murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Ишак на перевале


Разговаривали с дочкой о её работе, и она сказала, что кто-то там «упёрся, как ишак на перевале». «Откуда у тебя такое сравнение»,- спрашиваю. «Да твоего ишака хорошо помню». Помнит. Да, я рассказывал, и она помнит. А я – забыл. Теперь вспомнил. Только это не на перевале было, а на спуске. Давно было, очень давно, при глубоком социализме.

В период своего молодоспециалистства я участвовал в диком горном походе. Всего было 9 человек. В Северной Осетии мы купили ишака (неофициально, без документов) и поднялись с ним в горы. Шли не торопясь, пожили с недельку у горного озера на перевале Караугом, останавливались и в других местах, потом спустились в Грузию и там ишака продали (тоже неофициально). Совершенно вылетела из головы цена. Помню только, что продать пришлось дешевле на 1/5, так как грузины понимали, что деваться нам некуда, что с ишаком мы в самолёт не полезем.

Сначала я с ишаком дел не имел. Не моя была идея, не я за ним ухаживал. Но где-то день на третий произошёл такой случай. Ишак заупрямился. Встал перед спуском – и ни в какую. Тащили за узду, толкали – не идёт. Это был первый крутой спуск, до этого только поднимались.

Собрались уже ишака разгрузить. Но тут я вспомнил рассказ, который в детстве читал в журнале «Пионер». Маленький рассказ про грузинского мальчика, как он возил зерно на мельницу к дяде Гераго. Фамилией автора тогда не поинтересовался, но мне потом подсказали, что про дядю Герего писал Фазиль Искандер. В том рассказе мальчик на спусках придерживал ишака за хвост. Я крепко ухватил ишака за хвост – и ишак пошёл вниз!

Дальше – больше. Ишак требовал, чтобы его на спусках держал за хвост именно я. На крутых подъёмах ишак оборачивался ко мне и откровенно просил подтолкнуть его. Я подталкивал. Так до конца нашего похода мы и ишачили вдвоём.

Сейчас я думаю, что ишак ко мне привязался потому, что из нас девятерых я был самый массивный и лучше других мог ему помочь. Ишак – животное хитрое. Чтобы я его не забывал, он и на привалах устраивался ко мне поближе, и даже на прогулки увязывался следом.

Купили мы ишака без клички и звали его просто «Осёл», уменьшительно – Ося. Потом, когда получше с ним познакомились, стали уважительно звать Иосиф Викентьевич, по имени одного нашего знакомого, старосты потока и члена КПСС, которого хорошо помнила часть участников нашего похода.

Я тоже привязался к ишаку за 20 дней. В продаже ишака я не участвовал и даже ушёл на это время погулять, хотя понимал, что девать нам его некуда, а на воле он тоже не проживёт.
----
Сейчас вот вспомнил (как Вещий Олег своего коня). Стал вспоминать людей – участников того похода. И не всех вспомнил! Часть помню, но ишака, пожалуй, помню лучше всех. А вот горное озеро, ледник Караугом, пик Фастах – хорошо помню. Они, наверное, не изменились.
========

А что теперь? Теперь холодно, ходят дождики, но спеют кабачки и расцвели первые циннии.

Начали распускаться циннии «персидский ковёр». В прошлом году было очень красиво. Пока – только начало.
Tags: СССР, воспоминание, цветы
Subscribe

  • Самые поздние

    Наконец-то расцвели многолетние астры. Не могу сказать с уверенностью, но мне кажется, что раньше они не были последними, после них были хризантемы,…

  • Утренний туман

    Давно у нас не было туманов по утрам. Тёмные силуэты на заднем плане - это берёзы у арыка, они ещё не облетели и не очень жёлтые. На фото - уже 10…

  • "Прочтите детям"

    Была в советское время такая рубрика в журнале "Работница" и ещё в каких-то журналах. Иногда попадались очень хорошие вещички. Именно там я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments