murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Весёлая семейка

Не помню, сам я решил, что самый жизненный жанр трагикомедия, или прочитал где в те безинтернетные времена, когда не надо было снабжать каждое утверждение ссылкой на лживый (бывает, что правдивый) источник. Если кто так сказал, то, наверное, Достоевский. Ему более всего подходит. Во всяком случае, я так считаю. А вот с утверждением пана Уильяма, что все мы актёры, я не согласен. Не все. Но жизнь (социум, конечно, а не лес и не болото) – безусловно театр, причём основные пьесы трагикомичны. Не имманентно трагикомичны, а представляются нам такими из самосохранения. Ведь если не видеть смешных черт – то застрелиться с тоски можно,  а если нечем, то впасть в депрессию и аутизм. Если же не видеть трагедии – ну, тут уж я просто не могу себе представить такого человека, кроме нелюдей, конечно, которых, конечно, очень много вокруг, но которые меня интересуют только как пейзаж. А  на утверждение пана Уильяма я даже четверостишие написал:

В жизни театре не все мы актёры:
Есть осветители, есть режиссёры,
Есть те, кто чистит актёрам клозет…

Автора нету! Автора нет!
Если автор и есть, он нашими категориями не мыслит, он вообще не мыслит. И нам его тоже не понять.
---
Так вот о трагикомедии в жизни. Расскажу реальный случай.

Мой младший сын в детстве был очень общительным (и куда это всё пропало?). Жили мы в своём бревенчатом домике постройки 1917 г., а рядом был большой многоквартирный дом постройки 1932 г. с фонтаном во дворе. Во дворе большого дома сидели бабульки. Так он со всеми познакомился, а с одной подружился. Она стала часто к нам приходить, а потом мы познакомились со всей её семьёй, и те стали часто к нам приходить, мы к ним тоже. Им было интересно, в диковинку всё: рукомойник во дворе, печка с дровами, репа и бобы в огороде вместо повсеместной картошки, пироги регулярно… и так далее. Сама бабулька была на пенсии, а работала она до этого барменшей и имела прозвище «Мадам Копеечка» за то, что всегда давала сдачу.

У бабульки была дочь на Крайнем Севере и сын-дебил в Минске. По поведению он был как даун: доверчивый, добрый, неагрессивный, только дауном он не был, просто слабоумный. При этом он был женат и имел нормального сына. Работал он шофёром и с работой справлялся. В общем, жизнь шла спокойно, без комедий и без трагедий. Но тут – Перестройка (чубайс Горби в дерипаску!).

Город, где жила дочь, перевели на вахтовый метод, и она перебралась к маме вместе с мужем и взрослой дочерью. Сын-дебил не вписался в перестройку. С работы его выгнали, жена от него ушла. Он продал квартиру, половину денег отдал беглой жене, а на вторую купил подержанное корыто-фургончик и попробовал заниматься частным бизнесом. Переехал он тоже к маме, но квартира там была четырёхкомнатная, старая, поместились все. Поместиться-то поместились, но сын, который раньше не пил, стал пить. А муж дочери устроился на работу участковым милиционером и тоже стал пить. Интересное дело: многие люди, когда у них становится мало денег, начинают пить. Мне непонятно, как это им удаётся, но это факт.

И вот трагикомичный случай. В один и тот же день оба мужичка напились по-чёрному и оба не смогли попасть домой: бабулька лежала в больнице, а остальные две дамы гуляли. Квартира была на первом этаже, и оба мужичка решили попасть в дом через окно. Один – в окно с улицы, другой – в окно со двора. Оба при этом не просто выбили стекло, а выломали раму. И оба заснули на полу комнаты, в которую попали. Картина: является далеко за полночь дочь бабульки, а слева и справа лежит по пьяному мужику, и каждый в двух лужах (понятно, в каких?).

И кто, по-вашему, чинил рамы и вставлял стёкла? Я, конечно. А где же были оба этих мужичка? Милиционер как проспался, опохмелился и пошёл на работу, там взял служебную машину и попался ГАИ. По-видимому, опохмелился он здорово, так, что не мог сам выйти из машины. Отправили его в вытрезвитель. Он оттуда сбежал и куда-то скрылся. Потом подал весть из другого города.
Это, значит, муж бабулькиной дочери. А брат её на следующий день не поделил что-то с собутыльниками и угодил в больницу надолго (потом с ним было нормально, но он долго не приходил в норму, ему нос откушенный пришивали).


И вот я, значит, вставил обе рамы. Стекла у меня были запасные, а уж дерева – как же в деревянном доме без резерва дерева! И тут опять трагикомедия. Эта самая бабулькина дочь желает мне заплатить за работу. Деньги я брать отказался, а у неё их, как выяснилось, и не было. И она предлагает заплатить своей натурой. И не смеётся, всерьёз предлагает. Жена ваша, мол, болеет, если вы стесняетесь, я с ней поговорю, она поймёт. Я вслух не обалдевать умею, на работе научился. И то, что объяснить что-либо человеку других понятий обычно не удаётся, тоже давно понял. Я просто уклонился. Тут были две причины, и каждая достаточная. Первая – это то, что связь доставляет удовольствие, когда влечение взаимное. А если оно взаимное, то как такая связь может быть платой? Если взаимное, но неизвестно, кто кому платить должен. Я знаю, что большая часть людей так не считает. Их дело.
Вторая причина более материальная. Эта бабулькина дочка была меня несколько младше, имела приятный вид, но размером была с маленького слона и чувств никаких у меня не вызывала. И тут опять трагикомедия. Эта причина пришла ей в голову, и у неё родилась новая идея. Подловила она меня на улице и говорит: может, я вам не нравлюсь, так вам наверняка нравится моя дочка, она такая красавица, она очень добрая девочка, я ей скажу, она не откажет. Вот так, не больше и не меньше. Тут уж я не знал, что сказать, и ничего не сказал: ничего не мог придумать.
Чем заплатить, она потом придумала: отдала мне все милицейские рубашки, которые остались от беглого мужа. Я взял. Белую я носил, а синие на тряпки пошли.


Думаете, это конец? Во-первых, выяснилось потом, что с женой моей она говорила. И жена не смеялась и не возмущалась. Мне она потом сказала: у человека совесть неспокойна, хочет как-то заплатить, наверное, для неё это нормально.

А во-вторых, с этой бабулькиной внучкой тоже был трагикомизм. Она вышла замуж. Перестройка шла, и её муж уехал спекулировать в Москву. И пропал. И вот где-то почти через год она смотрит российское телевидение и видит фото своего мужа. Он разыскивается за какое-то преступление, совершённое в Ростове. Как-то ей удалось заочно развестись, и она сразу опять вышла замуж, на этот раз за бандита. Тоже стал посещать нашу хату. В быту – очень приличный человек, работа у него такая: бандит. Перестройка ещё не окончилась, но посадили бандита, сажали их и в перестройку. С ним она тоже развелась. Бандит переслал из тюрьмы письмо с обещанием зарезать. Но тут были какие-то молодёжно-перестроечные мероприятия, и она сбежала в Швецию, там и живёт.
----
Вот такие дирижбендели были вокруг нас. А вы думали, в Белоруссии всё было спокойно? У нас в доме – было спокойно, у нас всегда были кошки, а они приносят в дом душевное спокойствие и порядок в мыслях.
Tags: воспоминание, за концом света, люди-человеки, социум, хиханьки и хаханьки
Subscribe

  • Клочки мыслей

    Не помню, где и у кого был раздел "Непричёсанные мысли". Я непричёсанных мыслей не публикую. Но остаются на расчёске клочки... Вот…

  • Что там, за городом

    Стемнело - и вернулись. При большом желании можно было не возвращаться: дом стоит, дрова есть, свет есть. Но верховодка в скважине плохая, пахнет…

  • Праздник в кулуаре

    Праздник прошёл, можно о нём непразднично вспомнить. Я последнее время писать стал с перерывами по два-три дня. Причина - безделье. Ничего не делаю,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments