murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Костюм убитого бизнесмена

Сегодня – отрывок из воспоминаний о Перестройке. Я хотел выполнить обещание и стал разыскивать описание своего садового городского участка. Оно у меня было в книжке «Жизнь в собственном доме». Главу оттуда я решил поместить в ЖЖ, мне показалось, что это будет интересно. Описание участка я тоже нашёл, но решил его сначала начертить, так будет нагляднее.
Чтобы была понятна глава – кратко о ситуации.

Перед самой Перестройкой мы купили дом(ик) почти в центре города, но деревянный, одноэтажный, постройки 1917. Для покупки продали всё, что можно, и залезли в долги. Зарабатывал я хорошо, но тут – Перестройка. Детей у меня было четверо несовершеннолетних.

Глава 2-6. Костюм убитого  бизнесмена
В первые годы нашей жизни в собственном доме друзья и родственники нанесли нам много ненужных вещей, из которых я сделал много нужных. Но одежду мы носили свою, за исключением, конечно, детских вещей, которые в нашем кругу всегда было принято отдавать безвозмездно. Вообще-то, среди наших сослуживцев и соседей попадались люди, продававшие поношенные детские вещи, но в целом это было в нашем обществе не принято.

Вещи для взрослых, напротив, не принято было отдавать друзьям: были комиссионные магазины и были свалки, на которых вещи подбирали бомжи. Впрочем, почему именно бомжи? Были люди, которые свалками жили, но люди эти на глаза особо не попадались, у них был свой мир, который существовал параллельно нашему. Тогда было много миров, которые переплетались, но существовали каждый как бы сам по себе, хотя многие наши знакомые существовали одновременно в разных мирах, часто не считая эти миры разными. От меня были далеки и непонятны и торгово-маникюрный мир, и милицейский, и медицинский, и алкогольно-театральный. И ничего, жил, на хлеб с маслом хватало. Я мог позволить себе думать не о деньгах, а о работе: так как хорошая работа в то время автоматически давала удовлетворительные деньги, и чужих костюмов носить мне не приходилось.

Перестройка оставила следы раздвоённых копыт во всех областях жизни. Здесь я не собираюсь писать о том, как перераспределились миры и люди между мирами, о том, как, например, один младший научный сотрудник стал владельцем нескольких магазинов, а другой младший научный сотрудник собирает теперь грязный картон на базаре (а бывало, мы все трое вместе отмечали праздник за рабочим столом, скинувшись по рублю). В целом миры сблизились, а люди разобщились. Разобщились в семьях, разобщились на работе. А некоторые миры исчезли вовсе. Старого научного мира, например, просто нет. Того самого мира, где учёные рассказывали о своих результатах и о своих идеях, делились своими мечтами и своими планами. Это было, этот мир был. Я помню это, я сам жил в этом мире. В это трудно сейчас поверить. Сейчас от этого остались воспоминания, сродни тем, как я ловил в детстве раков и пил воду из кринички. Тоже сейчас совершенно  нереально,  но тоже было.

За все годы перестройки я не купил ни одного костюма. Первых несколько лет обходился тем набором, с которым вселился в купленный дом. Потом в 1989 году исчезли товары, а в 1992 году - деньги. Так я и донашивал свои вещи, купленные при социализме, и некоторые доносил до совершенно непотребного вида. И вот, когда я уже начал планировать переход на говяжьи кости с перловкой сроком месяца на четыре, чтобы набрать денег на костюм, вдруг мне обломились сразу три костюма б/у из трёх разных, но похожих источников. Каждый со своей историей.

Лучший из трёх достался с убитого бизнесмена. Костюм совсем новый, только на жилетке на уровне сердца, но почему-то справа, имелась тщательно заштопанная дырочка. Происхождение этой дырки мне неизвестно: бизнесмен был не застрелен и не зарезан, а отравлен. Он пришёл с презентации, сказал жене: “Меня убили!”, лёг на диван и умер. Но дырочка впечатляла.

Я не имею прямого отношения ни к самому покойному бизнесмену, ни к его смерти. Просто по старой православной традиции вещи покойного, которые не могут служить памятью его друзьям и родственникам, раздаются бесплатно нуждающимся. Не особенно было приятно осознавать, что не очень близкие люди считают тебя нуждающимся, но было приятно, что сохранилось ещё в наших людях православное мировоззрение. А то в конце 80-х годов уже настолько все бросились в “рынок”, что за указание, как проехать к вокзалу, требовали рубль.

Покойного бизнесмена я не видел. Судя по костюму, он не был толст. Покрой костюма обычный, деловой, без крутых новорусских прибомбасов.

Более новорусский у меня костюм другого бизнесмена, живого. Этот бизнесмен из своего костюма вырос. Вырос в прямом смысле, то есть, растолстел за то время, пока костюм шили. Мне костюм существенно широковат в талии. Представляю, как выглядит бизнесмен, которому он тесен. Этого бизнесмена я тоже в лицо не знаю, хотя он приходится мне дальним свойственником.

Из третьего костюма хозяин тоже вырос, но морально. Парень (господин, товарищ, дядька, мужик, сэр - я с ним хоть и знаком лично, но не знаю, как его сейчас удобнее называть) был на государственной службе и заказал нормальный деловой костюм. Пару лет назад он сменил образ жизни: женился, воцерковился и ушёл в бизнес. Стал ездить на отдых в Турцию и в паломничество в Святую землю (на комфортабельном лайнере со встроенной церковью). Он заявил, что “сменил имидж”, в связи с чем и высвободился у него деловой государственный костюм. Этот костюм я не ношу. Взял, но не ношу. Я не сомневаюсь, что костюм мне отдан от чистого сердца (потому я его и принял: нельзя обижать искренних людей, более того, искренним людям следует прощать невзначай нанесённые ими обиды), именно от чистого сердца, а не только от формального воцерковления. Но я никак не могу логически увязать между собой веру в Бога, воцерковление, бизнес, благоустроенное паломничество и др. Вот увяжу - тогда, может быть, буду носить.

От второго (толстого) бизнесмена достался мне ещё реглан откровенно девчачьего малинового цвета, обязательный для делолюдей в начале 90-х. В этой накидке, да ещё в трофейной шапочке, которые носят все террористы как униформу (о шапочке см. ниже), я и ходил по улицам. И никто меня не принял за делолюдь. Возможно, накидка вышла из моды, а скорее - рожей не вышел. К такой одежде нужна в комплект лоснящаяся морда с сонными и одновременно бегающими глазками. Чего нет - того нет. Была бы у делолюдей геральдическая служба, меня привлекли бы к суду за ношение чужой униформы.
===
О трофейной шапочке написано в одной из предыдущих глав. Вкратце: к нам в палисадник вломились перепившиеся сапиенсы. После их позорного бегства остались в снегу шарфик и шапочка. Отдать их было некуда, не в милицию же сдавать! Я их стал носить. Шапочка была очень тёплая.

Tags: воспоминание, люди-человеки, социум
Subscribe

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Обыкновенный пост (и. о. синхросигнала)

    С навязанным мне щенком ( который уже больше метра в длину, не считая хвоста) гуляю в зелёной зоне между Кольцевой автодорогой и гаражами. Хорошее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments