Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

4-й месяц зимы или 1-й весны? И нет его

Было такое время, когда я уже считался взрослым, а детей у меня ещё не было. И тогда в марте у нас лежал снег. Почему-то я не помню, бывал ли снег в марте раньше, когда я учился в школе. Наверное, это не имело значения, и я поэтому не помню. А вот когда я был студентом и молодым специалистом, то именно в марте у нас бывали соревнования по лыжам. Каждый год я брал на сезон лыжи на факультете, а потом в НИИ в обмен на обещание участвовать во всех соревнованиях и лыжных агитационных походах. Кажется, я эти обещания всегда сдерживал, хотя точно сказать не могу. Но запомнилось: март и лыжи. В этом году в марте никаких лыж не было. А теперь и марта больше нет.

На день рождения однокурсница подарила мне увлажнитель воздуха. Вот он на фото. Увлажняет ли он воздух действительно – не знаю, не заметно.  Но вода льётся исправно. Моторчик работает, вода льётся. Смотрю на льющуюся воду.

Сижу, смотрю. Так себе водичка, но смотрю. Я бы и на огонь посмотрел, если бы был, но голубой огонь газовой плиты – это не огонь. Вот настоящий огонь на фото. Это горят обрезки строительства прошлого года. Буду ли я что-либо строить в этом году?...

--
Смотрю на воду, смотрю на прошлогодние фото. И чего я сегодня не поехал на болото? Погода хорошая, работа там есть, уже можно бы работать. А не поехал. Не было бы у нас машины – обязательно бы поехал. Не облегчают вещи жизнь, а связывают.
==
Пока сидел и смотрел на воду, жена на кухне оклеила синей узорчатой бумагой комодик, исцарапанный кошками. Довольна страшно, ждёт похвалы. Аляповато, но я ведь и так не сделал.

Рабочее место для меня подготовлено. Иду жарить воскресную свинью с картошкой.

Захотел вспомнить

Захотелось вдруг написать очередное воспоминание. Захотелось – и всё. Сейчас напишу.

Но сначала хочу оговориться. Я не знаю, кому нужны или кому будут нужны мои воспоминания. В принципе, любое время является переходным от одного мироустройства к другому. Наше время – более чем не исключение. Скорее наоборот: переход нашего времени один из самых резких: мы переживаем переход от одной эпохи к другой, от мира, где берут начало истоки человечества, мира полного ужаса и поэзии, но хорошо нам знакомого, в котором мы научились жить, к миру завтрашнего дня, о котором мы знаем мало, но в котором, как мы предполагаем, не будет места ни поэзии, ни человечности.
«Мы» - это не я, я остаюсь в старом мире, на мой век хватит.

Мир продажных жлобов, окровавленной стали –
Я люблю этот мир: мне другого не дали…

И так далее, полный текст у меня в профиле записан, не хочу повторяться.

Если кто считает, что это очень пессимистично, то давайте отнесём всё вышесказанное на совесть ноября. В этом году ноябрь лучше, чем обычно, но это всё равно ноябрь…

Случай, о котором я хочу рассказать, был не в ноябре, а в апреле. Вокруг цвели сады Будапешта, куча негров и мулатов, которым я читал лекции по системам управления базами данных, пытались угостить меня пивом. Это были не студенты, а специалисты, направленные на повышение квалификации, многие занимали у себя на родине высокие посты, многие были старше меня. И кто-то из них спросил меня, как я отношусь к свингу.

Человек я был (и есть) советский и про тот свинг, о котором меня спрашивали, и не слышал. Откуда же мне было знать, что так называют в продвинутой (?куда?) Европе обмен половыми партнёрами. Свинг в моём представлении был стиль исполнения джаза и, представьте себе, мне этот стиль нравился. Но что-то толкнуло меня под бок, и я не сказал, что люблю свинг, а решил то ли пошутить, то ли подтвердить имидж агента ГРУ (мне его приклеили, потому что я был единственным советским специалистом в этом учебном заведении, работавшем под эгидой ООН).

Свингом в боксе называется длинный боковой удар. И я с серьёзным видом сказал, что свинг – очень опасная вещь (негры закивали: «да, да»), при свинге раскрываешься, теряешь защиту (негры опять закивали), но когда партнёр получил хорошую серию по печени (некоторое недоумение) или очень устал и плохо ориентируется, можно добить его хорошим свингом (сплошное недоумение на лицах), хотя я и в этом случае предпочитаю джеб и хук (у двух-трёх, а потом и у остальных лица прояснились, до них дошло, о каком свинге я говорил).

Что здесь интересного? А то, что тогда я так и не понял, какой свинг имели в виду те, что спрашивали, я был уверен, что про джаз. Прошло очень много лет, пока я узнал, вспомнил и догадался.
====

Без фото скучно. Сходил сейчас на кухню, сфотографировал две группы спящих кошек. Третья группа была на верхней полке, пришлось бы залезать на стол.

.


Кажущиеся нелогичности

Во всяком нелогичном утверждении полезно поискать глубокий смысл: возможно, он там есть. В качестве примера пусть те, кто знал когда-то физику, вспомнят, что Солнце – «абсолютно чёрное тело». Не верите – читайте учебник физики.

Ещё будучи школьником, я склепал макаронизм из двух пословиц-постулатов. Получилось: «Человек – сам творец своего счастья, а потому чему быть – того не миновать». Для непонимающих (то есть, почти для всех) я пояснял, что поскольку всё зависит от нас, то случится то, что должно случиться исходя из наших возможностей и обстоятельств. Ангелы и черти вмешиваться не будут.

Из этого постулата есть интересное следствие. Будучи полным атеистом, я верю в знамения. Обоснование простое. Так как бога нет, то ничто не может нарушить логику событий. Если что-то произошло, то это неспроста и из этого что-то последует. Вот если бы бог был, он мог бы вмешаться сам или послать ангела или змия, а так как его нет, то ничто не помешает сбыться тому, на что указывает знамение.

Теперь о том, почему я это вспомнил. Почти год назад умер наш пёс. Мы нарушили постановление горсовета, не вызвали санитарную службу (тем более, пёс наш не был зарегистрирован), а закопали его в том лесу, где мы с ним гуляли всё лето. Для этого я купил в магазине лопату «для автомобилистов». Лопатой этой мы воспользовались всего один раз, так она у нас и лежала в багажнике. Не хотелось её трогать. И вот сегодня я взялся пересаживать кусты малины и с чего-то взял эту лопат. И она сломалась сразу же! Лопата с металлической ручкой! Пополам! Мораль: не бери могильную лопату для жизни. Так же, как охотник не будет нарезать колбасу ножом, наточенным на медведя.
--
А из случаев ложной нелогичности приведу ещё два. Преподаватель военной кафедры зашёл в аудиторию и представился: «Я – майор Деревец, а потому нарушений дисциплины не должно быть». Реальный случай и фамилия тоже реальная. Давно было.

Второй случай тоже «военный». На учебных сборах соседний взвод послали выщипывать траву с дорожек в лагере. Вот они её выдирают и ругаются и считают это идиотизмом. А мимо шёл фельдшер и сказал: «В любом идиотском приказе есть здравый смысл, который не всем понятен». Фельдшер оказался прав, смысл скоро поняли. Дорожки, освобождённые от травы стали сильно пылить. Теперь даже после марша из казармы в столовую надо было заново чистить сапоги. Вот и занятие, чтобы убить свободное время, потому что солдат должен быть всё время чем-нибудь занят неопасным для начальства.  

Вторая половина Весны

В детстве я весну не любил. И в юности не любил. И в ранней молодости тоже не любил. А за что её было любить, я вас спрашиваю?

- За городом грязюка непролазная. В городе в 50-х галоши носить приходилось, а брюки внизу всё равно забрызганы. В школе на вешалку сдавали мешки с галошами, но галоши-то грязные. В славной школе №10, где я учился первых два класса, стояла перед крыльцом противная завучиха с палочкой и требовала, чтобы мы мыли галоши в луже перед школой. Когда я перешёл в школу №50, то там наоборот – завучиха в ужас пришла, когда увидела, что кто-то из малышей моет в луже галоши… М-да. Было. И вокруг школы там было значительно чище, но это уже так, к слову.

- Пыльно весной в городе, и в лесу тоже пыльно. Воздух сухой, неприятный. Листья не распустились, и солнце шпарит и бьёт в глаза.

- И никаких фруктов нет.

Потом, в 60-е, в Минске стало значительно чище. По улицам подметалки и поливалки ездили, галоши уже носить было не обязательно, но всё равно без листьев, без цветов в городе весной тоскливо. Зимой – так хоть снег скрашивает, а весной? Последний месяц весны зелени уже много, но начинается нервотрёпка с окончанием года, экзаменами, а фруктов никаких всё равно нет. В то время в Минске продовольствие было строго сезонное: арбузы – до октября, яблоки – до декабря, а потом только мороженые и мочёные, а весной – только кислая капуста и солёные огурцы, помидоры – жди до августа. Весной из фруктов – только эскимо.

А весенний лес? Весеннего леса в детстве я не видел, а в последних классах и во студенчестве – какой уж тут лес весной! Экзамены, сессия… некогда птичек слушать.

И только когда начал работать, вдруг, совершенно неожиданно влюбился в весенний город, да и то не на первый год, да и то в поздневесенний. Приехали к нам по делам болгары из Вычислительного центра Академии наук.  А до этого я полгода работал у них на центре, поэтому мне поручили их сопровождать. И я целую неделю таскал их по городу и по загороду тоже. На работе мы тоже были, но они у нас особо не надрывались, а я их обязан был принять хорошо: в Болгарии они передали мне четыре американских пакета прикладных программ (для тех, кто в курсе: GPSS, IRMS, MatLan, SSP-PL/1). В общем, таскал я их по городу и по концертам, возил в Хатынь и в лес. Погода была чудесная.
Болгары остались от Минска в восторге и всё хвалили, какой он зелёный и чистый. Я удивился и сказал, что в Софии зелени больше. «Нет,- говорят,- не больше. У нас цветники и газоны, а у вас деревья; у нас скверики и парки, а у вас деревья вдоль каждой улицы посажены в два ряда!». Подумал я, вспомнил… а ведь верно! И сирени в тот год у нас было особенно много, они как раз в цветение попали. И каштаны тогда цвели. А главное, я обычно весь день в машинном зале сидел, а из-за тех болгар видел весну в городе.

С тех пор люблю весну. Смешно? Но так и было. А сезонность во фруктах у нас к тому времени тоже закончилась. В 70-е и вплоть до самого Мишки-меченого в Минске с продовольствием было нормально.

Воспоминания о 1987, записанные в 2005

Вчера я вернулся к одной из старых своих специальностей: начал складывать печку бывшему сослуживцу. Давно этим не занимался, с 2005 года. О последней сложенной печке сохранились неприятные воспоминания. Печку я сложил для соседки из дома напротив (деревянный, почти что в центре Минска). Печка получилась очень хорошая. Соседка успела протопить её три раза. Умерла от инсульта. В доме обосновались бомжи и через некоторое время дом спалили. Печка долго торчала из обгорелых брёвен.
И вот вчера вновь взялся за кирпичи. Холодно. С непривычки перетрудил правую кисть и сегодня не поехал, обещал продолжить в понедельник-вторник. За вчерашний день положил всего 4 ряда.

Итак, вот она, глава из книжки "Жизнь в собственном доме".

3. Отопительный прибор

Трудностей в работе нет. Есть дураки и бездельники, есть диверсанты и саботажники, а трудностей - нет.

Джон Питер Брукс (младший)

Дом купили в апреле. Доставшаяся нам голландская печка благополучно просуществовала весну и лето. Осенью, когда мы стали интенсивно топить, печка начала разваливаться. Печка была кафельная, покрашенная поверх кафеля масляной краской в синий “туалетный” цвет. Краска эта начинала вонять, когда печка нагревалась. Это, конечно, было неприятно, но хуже было то, что дом нельзя было натопить. Когда температура падала ниже -10, мы топили непрерывно и как только переставали - становилось холодно: печка совсем не держала тепло. Потом стало хуже: вывалился кирпич из стенки внутрь топки. Кафель в этом месте стал перегреваться (один раз загорелась прислоненная к печке подушка), а печка стала держать тепло ещё хуже.

На наше счастье сосед не только дал настоятельный совет отремонтировать топку, но и дал песка и глины. (Стояли морозы за -20, а я, конечно, не рассчитывал на возможную необходимость ремонта и не имел ни песка, ни глины, ни кирпичей.) Топку удалось отремонтировать, но кирпичи вывалились в другом месте, и т.д. Всю зиму я воевал с печкой. То есть, воевали мы вдвоем с женой: она ежедневно пыталась натопить дом, а я еженедельно ремонтировал печку. Постройка новой печки оказалась совершенно необходима, и я приступил к поискам печника.

Оказалось, что государственной конторы, которая выполняла бы печные работы, не было. Точнее, была, но она не выполняла работы для частных лиц. Обращайтесь, мол, в кооператив. Кооператив запросил 150 рублей за работу, плюс все мои материалы, плюс моя доставка. Напоминаю, что перестройка только начиналась, и это были существенные деньги. Кроме того, я не доверял кооперативам (кстати, совершенно обоснованно). Нашли дядю Васю, который согласился сложить печку за 100 рублей (плюс, конечно, мои материалы). Пришел этот дядя с двумя помощниками, глянули мы на него - и не решились доверить ему создать основу дома (то, что печка - основа дома, мы тогда уже поняли).

Пытался я найти ещё кого-либо, а сам тем временем приближался к мысли, что сложу печку сам. И сложил. Это - лучшая печка из тех, что я когда-либо видел. Потом я сложил ещё несколько штук, но такой удачной больше не было.

Конечно, многим моё решение покажется странным и глупым: “Как это, не найти печника? Как это - не договориться с конторой, которая кладёт печки в государственных домах? Взял бы - и договорился в личном порядке!” А вот так! Не умею я договариваться и не собираюсь учиться. А вот зато могу взять и сделать.

Итак, для печки нужны: кирпич, глина, песок, печные приборы (вьюшка, плита, колосник, дверцы, духовка, стальные уголки и пластины). Кирпич удалось купить (тогда это можно было сделать в магазине и стоило недорого). Купил также кое-какие железки, кое-что можно было использовать из старой печки. Своеобразно были решены проблемы с глиной, песком и стальным уголком. Где взять хорошую глину, мне подсказал сосед. Через квартал от нас хозяин копал сливную яму. Мой сосед увидел хорошую глину, сразу мне об этом сказал да ещё дал тележку, чтобы её привезти (есть же на свете хорошие люди!). Песок, в отличие от глины, продавался в магазине стройматериалов, но обошёлся бы он мне в 18 рублей, в том числе: 14 рублей за перевоз и по 2 рубля за 2 кубометра, а меньше не продавалось. Для тех, кто забыл старые цены, напоминаю, что на 18 рублей можно было питаться втроём пять дней. Конечно же, я просто отсыпал несколько вёдер на стройке, никого, естественно, не спрашивая и ни с кем не договариваясь. Стальной уголок я попросту подобрал на свалке. Точнее, я подобрал строительную люльку и напилил из неё уголков.

Параллельно с этими занятиями я почитывал учебники и справочники по печному делу. Я остановился на трёхоборотной шведке системы Михайлусенко с горизонтальным расположением каналов и верхним размещением духовки. Размеры печки и сечение каналов я пересчитал в расчёте на нашу хату.

Пока я проникался мыслью делать печку сам, пока раздобывал материал, пришла ранняя осень. Пришлось торопиться. Разобрали старую печку. В дополнение к предыдущей главе (“Соломон Медведев”) хочу отметить, что печку мы выгружали лопатой, так как кирпичи попросту рассыпались.

Хотя я очень торопился, печку я делал довольно долго: три выходных дня и пять дней после работы. (Между тем лили холодные дожди.) Возможно, печник, прочитав это, презрительно хмыкнет, но, во-первых, я работал один, а во-вторых, я ручаюсь, что все швы заполнены, все ряды перевязаны, поверхности каналов зачищены, треснутых кирпичей нет, и т.п., т.е., качество кладки - гарантирую. Никогда никакой кооператив, никакой дядя Вася так не сделает.

Никогда еще в жизни (да-да, никогда в жизни) я так не волновался, когда зажигал только что сложенную печку. Мы не могли недельку ждать, пока она подсохнет, как это рекомендовано в учебниках. Там же было сказано, что новая печка дымит. Я был готов к этому. Но печка сразу загудела и быстро нагрелась. Никакого дыма не было.

Новая печка требовала вдвое меньше дров, протопить ее можно было в три раза быстрее, она очень хорошо держала тепло. Кроме отопительного прибора мы получили еще чудесный прибор для приготовления пищи. Неповторим и незабываем вкус борща, приготовленного в чугунке на печи. Не сравнять ни с чем и кашу. Пироги из нашей горячей духовки (стенки духовки светятся) тоже имеют совсем другой вкус и пекутся не полчаса, а пять минут. В духовке мы стали печь картошку, морковь, свёклу. Получаются намного вкуснее варёных.

Некоторое…

Не поместился в строку заголовок. Должен он быть таким: Некоторые воспоминания и некоторые размышления о некоторых вопросах социума.

Было ещё в школе, но не помню, на каком уроке, кажется, «Новейшая история СССР». Рассказывал нам учитель (самец учительницы) о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения. Я, естественно, не утерпел и выразил недоумение, спросил, зачем оно нужно, это отделение. И учитель сказал знаменательную фразу, до сих пор помню вместе с его интонацией: «Отделение нации, конечно же, не нужно, да мы его и не допустим. Но право на отделение – должно быть». А чтобы меня убедить, сказал, что против такого права выступал Сталин, но на таком праве настаивал Ленин и якобы всех убедил. Грязью Сталина тогда ещё не поливали, просто ругали и указывали на его ошибки. Пока, мол жив был Ленин, он Сталина поправлял, а потом поправить было некому… Это у нас в школе так учили, как в других – не знаю.
В общем, запомнил я такой постулат: «Того-то не нужно, но право на то-то должно быть». Отметим и идём дальше.

Значительно позже, как раз перед тем, как Мишка-меченый объявил «Ускорение», привёз я из роддома жену в только что купленный дом. Купил, пока жена лежала в роддоме. Из всех удобств в доме было только электричество. Вода была в колонке через улицу, отопление – голландка без плиты, туалет я накануне выкопал и сколотил из старых досок во дворе. Из мебели в доме были шкаф, кровать, стол, один стул и детская коляска. Важно было и то, что живых родителей ни у меня, ни у жены тоже не было.

При этом мрачного ничего не было. Напротив, всё было хорошо: вокруг был социализм со всеми социальными гарантиями, в магазинах всё необходимое было, а денег мне платили много, потому что моя работа, моя отрасль была нужна стране. Время было далеко не самое худшее, особенно если сравнивать с последующим разгулом дикого капитализма. Да и потом, когда в стране временно устаканилось, да и сейчас, вряд ли бы мы сумели так быстро привести дом в порядок и наладить нашу жизнь.
Но именно тогда я неожиданно для себя понял, что я не имею права бросить семью. Я не собирался бросать семью, у меня не было никакого желания это делать, но, повторю: главное, что у меня не было права это сделать. Более того, я не имел права вести себя так, чтобы создались предпосылки к этому!
Юристы так не считают, но какое мне дело до юристов!  Женщину с ребёнком нельзя оставлять в доме без удобств. И юристы, уверяющие, что такое право у меня было, пусть катятся к Чубайсу.

К чему я всё это? В социуме имеется постоянное противоречие. С одной стороны, жить надо по законам. Но с другой стороны – закон по определению отстаёт от развития общества. Закон не может правильно учитывать те обстоятельства, которые ещё не сложились, закон вообще не придёт в голову принять, пока не накопилась в этом необходимость.
Но я совсем не к этому! Я не собираюсь решать юридические проблемы и увязывать их с моральными. Я просто вспомнил те случаи с «правом», которые мне запомнились, которые на меня произвели впечатление. Просто воспоминания о запомнившихся случаях.

Почему вспомнил сейчас? Приехал на работу, включил машину, прочитал, что сегодня 9 марта. Памятный день. В этот день моя будущая жена уезжала поездом Минск-Новосибирск, и мы ещё не знали, совсем она уезжает, или едет за вещами. В Минске было морозно и солнечно, совсем не так, как сегодня (туман и слякоть). Мы ничего не говорили о нас. Но когда пришло время прыгать в вагон, мы оба знали: она скоро вернётся.

Вот, увидел, что 9 марта, и вспомнил. А писать собирался совсем о другом, о том, что ямайский ром вот этой марки – очень хороший ром, намного лучше, чем знаменитый у нас «Гавана-Клаб». Но вспомнилось вот... Что ж поделать, если вспомнилось. а ром был очень хороший.

Судьба играет человеком… или человек судьбой?

Написал вчера воспоминание о студенческом своём времени и стал вспоминать то время дальше. Родилась у меня было мысль с претензией на глубокомыслие: в то время из-за незначительных событий, из-за случайностей менялись наши дальнейшие судьбы. Неправильная это мысль, неточная. Большая часть того, что я видел, наоборот – указывает на закономерность, на то, что случайности могут отвлечь, могут замедлить течение судьбы, но итог будет тот же. На эту тему у фантаста Азимова есть рассказ «Что если?». Может, кто читал?

Вот расскажу про судьбу одной одногруппницы, которая мне ещё и соседкой по дому была.
У нас в Белгосуниверситете строго соблюдалось правило: три неуда в сессию – немедленное отчисление. Если два неуда – то один надо ликвидировать, пока не начались после каникул занятия. А один неуд можно было тянуть до следующей зачётной сессии. Правило соблюдалось даже для спортсменов. Другое дело, что спортайгеноссе давили на преподавателей, но разные у нас были преподаватели, не каждый поддавался.

И вот про мою одногруппницу. Девушка она была неглупая и не ленивая, но математика давалась ей тяжело. Почему сунулась на матфак? Мне она говорила, что сама захотела. В школе оценки у неё были высокие. У неё была высокая общая культура, а это помогает и в специальных знаниях, и, особенно, в сдаче экзаменов. Но в высшей математике не помогло. Экзамен по математическому анализу она провалила. Следующий, по высшей алгебре, тоже. Что делать? Третий экзамен – аналитическая геометрия. Провалишь – и пошла вон.

Блат у этой девушки был внушительный. Но не для докторов математики. Однако, для других специалистов блат был действительно внушительный. Девушка получила справку о том, что заболела, а потом справку, что её заболевание требует академического отпуска. Теперь у неё на ликвидацию хвостов появился целый год.

Почти что все наши общие знакомые были уверены, что она куда-нибудь за этот год переведётся (то есть, папа переведёт). Но девушка была неглупая, не ленивая и упорная. Хвосты она за год ликвидировала, вышла из отпуска, училась на год нас младше и матфак успешно закончила. Хвостов у неё больше не было. Но высшая математика ей действительно трудно давалась. Распределилась она в среднюю школу, через 7 лет была уже завучем, причём ученики её любили (вы любили своих завучей?).
Вот такая судьба. Прямая, хоть и с неровностями.

В нашей же группе в то же время был случай, внешне похожий. Тоже девушка, и тоже получила в ту же сессию две первых двойки. И у неё тоже был блат, но не внушительный, а специфический: её отец был комендантом главного корпуса Белгосуниверситета. Она тут же, прямо во время сессии, оказалась на геолого-географическом факультете. Про её дальнейшую судьбу я ничего не знаю, Во дворе университета я её время от времени встречал, но мне не приходило в голову остановиться и с ней поговорить, она была из другой цивилизации. Если разобраться, то и её судьба была прямая. На семинарских занятиях она с самого начала показывала откровенную тупость, а на как-то заданный ей вопрос, почему она выбрала матфак, она меланхолично ответила, что у отца на матфаке были хорошие знакомства.

И раз уж я помянул незлыми тихими словами спортсменов, то расскажу и третий случай про блат в нашей группе. Один спортсмен схватил двойку по сочинению на вступительных экзаменах. Но экзамены по математике и физике он сдал хорошо, и спортайгеноссе добились, что его приняли на матфак вопреки всем законам. И надо же! Три года он был одним из самых сильных студентов нашего курса. Четвёрок у него не было. По математическим дисциплинам у него было только «отлично», имел научные работы, а по истории КПСС, философии и др. – только дохлые «удочки». Вот вам совсем особенный случай. И конец случая тоже был особенный. Парень разбил голову на тренировке, почти год лежал в больнице, когда вышел, женился на медсестре, которая за ним ухаживала, спорт бросил, науку бросил, пошёл в среднюю школу учителем. Как тут с судьбой? Тоже прямая? 

Февральский дождь

Дождь, дождь, дождь, снег, дождь… и так весь день.

Вчера закончил, наконец, Коран. Буду теперь несколько дней обдумывать, как бы про него поаккуратнее выразиться.

Долго я его читал, и не каждый день. Дважды пришлось делать перерыв и ждать, пока уши распрямятся, а то совсем завяли. Опыт чтения книг, которые совсем не хочется читать, у меня есть. Но Историю КПСС читать было легче и интереснее. Кроме того, книги по истории КПСС (если это только не сокращённый вариант Афанасьева для ВПШ) – весьма информативны. Если при чтении вылавливать только факты и опускать выводы авторов – то очень, очень ценные и информативные книги, не хуже Ветхого Завета. В Коране же, если удалить из него восхваления Аллаху и повторения одних и тех же притч, информации наберётся страничек на шесть, не более. Но я прочитал все 442 (по имеющемуся у меня изданию), и прочитал внимательно, возвращаясь и повторяя.
Но о сей священной книге я выскажусь потом, когда обдумаю округлые выражения. А сейчас расскажу смешной случай про Историю КПСС, раз уж я её вспомнил.

Предмет этот преподавала нам умная женщина, которая имела, однако, репутацию злобной придирчивой фурии. Но материал она знала прекрасно. Ко мне она относилась хорошо и прощала мне то, что я не зазубривал материал. Причина – она очень любила, когда студент знал первоисточники. Меня она возлюбила с самого первого занятия, когда я вместо цитаты Ленина сослался на Каутского. Дело в том, что цитата эта принадлежала Каутскому. Ленин повторил её, и учебники стали приписывать её Ленину. Но если читать Ленина, то там ссылка на Каутского есть. Так же было потом с цитатой Маркса, которая на самом деле принадлежит некому Даунингу. То есть, я старался ей показать, что читаю именно первоисточники. Пару раз она меня ловила на незнании материала. Тогда она вздыхала и говорила: «Знаете, учебник тоже полезно читать…».

Экзамен мы сдавали комиссии. Отвечал я хорошо. Но тут зав. кафедрой задаёт мне дополнительный вопрос: «А сколько было делегатов на XXII съезде?». Я не помню или не знаю, но не моргнув глазом говорю: «5125!».
- Это откуда у вас такая цифра,- удивляется зав кафедрой.
- А это – вместимость зала Дворца съездов, - говорю.
- Так значит на XX съезде делегатов было?...
- Примерно 1480, вместимость зала Большого Кремлёвского дворца!
Члены комиссии переглянулись, и зав кафедрой мягко говорит:
- Математик… Вы не учли иностранные делегации и места для прессы. Делегатов всего было 4799 (?- забыл). Но вы знаете, мне никогда не приходило в голову посмотреть на количество делегатов съезда с этой точки зрения… Ведь и в самом деле…

Отличную оценку мне поставили. Вовсе не были наши КПСС-преподаватели тупыми и злобными. 

Дела давно хрущёвских лет

Вдруг (именно «вдруг», без какого-либо повода) вспомнил, как в 1961 году после 7 класса из нашего класса сразу четверо юношей рванулись поступать в техникум. При этом школа наша в Минске считалась одной из самых сильных, а по точным наукам, так возможно и самой сильной.

Об этом эпизоде внешне, казалось бы, незначительном, хотя, наверняка он был весьма значительным для этих четырёх школьников, - было много разговоров у нас в классе и в школе. И вот по какой причине.
Двое из поступавших учились очень хорошо. Не на круглые пятёрки, но пятёрок было больше, а троек не было. Они оба не прошли по конкурсу. 
А двое других были двоечники, которых каждый год перетаскивали в следующий класс. И оба поступили!

Все мы недоумевали, как же это получилось, и много говорили об этом. К сожалению, я не знаю, что говорили взрослые. Сейчас-то я, вспомнив этот случай, вспомнил также, что один двоечник был сыном крупного партайгеноссе, а другой – сыном крупного деятеля кинопроката. Тогда я об этом не подумал.

Не думал я тогда и о том, почему вдруг сразу четверо, причём два почти отличника и два блатных сынка рванули в техникум. Сейчас мне это понятно, сейчас объясню. Но сначала скажу, что от их поступления/непоступления ничего страшного не произошло. Оба отличника после школы успешно поступили в ВУЗ, один в радиотехнический, другой в политехнический. С "радиотехником" я потом встречался по работе. С двоечниками тоже было всё нормально. Сын кинопрокатчика успешно закончил техникум, отслужил армию, потом закончил заочно ВУЗ. С ним я тоже потом встречался по работе. А сын партайгеноссе пошёл в бандиты и получил 8 лет. Отсидел ли он, и что потом делал – этого я не знаю.

Теперь о причинах массового интереса к техникуму.
«Хрущёвскую оттепель» вспоминают как послабление интеллигенции в сторону диссидентства. Ну, не без того. Но интеллигенцию «Наш Никита Сергеевич» не любил и не доверял ей. Он решил перевоспитать интеллигенцию, а лучше – заменить её, воспитать свою. Важнейшим мероприятием были изменения правила приёма в ВУЗ. С 1958 года был отменён приём медалистов без экзаменов. И, что более важно, для поступающих после школы был введён лимит: не более 20% мест в ВУЗах. Остальные места – производственникам со стажем или отслужившим армию.

Таким образом, для поступающих после школы конкурс возрос в 5 раз. Чтобы пройти, например, на строительный факультет Белорусского политехнического института в 1958 году, надо было сдать все пять экзаменов на «отлично». В том же году «производственников», сдавших на положительные оценки, на этот факультет не хватило, чтобы заполнить 80% мест, и на ЦК КПБ решался вопрос: заполнить ли эти места лучшими из школьников, не прошедших по конкурсу, или же принять производственников, получивших «двойки» по непрофилирующим предметам. К сожалению, не знаю, как этот вопрос был решён.

Вот тогда многие родители нашли для своих детей обходной маневр: через техникум. Правда, техникум  надо было закончить с отличием и получить от него направление в ВУЗ.

Ещё могу сказать, что родители моих одноклассников старались зря, потому что к тому времени, как мы отучились 11 классов, правила приёма были вновь изменены. Хрущёвские нововведения не были отменены совсем, но были значительно ослаблены. Медалисты получили льготы: нужно было сдавать только профилирующий экзамен и в случае его сдачи на «отлично» других экзаменов сдавать было не нужно. А лимит для производственников устанавливался пропорционально поданным заявлениям. Школьники держали конкурс со школьниками, производственники – с производственниками. У нас в группе, например, было 3 производственника из 25.

Новое изменение правил приёма в 1965 можно связать со снятием Хрущёва в октябре 1964, но его и так собирались ввести. К этому времени уже отработали по два года выпускники, которые набрали в 1958 году по хрущёвским правилам, и результат изменения правил приёма был хорошо виден. 

Читайте первоисточники

На первом курсе математического факультета мы два семестра изучали и сдавали экзамены по Истории КПСС, на втором курсе – по Марксистско-ленинской философии. Потом ещё был курс Научного коммунизма, тоже с экзаменом, но это была ерунда и говорильня, а курсы Истории КПСС и МЛ-философии были очень серьёзные, преподавались и спрашивались они не формально.

Не всем эти дисциплины хорошо давались и (что важнее) не все желали тратить на них время. Для системы партийных школ существовали учебники попроще. Они были значительно меньше по объёму, а некоторые вопросы там излагались откровенно примитивно, на уровне лозунгов. На кафедре философии эти учебники люто ненавидели, но многие студенты по ним готовились.

Когда на экзамене преподаватель обнаруживал у студента полное незнание вопроса, прикрытое партийными лозунгами, то часто повторялся один и тот же диалог:

- Вы, наверное, готовились по учебнику Афанасьева?
- Да (что не всегда было правдой, студент мог просто плохо подготовиться).
- Идите и когда будете готовиться к пересдаче, читайте первоисточники, а не низкопробные брошюры!

В этой дежурной фразе была определённая пикантность, так как на учебнике Афанасьева было написано, что он рекомендован для работников Высших партийных школ. Фраза читайте первоисточники, а не низкопробные брошюры у нас широко использовалась студентами. Так могли отозваться не только об учебниках, а о чём угодно.

Я очень близко к сердцу принимал эту фразу, потому что несоответствие того, чему нас учили тем источникам, на которые при этой учёбе ссылаются, я обнаруживал очень часто. Любовь копаться в первоисточниках у меня издавна.

Например, я долго пытался найти в Евангелиях, где же это Иисус Иосифович Назарецкий сказал, что «всякая власть от Бога». И не нашёл, потому что Иисус этого не говорил. Я потому искал так старательно, что это утверждение в устах Иисуса звучит нелогично, оно не корреспондирует с другими его утверждениями и с его поведением. Не мог я поверить, что он так говорил.

Но в Новом завете такое утверждение есть! Только произносит (точнее, пишет) его не Иисус, а Павел в послании «К Римлянам». При этом Павел не обосновывает его ссылкой на Иисуса. Павел считается апостолом. Но кто его объявил апостолом? Иисуса-то уже не было. Якобы Иисус встретился Павлу на дороге. Но кто, кроме Павла, может это подтвердить?
Вот к каким выводам может привести углубление в первоисточники.
----

Со своими друзьями и френдами хочу поделиться находкой, которую я сделал, изучая такой первоисточник, как Коран. Вообще-то, я много чего интересного там нашёл, но я поделюсь пока только одним, совершенно безобидным, но любопытным фактом.
Вот стих 15 (по другой версии стихи 16-17) из суры 47.

Вот описание Рая, обещанного богобоязненным! В нем текут реки из воды, которая не портится, реки из молока, вкус которого не изменяется, реки из вина, дарующего наслаждение пьющим, и реки из очищенного меда. В нем для них уготованы любые фрукты и прощение от их Господа. Неужели они подобны тем, которые вечно пребывают в Огне и которых поят кипящей водой, разрывающей их кишки?

То есть, в Раю, оказывается, пить вино можно! Оно даже дарует наслаждение богобоязненным!
Впрочем, нет, не дарует. Только обещано, что будет даровать, так как из Корана следует, что в настоящее время ни Рая, ни Геенны не существует, а все умершие пребывают неизвестно где и ждут Последнего дня, когда Аллах всех отправит по их заслугам: кого в райский сад, «где внизу текут реки», а кого в геенну.