murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Category:

Костюм убитого бизнесмена

Сегодня мимо моего окна шёл снег. До земли он не долетал.

Однако, похолодало. Сегодня я по этому случаю вместо шерлокхолмсовки надел  басаевку. Удобная и тёплая.

Басаевка у меня трофейная. Лет десять назад (точной даты не помню, но зимой) она слетела с головы «братка», когда тому досталось по уху. Браток позорно бежал, а шапочку я взял себе, моя лыжная шапочка с помпончиком к тому времени совершенно выносилась. Ношу до сих пор. Имею право: трофей.

До перестройки я одежду с чужого плеча не носил. Даже в детстве. Хотя я был с семье младший, но чужие вещи донашивать не получалось: до размеров отца я так и не дорос, а старший брат был меня ниже и шире в плечах, а обувь так скособочивал, что я её не мог использовать даже как тапочки.

Но в перестройку пришлось. Нет, по помойкам я не рылся и в «секонд-хенд» (кстати, почему «секонд-хенд», а не «секонд-асс»?) не ходил: очень уж ужасно пахнет оттуда дезинфекцией. Нашлись добрые люди.

Обстоятельства у нас были таковы: Почти что перед самой перестройкой мы купили дом, для чего продали всё лишнее, да ещё одолжили денег. Естественно, ничего из вещей не покупали, донашивали старое. Долги успели отдать перед самой перестройкой. Но тут сначала исчезли все товары из магазина, а потом исчезли деньги. Работа тоже исчезла, то есть, она была (в науке всегда есть работа), но её никто не спрашивал и за неё никто не платил. Потом жизнь стала потихоньку исправляться: избрали президентом человека (а не партайгеноссе и не демагога-националиста), на работу мою вдруг появился спрос, но вот денег – не появилось, денег не было ещё долго. Жена сидела с детьми в огороде, а я заваливался на коллегию совмина в кроссовках на босу ногу и рваных джинсах. Надо сказать, что время было такое, что это не считали выпендрёжем. Многому тогда не удивлялись: без денег работали телефоны-автоматы, бесплатно возили автобусы, одна кастрюля стоила больше моего трёхмесячного оклада…

Много чего тогда изменилось, перераспределились миры и люди между мирами, например, один младший научный сотрудник стал владельцем нескольких магазинов, а другой младший научный сотрудник стал собирать грязный картон на базаре (а бывало, мы все трое вместе отмечали революционные праздники за рабочим столом, скинувшись по рублю). В целом миры сблизились, а люди разобщились. Разобщились в семьях, разобщились на работе. А некоторые миры исчезли вовсе. Старого научного мира, например, просто нет. Того самого мира, где учёные рассказывали о своих результатах и о своих идеях, делились своими мечтами и своими планами. Это было, этот мир был. Я помню это, я сам жил в этом мире. В это трудно сейчас поверить. Сейчас от этого остались воспоминания, сродни тем, как я ловил в детстве раков и пил воду из кринички. Тоже совершенно нереально, но тоже было.

Старый мир разваливался, и мне из этих развалин вывались сразу три костюма б/у из трёх разных, но похожих источников. Каждый со своей историей.

Лучший из трёх достался с убитого бизнесмена. Костюм совсем новый, только на жилетке на уровне сердца, но почему-то справа, имелась тщательно заштопанная дырочка. Происхождение этой дырки мне неизвестно: бизнесмен был не застрелен и не зарезан, а отравлен. Он пришёл с презентации, сказал жене: “Меня  убили!”, лёг  на  диван и  умер. Но  дырочка долго меня впечатляла и напоминала, так сказать…

Я не имею прямого отношения ни к самому покойному бизнесмену, ни к его смерти. Просто по нашей народной традиции вещи покойного, которые не могут служить памятью его друзьям и родственникам, раздаются бесплатно нуждающимся. Не особенно приятно было осознавать, что не очень близкие люди посчитали меня нуждающимся, но приятно было, что сохранилось ещё в наших людях человеческое мировоззрение. А то в конце 80-х годов уже настолько все бросились в “рынок”, что за указание, как проехать к вокзалу, требовали рубль.

Покойного бизнесмена я не видел. Судя по костюму, он не был толст. Покрой  костюма  обычный, деловой, без крутых новорусских прибомбасов.

Более новорусский у меня костюм другого бизнесмена, живого. Этот бизнесмен из своего костюма вырос. Вырос в прямом смысле, то есть, растолстел за то время, пока костюм шили. Мне костюм существенно широковат в талии. Представляю, как выглядит бизнесмен, которому он тесен. Этого бизнесмена я тоже в лицо не знаю, хотя он приходится мне дальним свойственником.

Из третьего костюма хозяин тоже вырос, но морально. Парень (господин, товарищ, дядька, мужик, сэр - я с ним хоть и знаком лично, но не знаю, как его сейчас удобнее называть) был на государственной службе и заказал нормальный деловой костюм. Работал хорошо, сильно пил. Внезапно сменил образ жизни: женился, воцерковился и ушёл в бизнес. Стал ездить на отдых в Турцию и в паломничество в Святую землю (на комфортабельном лайнере со встроенной церковью). Он заявил, что “сменил имидж”, в связи с чем и высвободился у него деловой государственный костюм. Этот костюм я долго не носил. Взял, но не носил. Я не сомневался, что костюм мне отдан от чистого сердца (потому я его и принял: нельзя обижать искренних людей, более того, искренним людям следует прощать невзначай нанесённые ими обиды), именно от чистого сердца, а не только от формального воцерковления. Но я никак не мог логически увязать между собой веру в Бога, воцерковление, бизнес, благоустроенное паломничество и др. А потом делолюдство взяло у парня верх. Жену, вытащившую его из пьянства, делолюдь выгнал без денег (а она успела бросить работу), отсудил ещё что-то там у неё и т.д. В общем, оказался самым обыкновенным. Концы у меня увязались – и костюм этот я сейчас ношу.

От второго (толстого) бизнесмена достался мне ещё реглан откровенно девчачьего малинового цвета, обязательный для делолюдей в середине 90-х. В этой накидке, да ещё в трофейной шапочке, которые носят все террористы как униформу, я несколько лет ходил по улицам. И никто меня не принимал ни за братка, ни за делолюдь. Возможно, накидка тогда уже вышла из моды, а скорее - рожей не вышел. К такой одежде нужна в комплект лоснящаяся морда с сонными и одновременно бегающими глазками. Чего нет - того нет. Была бы у делолюдей геральдическая служба, меня наверняка привлекли бы к суду за ношение чужой униформы.

 

Tags: воспоминание, люди-человеки, социум
Subscribe

  • Утренний туман

    Давно у нас не было туманов по утрам. Тёмные силуэты на заднем плане - это берёзы у арыка, они ещё не облетели и не очень жёлтые. На фото - уже 10…

  • День рождения космонавтики

    64 года назад первый рукотворный объект показался за пределами Земли. Об этом как-то забыли на фоне чёрного юбилея. Но чёрный юбилей относится к…

  • Конец циклона

    Остатки воды циклон вылил на нас сегодня утром. Получилось достаточно мокро. Теперь на небе вот так (см. выше), дует сильный западный ветер. Ветер…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments