murryc (murryc) wrote,
murryc
murryc

Categories:

Дела стоят, овощи растут


С утра весь день дождь, временами сильный. Прохладный дождь, не то, чтобы холодный, но прохладный. Собирался я устанавливать капельный полив, как альтернативу – чинить дверь. Но – дождь. Чтобы дверь чинить, её надо снять, а холодно и мокро. Чтобы не сидеть без дела, взялся косить проезды мимо нашего участка: трава там выросла, наконец. Давно не косил обыкновенной косой: жене так понравилось косить триммером, что мне приходится косить очень редко.

Скосил дорожки – и делать нечего. Решил прочитать книгу. Днём. И выбор сделал необычный: «Наш общий друг» Диккенса. Диккенса я уважаю, но не люблю, однако, почти всего его прочитал, это за всю жизнь-то. Книжку эту выбрал потому, что её я читал по-английски в школе, когда сдавал «тыщи». Мне она тогда совсем не понравилась.

Зачем читать книгу, которая не понравилась? Захотелось. У меня был раз случай на первом курсе матфака. Основными дисциплинами на первом курсе были математический анализ и высшая алгебра. С анализом у меня проблем не было, а алгебра казалась чужой. Экзамен я сдал отлично, но душу предмета не понял. На лето я выпросил у ассистента учебник Мальцева (мы учились по Курошу). Многое стало ясно, на алгебру я не полюбил.

Когда я сдавал экзамен за 3-й семестр замечательной доцентке Тышкевич (Регине Иосифовне), она мне говорит: «Вы готовились по Мальцеву, это видно. Вы любите алгебру? Почему вы не ходите на мой спецкурс?» - «Да нет, говорю, я не люблю алгебру, а за Мальцева взялся, чтобы лучше её знать». Тышкевич сделалось дурно. Она заявила, что ей ещё не случалось видеть, что студент углублённо изучает предмет, который не любит. А что такого? По-моему, нормально. Но она сказала, что это у меня извращённая любовь к алгебре. Через год, после пятого семестра, мы распределялись по кафедрам, и она обиделась, что я выбрал не алгебру.

Я напишу, почему я не люблю Диккенса. Ну, не так уж и не люблю. Мне, например, нравится, что в каждом романе у него присутствуют дети, как это и должно быть в нормальной жизни. А не люблю я его за полное игнорирование японского принципа «юген». Он слишком подробно расписывает героев, и в результате герои становятся неживыми, не такими, как их хотел бы видеть читатель. Писатель должен подводить читателя к тому, что тот сам представит героя – и тогда герой будет ближе читателю. Ну, и ещё мне не нравится его многословие.

Книга? Книга в переводе Топер оказалась совсем не той. По-видимому, вариант, который я читал, был сильно и неумело адаптирован. Но книга мне всё равно не понравилась. Не знаю, дочитаю ли.
==

А пока я тратил на это время, под нетёплым дождём на огороде росли овощи. Сегодня взошёл первый огурец, взошла первая тыква, взошли ещё два артишока. Буйствует тмин (он на верхнем фото).

Несмотря на дождь, пели птицы. Опять видел, как кукун кукует в полёте: пролетел прямо надо мной, совсем невысоко.

Соловей голоса не подавал: в прежние годы соловьи пели не только по ночам, но и в пасмурный день.

Многие цветы позакрывались, сосны ещё не расцвели. Луг выглядит на дожде хорошо, но на фото невыразительно. Но всё равно на лугу хорошо, хотя и мокро.
Tags: воспоминание, огород, текучка, худлит
Subscribe

  • Лето приближается, летний сезон продолжается

    Сегодня я опять только о себе. Ну, ещё о лесе. Если чего и коснусь другого, так только попутно. В самом деле попутно, а не якобы попутно, как один…

  • Вот и первая гроза

    Гроза "в начале мая" по-нашему была бы в середине мая. К этому времени гром редко бывает первым. Но меня больше нервировал Некрасов:…

  • Обыкновенный пост (и. о. синхросигнала)

    С навязанным мне щенком ( который уже больше метра в длину, не считая хвоста) гуляю в зелёной зоне между Кольцевой автодорогой и гаражами. Хорошее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments