одного пана на обиду, нанесённую другим паном. Якобы два пана, польский и белорусский, погуляв в ресторане, ждали извозчика, и белорус уронил серебряный рубль и стал его искать. Тогда поляк решил ему помочь: зажёг десятку и подсветил. Белорус ничего не сказал, но взял подряд на строительство городского сквера и поставил там туалет – точную (уменьшенную) копию замка этого польского пана. А польский пан этого не знал и пригласил себе в маёнтак на осеннюю охоту всю минскую верхушку.

В детстве я слышал более простой и более правдоподобный вариант. Один пан (мне даже фамилию называли, но я забыл) то ли не заплатил, то ли недоплатил архитектору-строителю за построенный замок и недоплату мотивировал тем, что проект замка сам архитектор не делал, а получил от пана готовый. Тогда обиженный архитектор-строитель выполняя заказ городского управления на строительство общественного туалета использовал тот же проект, благо чертежи у него имелись.
Далее легенды совпадают: пан пригласил к себе в поместье на охоту в новый замок минскую верхушку, и они с удивлением увидели знакомый домик, только очень большой.
Пан не сумел добиться от городской управы, чтобы заменили нужный домик в сквере, так как всем было очень весело, а деньги тогда решали не всё. Пан нанял нового архитектора, перестроил фасады своего дома и на следующую осень опять пригласил всю верхушку на охоту. Но к нему якобы никто не поехал, все сказали, что теперь его домик уже не тот, и это не интересно.

Слышал я и третий вариант, который наименее интересен, но наиболее правдоподобен. Этот «замок» был построен для встреч мецената (спонсора, хозяина) театра с примой, которой он покровительствовал. В «замок» якобы шёл подземный переход из уборной примы. После того, как сменились владельцы театра, обозлённые на приму и её спонсора преемники устроили в «замке» туалет.


5. Станция «Здановичи»

Кто в Минске жил хотя бы непродолжительное время или часто бывал – знают пригородную станцию Ждановичи. Это центр большой зоны отдыха, там же рядом большой вещевой рынок.
Но раньше станция называлась не так. Я ещё помню на старом здании (его снесли в 2012, а табличку заменили ещё в 60-х годах) название на белорусском и русском языках:
ЗДАНОВIЧЫ – ЖДАНОВИЧИ
Естественно, мне было интересно, почему это в белорусском названии появилась буква «З». Мой отец (ему случалось работать в Минске ещё в 30-х годах) объяснил, что ниоткуда эта буква не появилась, она всегда здесь была. А вот русское название – неправильное.
Когда в 1884 году строили эту дорогу, пан Зданович, один из местных магнатов, предложил крупную сумму на строительство при условии, что его именем назовут одну из станций. Царское правительство и собственники железной дороги это условие выполнили. Но после революции на обязательства перед панами внимания не обращали, а на полностью русскоязычной железной дороге слово «здановичи» естественным образом трансформировалось в «ждановичи» - понятно и естественно. Однако начальство станции и посёлка рядом со станцией долго ещё пытались сохранить старое название хотя бы в белорусском варианте.

Я не был знаком с паном Здановичем. Может быть, это был очень нехороший человек. Но обязательства надо выполнять: пан ведь своё обязательство выполнил. В свой декрет о восстановлении старых имён я обязательно внесу и этот пункт.


6. Немцы

Немцев со шмайсерами я видел только в кино. А пленных немцев на улицах Минска видел: их водили мимо нашего дома на работу. Колонна была большая, сотни три. Шли они всегда молча, быстро, точно выдерживая строй, по сторонам не глядели. Охраняли их всего 4 конвоира по углам. Конвоиры были не с автоматами, а с винтовками со штыками. Сзади шли ещё офицер с сержантом.
Первый раз я вслух удивился, почему так мало конвоя. Тётка рядом сказала: «А куда ж им бежать? Германия далеко!». А дядька рядом сказал: «Это не их охраняют. Это их от нас охраняют, чтобы не разорвали»,- дядька сплюнул, но не выругался: в то время не принято было ругаться при детях.
Тогда о немцах говорили только плохое. Хорошо высказаться о немцах, похвалить что-либо немецкое – считалось неприличным.

Официальная пропаганда здесь была не причём. Наглядная агитация была рядом: Минск лежал в развалинах. Центральные улицы были отстроены, но развалины были видны отовсюду. Для тех, кто знает Минск, приведу пример. Мы жили в доме по Проспекту Сталина, 39, над магазином «Кристалл» (он тогда был мебельный). Из наших окон ещё значительно позже, в 1954 году, была видна школа №10 по Броневому переулку, а все три квартала между нами занимали развалины и фундаменты сгоревших домов. Из наших окон было видно также Военное кладбище, так как дома по Долгобродской (сейчас Козлова) тоже были сожжены. Во дворе дома №40 по Проспекту (тогда там был магазин «Автомобили») ещё в 1956 году стояли бараки, в них жили мои одноклассники.
И тут идут мимо те самые…

Сейчас пишут разное. Некоторые дошли до того, что немцы нас якобы шли освобождать от коммунизма. Жаль, что не попались тогда эти писаки немцам. Но существенное предубеждение (вполне обоснованное) против всего немецкого действительно было. И дураки, мол, немцы были, и воевали плохо, и избалованные, и танки у них дрянь, и т.п.
Единственную похвалу немцам я в детстве слышал от своего отца. Отец руководил монтажниками при возведении завода. Квалифицированных рабочих не хватало, непривычные – боялись высоты. Отцу посоветовали запросить в помощь немецких пленных.
Получив разрешение, отец явился на развод и на плохом, но понятном немецком языке попросил выйти добровольцев. Дополнительного пайка не обещал, но обещал сокращённый рабочий день. Предупредил, что работа хоть и не очень трудная, но опасная.
Из рядов не вышел никто, а когда отец удивился, вышел старший немец и через переводчика объяснил: «Мы – солдаты, бояться нам не положено, куда пошлют – там и станем работать. Говорите, сколько вам надо людей, нам удобнее не разбивать имеющиеся подразделения. Сколько надо – столько и пойдут».
Работой немцев на верхотуре отец остался доволен: работали аккуратно и действительно или не боялись высоты, или не показывали виду.
Немцы строили в Минске много. Когда их отправили домой, точно не знаю. Я их видел последний раз в 1951 году.

Неожиданно встретился я с одним из них в 1975 году в Румынии. В нашей делегации неожиданно заболела женщина, пришлось снять её с поезда (ехали мы в Болгарию) и я задержался, чтобы пристроить её в больницу. Я никак не мог объясниться с персоналом ни по-русски, ни по-английски, пока не появился цыганистого вида хирург. Узнав, что мы из Белоруссии, он страшно обрадовался, заулыбался и стал восклицать: «О, какая страна! О, какие люди!». И когда я спросил его, когда он у нас бывал, он меня и удивил: в плену, сразу после войны, в Минске. Вот, значит, что за немцы были в той тёмно-серой мрачной колонне! И он (если не врёт) с теплотой вспоминает наших людей, а мы его люто ненавидели.
Я спросил его, чем же это так ему у нас понравилось. Ответ был такой: «Кормили у вас лучше, чем у нас в армии. И порядок у вас был настоящий: офицеры не дрались. И потом, ведь в плену не стреляли».
======
Фото для оживления: речка Лошица в Павловском парке в районе Малиновка (я там живу) и цветение сакуры в Сендайском сквере (я там работаю).
Малиновское озеро
.

Сакура в Сендайском сквере
Tags: #словоминску
Subscribe

  • Вопрос дня: Эпоха

    Без уточнения "кем, в какой семье, с каким здоровьем" вопрос не имеет смысла.

  • Вопрос дня: Гей-парад

    Демонстрация уродств, как физических, так и моральных - неприятное зрелище. А пропаганда уродства - ещё хуже.

  • Вопрос дня: Первомай

    Весь день поминал незлыми тихими российскими русско-тюркскими словами Березовского, Чубайса, вшей, крыс, Ельцина, наномальчиков...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments