murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Продолжаю излагать историю

Историю моей страны. Историю отдельных людей, которая является частью истории страны. Судьбы отдельных людей зависят от судьбы страны, но сама судьба страны – совокупность судеб людей (по Л. Толстому).

Но сначала о более важном, история может подождать. Цветут по всему участку одичалые садовые землянички (их принято называть клубникой, но это всё земляника, клубнику я только на картинках видел, а в Белоруссии не встречал).

Землянику на участке мы не сажаем. Почему? Все же выращивают! Да так, имеем право; картошку мы тоже не сажаем, а её-то уж точно все выращивают. Но старый хозяин участка землянику выращивал. Потом он забросил свой участок на 10 лет. Земляника одичала и расползлась по всему участку. Сорняк натуральный, всюду суётся. Но цветёт красиво и ягодки кое-какие можно собрать. От лесной отличается тем, что чуток крупнее, от цветоложа не отделяется, аромат слабее,  и нет той горчинки лесной земляники, если сварить варенье.
==
Так вот, история. Участие моих родственников в Отечественной войне.
Сначала предыстория. Прадед мой имел 6 сыновей и сколько-то дочерей. Сам он был русский, псковской. Но когда отслужил срочную в Апшеронском полку, его командир пан Домбовский предложил демобилизованному солдату жениться на своей воспитаннице (кем она приходилась пану – я не выяснил) и взять за ней землю в Витебской губернии. Служили тогда не 25 лет, а всего 10, так что прадед был ещё в силе.

Когда началась Столыпинская реформа, все 6 сыновей получили наделы и кредит на 55 лет. В кредит можно было брать элитный скот и сложный с/х-инвентарь. То есть, от прадеда отпочковалось 6 самостоятельных хозяйств, все под Сурожем Витебской области.


Прошла Революция, затем Гражданская война. Все братья деда и сам дед воевали в Красной Армии, один погиб.

Началась коллективизация. Один из братьев объявил себя коммунистом и стал агитировать за колхоз. Остальных братьев объявили кулаками. Но один из них сжёг свой дом, вырубил сад, заколол скот и объявил себя бедным. И это ему сошло! Его не тронули, а остальных сослали. Моего деда сослали в Коми, а куда остальных – выяснить не удалось, следы их затерялись.

Началась Отечественная война. И брат-активист, и брат-погорелец оказались в одном партизанском отряде. Обоих немцы повесили. Немцы? Немцы. Такие же немцы, которые жгли Хатынь. Разница в том, что Хатынь жёг украинский карательный батальон, а под Витебском был батальон латышский. Но и тех, и других вооружили и вдохновили немцы. Пусть будет: немцы.
И вот такой парадокс. Не сослали бы моего деда, так ведь тоже был бы в партизанах.
==
Со стороны матери у меня тоже есть погибший на Войне родственник, и его история тоже не каноническая. Родной брат матери Иван Васильевич Салтыков был москвич, комсомолец. По комсомольской путёвке поехал строить Комсомольск-на-Амуре. И сбежал оттуда. Говорил, что всем строительством там заправляли зэки, и комсомольцы-путёвочники оказались там в натуральном рабстве. В «собачьих ящиках» добрался до Москвы и несколько лет нормально работал. И вот перед самой Войной им вдруг заинтересовались, арестовали и дали срок, не очень большой. Отбывал он в Белоруссии в колонии под Лидой. А тут война. Следы затерялись. После войны искали – не нашли.

Про участие в Отечественной войне моего отца – отдельный рассказ. Расскажу, когда фотографий не будет.
Tags: история, природа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments