murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Гибискус Туманного Бульбиона

У нас всё ещё туман. Не такой страшный, как был последние три дня, но туман. Страна туманов. То-то, небось, мокро там у нас на болоте.  А в пуще грибы… Наверняка в пуще грибы.

Гибискус за сутки почти не продвинулся и выглядит так:

Ничего, ещё развернётся. В нашей Стране Туманов гибискус очень популярен. Особенно много его на железнодорожных станциях, в больницах и поликлиниках. Самые большие и хорошие гибискусы я видел в залах ожидания на вокзале в Столбцах и на станции Колосово. Но везде у нас гибискусы только одного сорта: красные махровые. А ведь подвидов гибискуса очень много: и пятилепестковые, и жёлтые, и малиновые, и сиреневые… Из этого делаю предположение, что все наши белорусские гибискусы – клон одного гибискуса, который завёз кто-то из железнодорожников сто пятьдесят лет назад при пуске первой железной дороги.

Из книг Хейердала я уяснил, что гибискус – очень важное растение на островах Полинезии. Дождь там идёт ежедневно, а у гибискуса древесина остаётся сухой, без гибискуса нельзя разжечь костёр. Кроме того, молодые побеги гибискуса съедобны.

Гибискус мне знаком с детства, но слова такого я долго не знал, у нас его называли китайской розой. Вот смешной случай, который со мной был:
Давно было. Скучал я в больнице (Боткина зацепил). Стал со скуки переводить стихи Жуань Цзи с подстрочника Малявина. Одно восьмистишие получилось так:

Ярко и пышно шиповник цветёт на могилах,
Кровь лепестков устилает нам в Вечность дорогу,
Солнце косыми лучами тропу осветило,
Хочется здесь задержаться, подумать немного…
    Громко цикады кричат, и сверчку почему-то неймётся,
    Долго ли длится на свете наш человеческий век!
    Сил не жалея своих, каждый за жизнь свою бьётся,
    Но вот о Вечности думать - может один человек.

Вышел из больницы – и забыл свои творения: я же не с целью публикации писал, да и трудно это назвать переводом: я там существенно смысл изменил. Через много лет, когда уже была у меня на работе персональная компуха по имени Маруся, перелистывал я свой рукописный архив и решал, что из него ввести в компуху, а что просто выбросить. Нашёл это стихотворение, перечитал. Решил, что надо бы «шиповник» заменить на «гибискус». Это более по-китайски, да и известно мне, что в Китае на кладбищах принято высаживать гибискус. Разыскал книжку Жуань Цзи. Глядь – а там «гибискус» и есть! Тут я вспомнил, что тогда, в больнице, я просто не знал, что за растение гибискус, и заменил его на шиповник, потому, что у нас на кладбищах часто сажают шиповник.
==
Что тут у меня ещё на подоконниках?
Это – сеянцы кофе. Зацветут они не скоро. У нас есть цветущий кофе, фото есть в фотоальбоме в разделе «Моя флора». Но тот кофе из черенка и растёт кустом, а я хочу красивое стройное дерево, поэтому посеял семена.

Но откуда семена – а с того куста. А куст откуда – куст из черенка от кофе, который я вырастил из семени, украденного с кофейного дерева в оранжерее Ботанического сада ещё в 1984 году. Дерево из этого семени зацвело на 9-й год, черенки из него прекрасно приживались и зацветали на 2-3 год. Я раздал друзьям и сотрудникам не меньше десятка цветущих черенков, но судьбу их не знаю. У меня один из них, а само первоначальное дерево я отдал старшей дочке. И вот захотелось получить новое стройное кофейное дерево.
Tags: воспоминание, поэзия, цветы
Subscribe

  • Ночь перед Рождеством

    - Каким Рождеством? - Как это "каким"? Рождеством католиков, протестантов и атеистов (Северного полушария). - Да какое же Рождество у…

  • Малые формы

    Заморозков нет, но не потеплело. Деревья к лету не продвинулись: листочки крохотные, а цветы на яблонях висят уже вторую неделю. И с груши лепестки…

  • Последнее (?) барбекю

    Сегодня неожиданный подарок от Управления погодой Минской области (? Есть где-то такое: то ли Зюзя заведует, то ли Перун, то ли Илья-пророк):…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments