murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Год начинается с праздничного дня

За окном дождь. На Белорусском портале написано, что побит температурный рекорд 43-летней давности. Нет! То ли портал, то ли Гидромет обсчитался. Не 43, а 42 года назад в Минске впервые был Новый год без снега и с сильным дождём. Я хорошо запомнил это, мы (друзья-сотрудники) долго стояли на остановке трамвая (!ага, трамвая), ожидая вечно опаздывающего сотрудника с многозначительной фамилией Иванов. Шёл дождь. Но я не понял этого знамения и мы, дождавшись Иванова, поехали на новогоднюю складчину. Мог не поехать…

Какой смысл вспоминать точку перегиба линии жизни, да ещё несостоявшуюся точку перегиба? Какой смысл вспоминать самому и тем более – рассказывать своим виртуальным друзьям? Современные тенденции социума к этому не располагают, нам так прямо и внушают, что не надо заниматься тем, что не приносит денег. Я не толераст, я вот так бы и врезал в поганое рыло тому, кто нам это внушает. Это же хуже гедонизма. Это – следующий этап за гедонизмом, но это уже следующий этап. За всю историю человечества ни один мракобес не додумался до того, чтобы проповедовать такую концепцию. Многие хищники так думали и действовали, но никто не решался выступить с такой проповедью, а теперь вот – можно, официальные СМИ публикуют, политики косвенно поддерживают, церковь уклоняется.

Да я, в общем-то, ничего рассказывать не собираюсь. Так, раздумья об альтернативной истории. О личной альтернативной истории, не в мировом масштабе. Вы, мои друзья и френды, просто имели бы другого френда или вообще не имели бы, ничего другого бы не изменилось.

Тогда, в январе 1976, через пару часов после боя курантов, случилась взаимная любовь, то, что у итальянцев называется «побило градом». И могла перевернуться жизнь, но не перевернулась. Связь наша длилась довольно долго, но мы упустили время, поезд ушёл, а мы расстались не сразу и очень плохо. Виноват был я: не проявил должной решительности, тянул время и упустил время безвозвратно. И дело было не в том, что мне не хватило смелости, а в том, что я был слишком увлечён своей научно-производственной карьерой. Не столько время было этим занято, сколько мысли, остальное казалось не очень значительным.

Так если ничего не произошло, о чём тогда говорить, о чём можно размышлять через 40 лет? Ведь ничего не произошло, семья той женщины не распалась, а я через пару лет встретил свою жену, и у меня с ней полный консенсус?
Вот над этим и размышляю. Сейчас разъясню.


Перестройка перед многими (а может, перед всеми) поставила выбор: кем быть. Меня НПО, где я работал, назначило буржуем. В конце 1990 под меня создали малое предприятие и выдали 39 кв м площади, печать, телефон, 5 компьютеров и 50 тыс. застойных рублей оборотных средств. Но уже после того, как это было оформлено, я отозвал документы из исполкома и перевёлся в госплановский НИИ, где очень скоро моя заплата стала стоить 50 застойных руб в месяц. Жена меня полностью поддержала. Без её поддержки мне пришлось бы или выть по-волчьему вместе с остальным делолюдством (выгнать всех слабых сотрудников и химичать с краденым программным обеспечением), или заняться челночной спекуляцией между Москвой, Каунасом, Хмельницким и Белостоком. Через пару лет меня поманили за границу. И опять жена одобрила моё решение не оставлять дом и семью без присмотра, не заменять присылаемыми деньгами свои обязанности хозяина.

Вот это и есть предмет размышления над альтернативной историей. Кем бы я был, если бы мы не расстались с той женщиной, с которой нас «накрыло градом». У неё перестройка изменила жизнь совсем другим образом. Вместе со своим братом она создала купи-продайскую контору, которая присосалась к разваливающимся СССР-ским КБ и устраивала трансфер инженерных кадров, технологий и изобретений, оставшихся без заказчиков и без хозяина. Муж её тоже служил в этой конторе кем-то вроде уполномоченного курьера-охранника. Я давно не имею новых сведениий, но году к 1997 контора вроде бы процветала.

Вот я и думаю, что могло случиться со мной, если бы мы тогда объединились. Расстались бы, или я пошёл бы в буржуи? Я ведь, как и большинство советских людей, не был готов к перестройке. Более того, случись она на 10 лет раньше, я мог оказаться в лагере убеждённых рыночников, в юности я и к институту семьи относился без должного уважения, несмотря на то, что вырос в большой дружной семье.

Мои раздумья вовсе не означают, что я слушался бы жену. Я – убеждённый сексист, и не скрываю своих убеждений. Но какое-то взаимное влияние мы должны бы были иметь, как-нибудь влияли бы друг другу на психологию, нравственность, идеологию и т.п. И это влияние могло бы изменить направление жизни в очередной точке её перегиба.

Моё поведение 42 года назад долгое время было тёмным пятном на совести, о котором я никогда никому не говорил (Есенина с его «…расскажу про тебя, дорогую…» я считаю бесчувственным идиотом, который совсем не бережёт чувства своей очередной женщины). Я не стал лучше относиться к своему тогдашнему поступку, но считаю, что получилось к лучшему.
===
… Тяжёлые бесполезные размышления, от которых некуда деться… А за окно бухают , несмотря на дождь, петарды и ракеты.
Tags: СССР, воспоминание, люди-человеки, социум
Subscribe

  • "Дохнул осенний хлад" - и снова взял перерыв

    Но дохнул изрядно. Так дохнул, что у меня пропал куда-то пост, который я написал вчера вечером. Я даже засомневался, да был ли он - настолько…

  • Самые поздние

    Наконец-то расцвели многолетние астры. Не могу сказать с уверенностью, но мне кажется, что раньше они не были последними, после них были хризантемы,…

  • Утренний туман

    Давно у нас не было туманов по утрам. Тёмные силуэты на заднем плане - это берёзы у арыка, они ещё не облетели и не очень жёлтые. На фото - уже 10…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments