Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Дождь под новой крышей

Нет. всё-таки. большинство булыжников пролетают мимо меня. Сегодня весь день дождь, причём, дважды - сильнейший ливень. А перед этим погодный боженька (или кто там у них на небесах погодой заведует) дал мне два тёплых сухих дня, чтобы я успел заменить крышу, да потом дал ещё один день на всякий случай, если вдруг не успею. Успел. Лежу на своём топчане (дивана у меня нет) и слушаю, как дождь молотит по полиэстеру армированному волнистому.
Ну, долго лежать надоедает, а из дома не выйдешь - замесил и поджарил пироги. Летом пироги мы едим редко, летом на них обычно времени нет. Дождей обещают нам ещё дней пять, но таких ливней, как сегодня, как будто больше не будет. У меня не всё ещё посеяно, а за помидорий я ещё не брался.
Вот такая жизнь: кому флеш-мобы, а кому - посевная. В Минске перед Комаровским рынком собралось десять девок в белом и с цветочками - и об этом все опп-сайты написали, а за ними все новостные сайты перепечатали. Ух, какое важное событие! На уровне того, что какая-то модная фря разделась для журнала - тоже все новостные сайты написали. А у нас вот на Радуницу на своих участках десятка три дачников работали вместо того, чтобы ехать на кладбище - и никто об этом не написал. Кроме меня.

Дождь шёл весь день. Когда он временно ослаб, я сходил в магазин: не тратить же на это хорошую погоду. Наш ближайший ("проксимальный") магазин уже работает: продавщицу нашли, ездит к нам из Рубежевич (это от нас изрядно, на кобыле было бы долго). Очень милая женщина, путается в ценах и в товарах. Ничего, к таким народ у нас толерантный, не бандеровцы, чай. Проходил посёлком, посмотрел, что у кого нового. Новое - заборы. И какие заборы! На трёх участках глухие заборы из волнистого кровельного железа. Туды их и сюды. При социализме заборы внутри садовых товариществ ставить не разрешалось. Сейчас это, небось, считается насилием.
В связи с казанской трагедией мне попалось два-три поста, где авторы ностальгически вспоминают времена, когда школы не охранялись, двери в квартиры не запирались, а маленькие дети сами гуляли во дворе. Да, это всё было, это я хорошо помню, я сам с четырёх лет гулял во дворе один. Между тем, бандиты в городе были.
Но что об этом вспоминать? Другие были времена, другие люди. Окончилась страшная война. Казалось бы, люди должны были озлобиться, ан нет! Люди чувствовали себя одной семьёй. Бандиты были. Но у бандитов был какой-то свой кодекс чести. Дети были табу. Отморозки тоже были, как же без них! Лично я отморозков не видел, мои близкие тоже не видели, но рассказы я слышал. Вот бандитов знал лично, из нашего двора (133 квартиры) в тюрьму попало человек пять. Отсидели, рассказывали. Говорили, что те, кто попал в тюрьму за убийство ребёнка, до суда обычно не доживали. Не помню также случая, чтобы обворовали школу. Потом, в 60-х, уже бывало, а после войны - никогда. Школа - такое же неприкосновенное, как дети.

Идеология, психология... Были и экономические причины (и "организационные"). Да, если дома кто-то был, двери не запирались. А что было воровать? Я имею в виду крупное, дорогое. А если украл, как объяснить, где взял, за какие деньги? Были люди с дорогими вещами, были. Вот они запирались. Вот у них и воровали. Нас это не касалось, мы жили своей общиной в больших квартирах, набитых маленькими детьми. В каждой квартире жила кошка, часто неизвестно. чья. Очень многим, ныне живущим, тогдашняя жизнь не понравилась бы.

Потом появилась собственность, а вслед за ней постепенно появился капитализм. (Контр)революция 1989 года закрепила уже сложившуюся тенденцию.

Вот уже и пятница.

Обещанные лилейники


Нешто это лилейники? Будут, будут лилейники, а это – бордюр. Когда я учился в первом классе и писал работы по письму и по чистописанию в тетрадке «в три косых» (кто-нибудь помнит такие?), считалось, что читать-писать мы ещё не умеем. В классе (всего 44 человека, как помню) действительно были ученики, которые ещё не умели читать, а «по-письменному» так, наверное, не могли читать полкласса. Так вот тогда вместо даты и заголовка «Домашняя (классная) работа» положено было рисовать бордюр, за него тоже ставили оценку.

С лилейниками я запоздал. Вчера вечером приехала дочка после трёхнедельной командировки и много рассказывала про современный детский лагерь и про встретившихся там людей. Предыдущие летние командировки у неё были в лагерь специнтерната. Дети в обычном лагере отличаются, а персонал – так совсем отличается. В лагере для нездоровых детей работают честные люди, подвижники.
В общем, заболтались мы, поздно уже было. Вот обещанные лилейники.

.

.

==
А вот утренние снимки. Расцвёл первый флокс.

А вот переплелись ветви яблони и винограда. Все с плодами.

Обыкновенная жизнь

Рубили сегодня капусту.
Несовременно? Как раз современно. При социализме в этом не было необходимости: в магазине была прекрасная кислая (квашеная) капуста нескольких сортов. Я даже цену помню на 1988, потому как часто покупал. Обыкновенная стоила 18-20 застойных копеек за кг, а провансаль – 34 коп. Была ещё маринованная в банках, но на неё цены я не помню, не покупал потому что. Сейчас кислая капуста в продаже есть, но в том-то и дело, что она не самокислая, а солёная, подкисленная уксусом. И на базаре тоже такую продают.

В общем, квасим сами. Привык я к квашеной капусте, в детстве каждый день мне на завтрак мама зимой подавала кислую капусту, заправленную луком и подсолнечным маслом. Пишут, что капитан Кук так своих матросов кормил, и у него на корабле никогда цинги не было.

Рубили мы с женой вдвоём, пока детки на работе были. Детки… Одному 33 года, другой 28. Я был знаком с одной бабушкой, которой было 25 лет. У моей дочки своих детей нет, зато подопечных – 1046 на сегодняшний день. Сегодня как ушла утром к 8.00, так вернулась в 20.40. Поужинала и сидит сейчас (23.06) за компушкой, готовит документы на инвалидность одному из своих пациентов. Понедельник. В понедельник всегда много вызовов, а сейчас такая погода, что тащить больных детей в поликлинику люди не хотят, вызывают врача на дом. «Эксперимент»! Ха-ха. Медицинские геноссе решили увеличить время приёма, а больные, мол, не будут вызывать врача на дом. Но вызовы не отменили, а только поручили регистратуре уговаривать родителей приходить самим в поликлинику. Возможно, кого-то и уговорили, но вызовы принимаются для детей до 3-х лет, детей-инвалидов и «острых», а практически – от всех, кто не хочет идти в поликлинику. Вот и эксперимент. И наверняка же отрапортуют, что эксперимент удался.

Но вернусь к капусте. Нарубили мы 34 кг капусты с 3-мя кг морковки. Я пальцы на правой руке стёр: капусту с солью жмакал, а жена мозоли на руке ножом натёрла. Зато уложились в один день.

Капусту я купил вчера на базаре. Предыдущие годы капусту нам под окна подвозили, а в этом году стоит такая холодина, что никто из частников с овощами в наш райончик не приезжает. Заказывать по телефону, не пощупав товар, я не стал, пошёл на базар. А там продавцов мало-мало, и никто капусту не возит. Но вижу – «мой» картофельник. Увидел меня, обрадовался, побежал, нашёл мужика с капустой и другого парня, который меня вместе с этой капустой и с морковкой завёз ко мне домой.

По дороге поговорили. Я похвалил картошку, что мне этот же парень привозил две недели назад. Оказалось, что это его собственная, сорта «Скарб» (по-белорусски - «сокровище»). В этом году он посадил на продажу голландский семенной картофель, но почему-то урожай получился плохой, и он ест его сам, а на базар возит «скарб», который сажал для себя. Морковка же – вообще не его, а куплена в соседнем крупном хозяйстве. У них там под морковь большой торфяник с ирригационной системой от реки Уссы; они могут и сбрасывать воду в реку, и забирать воду из реки, если надо. Поэтому у них морковь ровная и крупная, убирают комбайном. А у самого продавца земля – бедный песок, и морковь растёт извилистая, многохвостая. Урожай хороший, но в продажу не годится. Это мне понятно, у нас тоже так. А вот почему морковь ровная на торфянике, мне непонятно, личный опыт говорит о другом. В 1970, на «картошке» от НИИ мы работали на торфянике в Узденском районе. Убирали, правда, не морковь, а картофель. Урожай был хороший, но какие вычурные формы были у клубней!

Пока мы рубили капусту, кошки спокойно спали, свернувшись в три клубка. Как-то непривычно было, что им это неинтересно. Не едят наши кошки свежую капусту. Квашеную – едят, хотя не все.

Отдых?

Сегодня, как когда-то в детстве на каникулах.
Живу на природе, а делать ничего не надо. То есть, дел много, но все дела такие, что можно ими заниматься, а можно и не заниматься. Пожалуй, так было не только в детстве.  Первые годы работы так в отпуске было, а потом много лет так не было.
Это оттого, что погода чудесная, я такую не планировал. И кошек нет. И дети выросли. И готовить ничего не надо: детей нет, кошек нет.
Что я сегодня делал? – да почти ничего. Сгрёб остаток сухих листьев, сходил в чернолесье вырезать осиновый столб на ворота, и это, кажется всё. В пущу, конечно, заглянул. Грибов нет. Попался небольшой «ведьмин круг» синюшек.

Мало. Знал бы, что больше не попадётся, этих бы не брал. Завтра схожу в дальнюю разведку и фотик с собой возьму. За 8 лет это в пуще первая осень без осенних опят. Не верится. Вообще-то, осенние опята летом были, но мало, недолго и одновременно с летними. И свинушек в этом году не было, и чёрных груздей. Тоже необычно. Между тем, белые были, мы даже неплохо их собрали.

Ах, да, я сегодня ещё пересадил ёлочку к нам на участок. Эта ёлочка – самоходная, как и пересаженный дуб. Она выросла сама внутри куста сирени. Я в бога не верю, а потому очень внимательно отношусь к таким знамениям. Ёлка захотела жить с нами (как те многочисленные кошки, что сами приходили; как калина, как дуб). Что ж, пусть живёт, только место надо ей выбрать получше. Я посадил её так, чтобы она закрыла дом от юго-западных ветров, когда вырастет. Сейчас ей третий год.

====
Я решил, что пока я здесь, не буду ни о чём писать, кроме как о природе и о тутейших людях. Прочитал, видите ли, новостные сайты, прочитал пакостную, но полезную и интересную книжку и вот так решил. Приеду в город, тогда буду писать о другом, а может и не буду. Сейчас я хочу поместить городские снимки, которые я сделал ещё в пятницу. Снимки не красивые ("не" - отдельно), но информативные: как оно там у нас в городе.
Вот это – двор на север от нашего дома:

А это – проезд к нашему дому. Я сфотографировал его из-за дерева (то, что побольше). Это – осина, моё любимое дерево, оно ещё совсем зелёное. Специально осину у нас не сажают, но в новых районах при строительстве стараются сохранить деревья.

А ниже – плоды декоративного боярышника, тоже у нас во дворе.

Черника и худлит

Ходил на разведку в лес. Пуща рядом, что растёт в пуще, я знаю. Сегодня я решил обежать леса-посадки, где грибов обычно больше, чем в пуще.

Ничего привлекательного я не нашёл. Нет (почти нет) даже поганок. В посадках сосны много старых гнилых и червивых маслят. Маслята летние, значит высыпок осенних ещё будет. Сыроежек мало, рыжиков нет. Подберёзовиков несколько попалось, все червивые.

Но совершенно неожиданно налетел на чернику. Много, и собирать легко: крупная, спелая, а часть листьев с черничных кустов опала, и ягоды хорошо видно. Не удержался, задержался и до конца разведку не довёл, не все места обошёл, какие хотел. Так день и прошёл. Сейчас на небе очень красивая пол-Луна совсем рядом с Юпитером.

Фотографий я сегодня не делал. Листал ЖЖ, встретил статью про детского писателя Алексина (Гобермана) и захотелось высказаться.

Кто-то из писателей говорил, что для детей надо писать как для взрослых, только лучше. Ах, если бы было так! В детстве я не любил детских книг. Были, были у меня любимые детские книги. Любил Носова и Сотника, верил им. А книги Осеевой и Воронковой у меня вызывали раздражение, казалось, что они меня недоумком считают и всё выдумывают. Майн Рида и Буссенара я тоже не любил, не верил им – и всё тут.

Но я с Алексина начал. Прочитал я о нём и стал вспоминать его книги, в детстве я не всегда запоминал авторов. Пришлось вызвать Интернет и посмотреть весь список. Оказалось, я читал три его повести. «Саша и Шура» мне понравилась, даже очень. А ещё две – «Тайный сигнал барабанщика» и «Говорит седьмой этаж» - показались заказными примитивными агитками. Я и сейчас так думаю, я не верю в существование описанных там детей.

О доверии автору хочу привести два примера.
Начну с совсем смешного. У Купера герои соревнуются в меткости стрельбы и стреляют по подброшенной вверх картофелине. Пуля пробивает картофелину насквозь! Почему Купер сам не попробовал попасть пулей в картошку, чтобы посмотреть, что будет? Его герои стреляли не из мелкашки и не из Калашникова калибра 5,45, а из охотничьих ружей свинцовой пулей. Картофелина при попадании разлетится в мелкие дребезги.

У советского автора повести «Когда я был вожатым» герои считают яблоки на яблоне. Яблок где-то 1300 с чем-то. Они докладывают об этом родителям. Те проверяют и убеждаются, что это – точное число. Потом так же проверяют ещё несколько яблонь. Но это же – хуже, чем у Купера. Автор никогда не видел яблонь? Почему бы ему было не попробовать считать яблоки на дереве самому? Повесть интересная, но разве я мог верить автору после таких заявлений? Я-то хорошо представлял себе яблоню, на которой больше 1000 яблок!

Сомнительная встреча

Сомнительная в том, что я не могу сказать, а надо ли было встречаться.

Позвонила старая сотрудница, сказала, что собирается «группа товарищей» из самых первых наборов лаборатории, в которой я начинал работать. Лаборатории 11 сентября исполнится 50 (пятьдесят!) лет. Я – из первого набора, а она – из третьего. Место и время встречи для меня показались неожиданными: в 15.00 в кафе «Пироги "Штолле"». Я был уверен, что отмечаем 50 лет лаборатории, но оказалось, что про этот день никто из тех, кто пришёл, не помнит. Причина – приехал на побывку ещё один сотрудник первого набора, который постоянно живёт в Чехии, и «группа товарищей» решила его послушать, узнать про жизнь в Чехии: как там с видом на жительство и т.п. Вот оно как.

Сидели, ели пироги и отчитывались по очереди: кто где живёт, работает ли ещё, где дети и внуки. Пироги были высокого класса, но я такие не люблю: корочка сдобная, тонкая, прокляренная, поджаристая и очень-очень изукрашенная. А я люблю пироги из пышного дрожжевого теста, где начинка – не самое главное. Были и напитки. Ха-ха! Половина (в том числе мужчины) пила оранжад, остальные – белое вино. Я единственный пил тёмный ром «Баккарди». К моему удивлению – не разбавленный и не подмененный. Ещё одна женщина нулевого набора (то есть, она работала в НИИ до того, как была создана лаборатория) пила джин-тоник. Что поделаешь, пожилые люди, самому младшему – 67 лет.

И вот что интересно, вот от чего у меня уши завяли. У всех часть детей и внуков за границей, у всех дети работают в каких-то делолюдских фирмах, все постоянно ездят кто в Вену, кто в Милан, а кто в Бергамо, все в каких-то обществах, кто-то изучает итальянский, кто-то обучается игре на гармошке, несколько человек обучаются танцам… На фоне этого мои дети интеллигентных профессий выглядят рабочими. Преподаватель государственного ВУЗа и участковый педиатр – это совсем по-советски. С надеждой в голосе меня спросили: сын преподаёт что-то компьютерное? Нет, говорю, он на кафедре «Тракторы» преподаёт детали машин, расчёт тяговых усилий, системы навесных орудий и т.п.

Все, кто пришёл, своей жизнью довольны, перестройкой удовлетворены и «рынок» считают естественным и правильным решением. Страна? Перед ними весь мир, полчаса посвятили сравнению Парижа с Берлином и изругали Минск  за то, что в Минске нет старины, «смотреть нечего».

Одну вещь сообщили мне на первый взгляд приятную. В 1974 году мною со товарищи был запущен пакет для организации документальной информационно-поисковой системы с языком запросов дескрипторного типа с устрашающим названием АСПИД. Потом лаборатория 20 (двадцать) лет жила созданием версий этого пакета  для разных операционных систем, разных компьютеров и разных специфических задач. До самого времени, когда белорусская компьютерная область интегрировалась в мировую.
Так вот, оказывается, этот пакет всё ещё в работе, его новые версии ещё используются в государственных учреждениях.
Думаете, я обрадовался? Я анекдот напомню  поздне-брежневских времён.

Во время Всесоюзного Ленинского коммунистическогоо субботника Леонид Брежнев лично вытирал пыль в Мавзолее. Проскочила искра – и ожил Владимир Ульянов.
- Что у вас тут происходит?
- Субботник, Владимир Ильич!
- А год какой?
- 1978-й, юбилейный! 60 лет первому субботнику!
- Как? 60 лет прошло, а всё ещё субботники? Нет, надо ехать в Разлив!
Конец старого анекдота.
------------

А пока я пил ром в Минске, на участке распустились «большой колокольчик», лилии и шалфей. Сегодня я приехал и их сфотографировал.


Последействие к празднику

Хорошо писать о хорошем, только не всегда получается. Сегодня с хорошего и начну.
Сегодня утром моей дочке позвонили из регистратуры поликлиники. Её домогаются какие-то подростки, рвутся в неработающую (воскресенье же!) поликлинику, говорят, что им непременно нужен «врач Аграфена». К детям у нас положено относиться хорошо, детей на фиг у нас не посылают. Даже в самый разгар перестройковщины, когда у нас над Домом правительства висели полицайский флаг и герб Великого Княжества Литовского – и то наша районная детская поликлиника (№12) имела каким-то образом все лекарства, и врачи всегда приходили по вызову в наш райончик, набитый цветущими садами и собаками. В общем, детям дали связаться с «врачом Аграфеной».

Оказалось, что дети приехали за 40 км из-под Минска из интерната, где дочка работала в летнем лагере всего одну смену в июле. В администрации интерната наверняка сохранился её телефон, но дети или не догадались или не захотели  или им не дали. Номер поликлиники они знали. Приехали в Минск и разыскали. Принесли огромный букет красных розочек. Если бы дело было летом, я подумал бы, что наверняка украли в оранжерее. Вот он, букетище:

Вот вам и молодёжь. Почти 8 месяцев прошло.
А вот выставка оставшихся с 7 марта тюльпанов. Часть букетов мы раздали гостям, пришедшим 8-го на пироги (мясо, картошка, повидло).

А вот масленицу мы сегодня не праздновали, блины не пекли. Кто его знает, почему. Может, от праздника устали, может погода плохая: мокрый снег шёл, ветер задувал неприятный.
==========
Ну, а что из текучки? Дневник же! Не лытдыбр какой-нибудь, а законный дневник.
Закончил внимательное чтение африканского романа «Целители». Постараюсь о нём написать, но с цитатами плохо получится: он у меня в ДЖВУ-формате. Роман интересный. В тех же журналах («ИЛ» 1982, 1-3) я для сравнения пролистал беллетристику немецкую, английскую, испанскую, чешскую, французскую, румынскую. По сравнению с этой беллетристикой африканская мне показалась интереснее. Но там же я обнаружил рассказы американца Шервуда Андерсона. Раньше, давно, наверное, в 70-80х я его точно читал, но не запомнил ничего. А теперь мне его рассказы понравились! Старше я стал. А может, жизнь вокруг изменилась.

Часть сюжета одного рассказа я изложу. После смерти хорошего сельского врача адвокат разбирает его бумаги и обнаруживает около 200 неотправленных писем одной и той же женщине. В письмах описаны его наблюдения за людьми и за природой, его мысли и чувства. Женщина жила напротив, ничем не выделялась и понятия не имела, что он пишет ей письма. У врача была красивая жена и две красивых дочери. С ними, и с другими людьми тоже, он не говорил о чувствах и о природе. Только писал письма женщине, с которой был едва знаком.
Я подумал, что сейчас он писал бы в Живой Журнал.

От родителей из деревни

Когда я учился в университете, почти все мои однокурсники привозили из деревни от родителей продукты, а многие – деньги. Те, у кого родители жили в Минске, тоже привозили продукты из деревни, только от бабушек (возможно, от дедушек, но те, кого я знал, упоминали именно бабушек). И когда я уже работал, то тоже многие (да почти что все) продолжали привозить продукты из деревни от родителей. Я не привозил по самой простой причине: не было у меня родственников в деревне. Никаких. В принципе, по линии отца у меня могли бы быть родственники в деревне, если бы деда не сослали в 1930 в Коми со всем семейством (мой отец в это время уже покинул семью и учился в другом городе в техникуме). И у жены моей тоже никаких и никогда родственников в деревне не было.

И вот сейчас мы оказались в таком положении, только наоборот: дети приезжают к нам из города за продуктами. Сегодня утром отправили дочку в город на работу, а с собой дали свинину, зажаренную на костре, котлеты, двухлитровую банку жареных грибов и килограмм мотоциклетного творога. Да ещё кабачок, морковку, свёклу, картошку, бобы и фасоль. Картошку – не нашу, картошку мы купили у универсальной молочницы Веры, которая с продуктами ездит на кобыле по дачным посёлкам. Вона как обернулась жизнь: когда я ходил в детях, продукты с дачи мы в город не отправляли, продукты нам отец привозил раз в неделю по субботам.

Сейчас в нашем тупике мы одни. Ещё вчера вечером разъехались все соседи. Как в детстве: совсем одни, а рядом лес. Только тогда у нас ещё электричества не было, и вода была на крыничке. И по субботам уже в темноте (если август) слышим, как тарахтит вдалеке одинокий мотор – значит наша машина, значит отец едет с продуктами на своём «козле» (ГАЗ-67).
В хорошую погоду мы с сестрой обычно выходили навстречу, встречать его по дороге. Иногда встречали на полпути, иногда доходили до Могилёвского шоссе, где был поворот на наш просёлок. Не очень далеко, 3 км, а леса мы не боялись. Надо сказать, что тогда дети вообще ничего не боялись и уж меньше всего – взрослых людей. Любой взрослый мог только помочь ребёнку, уж никак не обидеть. Возможно, случаи были, но мы ничего не слышали: тогда СМИ не смаковали выродков, которые, наверное, где-то попадались.


Я радовался, когда мы успевали дойти до шоссе. Там, у самого съезда на просёлок, стояли три подбитых танка. Не знаю, немецкие или наши. Почему-то, тогда мне не пришло в голову спросить. Потом танки убрали. Отец говорил, что на металле подбитых танков, разбросанных под Минском, автозавод работал три года.
=====

P.S. Фотик дочка не привезла, потому что не выбрала время сфотографировать котяток, чтобы сплавить их через Интернет: в начале сентября у участкового педиатра много работы, так как дети привозят из Анталии и др. кучу болезней. Значит, ещё неделю мой журнал без снимков, а снимать есть что: свирепствуют, например, астры.

P.P.S. Про 17 сентября я напишу позже. Почему-то в белорусских СМИ опять забыли об этом празднике. Только в одной электронной желтоэкранной газетёнке написали: «СССР занял Восточную Польшу». Чтоб у авторов все выдающиеся части тела отсохли (включая нос)! Не Восточную Польшу, а Западную Белоруссию, да и то не всю: до Линии Керзона не дотянули.

Всё-таки золотая


С понедельника непрерывно идут дожди. Не меняется ветер, не меняется вид облаков. И вдруг со вчерашнего дня изменился цвет деревьев в лесу, осень стала вдруг золотой. И две наших больших полуоблетевших яблони вдруг пожелтели в один день. А небо такое же серое, дождик такой же мокрый, ветер такой же сырой и такой же западный. И грибов так же много, только грибы уже другие.


Три раза мы кончали грибной сезон. Но приехала на выходные наша южная соседка, побежала под дождём в лес, притащила полведра подзелёнок и зашла к нам уточнить, не поганок ли она нарубила в лесу. Увидела подзелёнки моя жена и загорелась бежать в лес. Мы вчера с ней за подзелёнками ходили и принесли вместо них ведро чёрных подгруздков, до того места, где я хотел нарубить подзелёнок, не дошли: кончился световой день и кончилось место в ведре. А сегодня оказалось, что подзелёнки повылезали рядом с нами, в пуще. Едва я уговорил жену дождаться хотя бы, пока дочка приедет, очень уж интересно бы выглядело, приедет – а нас нет.
Дождались, и уговорила жена дочку пойти продлить грибной сезон. И что же? Нарубили мы вместо подзелёнок ведро синюшек. И те, и другие – рядовки, только разных видов. Подзелёнки красивее и вкуснее, но не перешагивать же через синюшки! Наполнили свои корзиночку и два ведёрка и пришлось вернуться. Сейчас опять старая картина: женщины спят, а я грибы отвариваю. Маринованных синюшек получится литров 5-6. Кроме синюшек мне попались-таки 10 подзелёнок, жене – одна, а дочке – четыре моховика. Вот и всё разнообразие. Разных грибов в пуще много, но не успели они нам попасться, как ёмкости наши наполнились синюшками.

Что это я всё про грибы? Я ведь и Интернет почитываю. Сегодня попалась на белорусском портале исключительно интересная статья про договорные футбольные матчи в Первой лиге белорусского футбола (есть и Высшая). Ну и ну. Прочитайте, наверняка не пожалеете! Вот тут: https://sport.tut.by/news/football/564347.html . Кому лень, сразу скажу, что ребята получили реальные сроки и немалые штрафы. Практически всё это происходило очень смешно, но то, что нынешний полукапитализм позволяет и заставляет этим заниматься – неприятно страшно. Ребята занимались этим в открытую, настолько естественно это вытекает из законов и понятий нынешнего социума.


А то, что много пишу про грибы – так грибы сейчас повсюду. Посмотрите, как выглядят ножки скамеечки у столика во дворе. Только в этом году в июне менял!

=====
P.S. С Оперой я ещё не разбирался. Пишу пока без комментариев. Приеду в понедельник в Минск – там разберусь, прочитаю все комменты и напишу свои.

Хроника и кусок воспоминаний

Приехала на выходные дочка и не привезла обычный кусок мяса для барбекю с обычным молдавским вином. Обычная для былого советского времени ситуация: нет денег после отпуска. Пошли с дочкой в лес. Набрали кошёлку грибов: подберёзовики, лисички, сыроежки. Набрали ещё со  стаканчик черники и полстаканчика брусники. Грибы мы зажарили с кабачками, морковкой и фасолью, а из ягод сварили компот (мы не без продуктов сидели, масло и сахар у нас были).

И вспомнилось по этому поводу наше житьё на даче в 50-е годы. Дача наша от Минска была не очень далеко, сейчас туда городской автобус ходит. Но тогда туда не ходил никакой транспорт, магазинов никаких поблизости не было, не было у нас и электричества, а воду брали на крыничке. Лес был очень хороший, только весь перерыт траншеями, окопами, укрытиями и блиндажами. Речка была среди болота и большое озеро с рогозом и кувшинками. Жили мы – четверо детей с мамой, а отца привозили по субботам вечером на заводском «козле» (ГАЗ-67) и по понедельникам утром опять забирали на завод. Дорога была грунтовая, после дождя кроме нашего козла никакая машина по ней проехать не могла, но у козла, если кто не знает, четыре ведущих колеса с демультипликатором, у его преемников ГАЗ-69 и УАЗика проходимость хуже.

Отец привозил раз в неделю продукты, но мы существенно жили «на подножном корме». Брат охотился, не соблюдая время охоты, тогда на это внимания не обращали. Я ловил рыбу и раков. Сёстры приносили грибы и ягоды, собирали сухие шишки и хворост для нашей буржуйки. Обычно вся семья (отец только по субботам-воскресеньям) собиралась в домике только к вечеру. При свечке перебирали грибы и ягоды, мама жарила на буржуйке дичь и рыбу.

И так всё лето. Такая жизнь сильно повлияла на меня и на брата-сестёр тоже. Спартанские условия, разнообразный лес, лесные цветы, болота… и никакого коллектива, кроме своей семьи. Зимой мы, конечно, жили как все люди, но регулярная длительная изоляция,  жизнь среди дикой природы – конечно же повлияла. К сожалению, не было рядом знатока природы, который бы нам всё показал и всё объяснил. Я, например, сам придумывал названия растениям. Единственным пособием была книга «Лекарственные растения, произрастающие в БССР» 1950 года издания с чёрно-белыми не очень хорошими иллюстрациями. Например, я василёк полевой считал девясилом: так был нарисован в этой книге девясил.

Наверное, то, что я не проводил время в детском («пацанском») коллективе, не был в детских лагерях – мне повредило. Но в то же время я никогда не боялся леса и болота, не испытывал неудобства от отсутствия комфорта и отсутствия коллектива, привык до всего доходить сам, сам научился плавать, сам научился ловить рыбу руками, сам научился мастерить ловушки для раков. Привык никого не спрашивать и никого ни о чём не просить. Хорошо ли это? Не всё ли равно, сейчас уже не переделаешь.
---
Сегодня много говорили с дочкой о её работе. Получается, что педиатр в первую очередь психолог, причём более важно знать не детскую психологию, а психологию родителей. Среди родителей веганы, сыроеды, травники, вегетерианцы, сектанты, ортодоксальные верующие, фанатики, интернет-телезомби, зазнавшаяся гламурволочь и просто идиоты. У всех у них свой взгляд на то, как нужно лечить ребёнка. Если бы болели они сами, то чубайс с ними: как считают нужным, так пусть и лечатся. Но дети-то причём?! Дети-то пока нормальные, и их надо лечить. И к каждому такому родителю нужен свой подход, чтобы он позволил лечить ребёнка как надо. Переубедить этих людей нельзя, надо с ними договариваться. Тяжелее всего с верующими. При этом на участке есть два попа с детьми, так те как раз доверяют медицине и не пытаются вылечить пневмонию молитвами. Строго говоря, все эти веганы и др. – верующие. Верующего нельзя запугать, верующий не боится ничего. Есть и случаи, когда родители нормальные, а детки 12-16 лет уже прозомбированы, встречаются и дети-наркоманы.
Вот такая профессия.
===
Завтра дочка забирает мою жену на несколько дней в город. Остаюсь один с огурцами, кабачками и шестью кошками.