murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Школьная любовь при социализме

Сразу предупреждаю: не о проблемах любви, а два вполне конкретных случая.

Вспомнил совершенно случайно. Давно было, давно забыл и не вспоминал. А чего вспомнил-то? Да так, одиноко вырезаю разросшийся шиповник, налезающий на огород, и вспоминаю. Ли Бо в 9-ом веке одиноко сидел в горах Цзиньтиньшан и написал красивое стихотворение, а я в 21-ом веке одиноко вырезал шиповник на болотном участке и вспоминал позднешкольные годы. И вспомнил два натуральных  анекдота, сюжеты которых просятся писателю.

Сейчас я понимаю, почему так принято было каяться. Меняется человек, меняется его мораль, меняется общественная мораль – и многие поступки, которые казались нормальными и даже героическими, могут показаться безнравственными. У кого есть совесть – тех это беспокоит. Хочется кому-то рассказать, притом такому, который утешит и скажет, что всё хорошо, всё уже проехало. Где такого взять? Не у каждого есть такой друг. А тут рядом поп с тайной исповеди! Попа у меня нет, есть Живой Журнал.

Оговориться хочу: люди разные. Не все люди каятся в плохих поступках, некоторые каятся в том, что не совершили плохой поступок или совершили хороший. Думаете, я про то, как вернули потерянный (или украденный) кошелёк? Нет, я интересней знаю случай. Одна старая коммунистка (она была до пенсии на партийной работе) гордо говорила, что раскаивается только в двух своих поступках. Один я забыл, а второй помню. Сосед предлагал выкопать ей в сарае погреб, при условии, что она разрешит ему держать в её сарае мотоцикл. Она сочла это неудобным и отказалась, а соседа вскоре перевели по работе в другой город. И она убивалась: согласилась бы, он бы выкопал погреб, а мотоцикл бы не ставил!
-
Это попутно, это я отвлёкся, я хотел про любовь.
Была в 50-х популярная песня, которая начиналась словами:

В Москве в отдалённом районе, пятнадцатый дом от угла,
Хорошая девушка Тоня согласно прописке жила…


Тут небольшое ха-ха-ха. За границей эту песню почему-то стали петь и перевели первые строчки: «Власти позволили девушке Тоне поселиться на окраине Москвы». Помню возмущённую статью в молодёжной газете, а ведь перевод-то верный!

Ну, я опять отвлёкся. Сюжет песни был в том, что герой не решался объясниться в любви и послал к Тоне своего друга. С предсказуемыми последствиями.
Вот и первый случай как раз такой. Не друг, а просто приятель, с которым мы вместе ходили на секцию вольной борьбы (он был на две весовых категории ниже), попросил меня объясниться за него. Девушку эту я знал, мы год назад учились в параллельных классах, а потом я перешёл в другую школу, чтобы сменить производственную специализацию. И я почему-то не увидел в этом ничего плохого и согласился.

Подкараулил я её в её дворе. Здрасьте-здрастьте, сколько лет-зим, чего тебя занесло в наш район? Тут я сморозил глупость. Вместо того, чтобы сказать, что я по поручению такого-то, я говорю: я пришёл в любви объясниться. Был уверен, что она знает, от имени кого можно объясниться ей в любви, ведь мы с ней были знакомы только внешне, ни разу раньше не разговаривали. Но она точно рассчитанным движением бросается мне на шею и шепчет: «Наконец-то ты заметил! Надо было тебе уйти, чтобы ты понял, что мы нужны друг другу…».

О! И что делать? Что бы сделали вы? Вот сейчас я вспоминаю и не то, чтобы каюсь, а раздумываю, правильно ли я поступил. А как, по-вашему, я поступил? Совсем не так, как друг в песне про Тоню. Я сбежал. Не оттолкнул и не побежал, просто пропал. Пообнимались мы в тот вечер, а потом я исчез. Не появлялся ни в её дворе, ни в её школе. Жил я в другом районе, ходил в другую школу, Минск – город большой, мобильников тогда не было, Интернета тоже. Заказчику я ничего не сказал, вообще ничего. Он на секцию перестал ходить, но из-за меня или ещё из-за чего – не знаю. Совсем немного времени прошло – и я об этом случае вообще забыл, только сейчас вспомнил. Про девушку я вообще потом не слышал, а про заказчика слышал, что он поступил в лётное училище. Правильно ли я сделал, что ей не сказал? – Мне не хотелось ставить её в неловкое положение, а потом я не знал, как выпутаться.
-

Теперь второй случай, тоже классический. С моим близким приятелем, можно даже сказать с другом, тоже соратником по секции, но в одной весовой категории. Он решил покорить девушку тем, что спасёт её от хулиганов. Хулиганов он нашёл в нашей же секции, естественно, она их знать была не должна. Сначала шло по плану. Хулиганы напали, мой друг вовремя выскочил из-за угла и стал их расшвыривать. Но кого-то слишком сильно стукнул. Тот обиделся и так врезал в ответ, что мой друг вообще отключился, а «хулиганы» убежали. Но всё получилось прекрасно, девушка бросилась приводить его в чувство, стала нежно обтирать побитую морду, прониклась благодарностью. С «хулиганом» мой друг помирился. Девушка провожала моего друга в армию, обещала ждать два года. Когда он вернулся, его встретила её подруга, чтобы выразить сочувствие. На подруге он и женился.
Tags: воспоминание, люди-человеки
Subscribe

  • Глобальное потупление и другая (перво)апрелевщина

    К 21 часу добрался до Интернета. Те друзья, что читают меня постоянно, наверняка подумали, что я вернулся с торфяных болот, что я конечно же на них…

  • Января больше нет

    Те мои друзья, которым я последние три дня писал комменты, знают, что я жив, и догадываются, что здоров. А остальные? могли ведь и заподозрить…

  • Зима продолжается

    Начну с совсем личного. Ничего, дойду и до выполнения общественного и морального долга, а начну – с личного, тем более, что время для моих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments