Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Кончается 74-й год жизни

Формально, так уже и кончился, 3 марта наступило. Но я родился в 8.30 по Московскому декратному времени, это зафиксировано в справке из роддома. Справка выписана на грузинском языке, но цифры стоят наши, изобретённые в Китае и почему-то называемые арабскими. Перст судьбы: все 47 лет официального рабочего стажа я работал в учреждениях, где работа начиналась в 8.30. Да ещё родился в понедельник. То есть, понедельник, 8.30 - и сразу на работу.
Первых своих три года я не помню. Но кое-какие отрывки сохранились и с того времени. Помню, как в бане меня сажают в шайку (все знают и помнят, что были такие предметы?). Это могло быть только до года, так как позже мы переехали в квартиру с ванной. И ещё я помню, как на меня впервые надели кофточку с уточкой и посадили фотографироваться. Мама уверяла меня, что фотографировали меня ровно в год. Кофточку эту я очень любил и называл "Гага".
1948
===
Ну, тогда на свою дальнейшую жизнь я ещё влиять не мог, разве что мог чебурахнуться с последствиями. Например, сидел раз на двух стульях, стулья разошлись, стукнулся затылком о батарею, до сих пор шрам прощупывается.

Потом у меня было много экстремумов и точек перегиба. Ошибок я сделал много, глупостей - ещё больше.Жалею ли я о своих ошибках и глупостях? В основном - нет. Потому что понимаю, что если бы я был умнее: догадался бы вовремя и избег какой-то конкретной неприятности, то неизвестно, что было бы дальше и не попал ли бы я в более серьёзную неприятность. И не обязательно неприятность. Пошло бы по-другому, а было ли бы лучше?

Простой пример. Мне конечно же не следовало идти на должность заведующего научно-исследовательской лаборатории. Я это чувствовал, хотя и не предвидел, что моя научная работа при этом не улучшится, а остановится. Чувствовал, но пошёл. ... Да, а если бы я не занял эту должность, то не познакомился бы со своей женой. Женат бы я был наверняка всё равно, и дети тоже были бы наверняка во множественном числе, но кто его знает, как он было бы! У моих друзей и приятелей у всех семейная жизнь с каким-нибудь присвистом, у каждого по-своему, особенно в Перестройку многие семьи перетасовались. Можно ведь было при социализме и не углядеть рыночных поползновений у вполне советской жены. Да я и сам, случись Перестройка на 15 лет раньше, вполне мог попасть в либерасты. Или опять-таки, если бы случилась Перестройка раньше, когда я не утвердился как специалист, что бы я делал без работы? Спекулировал? Воровал? Эмигрировал? А как было бы с семьёй? - Нет, альтернативные варианты если и можно рассматривать, то жалеть о них не стоит.

Хотя развилок было много (скорее, всё же, несколько), но я почему-то думаю, что было бы примерно то же самое. то есть, об этом я не жалею. Но когда перебираю годы сознательной жизни, то вижу, что многих людей я обидел, со многими поступил нехорошо, а с некоторыми нечестно. Жалеть сейчас поздно, но вспоминаю же... Утешает, что почти всегда я плохо поступал с людьми, у которых были по отношению ко мне корыстные или злобные намерения. То есть, те, кого я обманул, чаще всего сами напрашивались, а кое-кто очень даже своё заслужил. Но не все. Были несправедливо обиженные мной люди, и чем дальше - тем больше я таких вспоминаю. А когда жил - считал себя честным порядочным человеком. Надо же! Не стал я добрее и гуманнее. Просто есть время подумать, раньше его не было. Надеюсь, как придёт настоящая весна - его опять не будет.

Лепестковая как бы метель

С двух летних яблонь летят лепестки. С груши и зимней яблони ещё не летят, а с маленького белого налива лететь почти нечему. Но и с двух яблонь идёт сильная метель. Но трава уже подросла, лепестки видны, пока летят, а потом теряются в траве. В обычные годы вся земля покрыта лепестками во время яблоневой метели… В этом году не так.
Соловьи поют плохо и мало. Больше всех слышен неугомонный кукун, да ещё скворцы то каркают, то крякают, иногда для разнообразия трещат своими голосами.
Погодники опять ошиблись. Предсказывали сегодня +19, а термометр показывает +28. Врёт? По ощущению – так нет. А погодники продолжают предсказывать на неделе снег в Москве и завтра – грозу в Минске. Посмотрим. Я проигнорировал их прогноз и посадил кабачки и фасоль.

В общем, копаюсь в земле и размышляю над парадоксами жизненной логики. Ведь если смотреть со стороны, естественно предположить, что я купил дачу перед выходом на пенсию, планируя этот выход и подыскивая себе занятие на пенсии.
А ведь было совсем не так. И дачу я покупал не для того, чтобы на огороде возиться, и на пенсию я не собирался.

На пенсию я в нашей семье вышел первый, до меня в нашем роду пенсионеров не было. Могла стать пенсионеркой бабушка по матери, но когда её уволили с прядильной фабрики, где она работала непрерывно с 1903 года, она не стала оформлять пенсию, а просто уехала к своей дочке в Минск. Можно удивиться, как это возможно в наше время? А это было не наше время. Это был 1952 год, а бабушка у меня была неграмотная, не была налажена автоматической связь Собеса с предприятиями и не нашлось никого рядом, кто бы подсказал, куда надо идти и что делать. И зачем, если есть дочка где-то в Минске, а служебную комнату 8 кв. м в бараке, где она жила всё это время, всё равно надо было сдать и непонятно где жить.

Лица бабушки я не помню, фотографий у меня нет. Она жила с нами несколько месяцев и умерла от инсульта. По-видимому, настолько привыкла к суровым условиям и скудному питанию, что организм не выдержал нашей совсем небогатой, но и не бедной жизни. Или не имела опыта не работать.
Приехала она весной, удар случился в августе. За это время она успела спеть мне много песен, которых я не помню, и рассказать несколько сказок, которые я помню до сих пор и которых нет в сборнике Афанасьева. Ещё научила играть в карты в «ведьму», в «пьяницу» и в «петушки» - в эту игру у Гоголя хохол играет с чертями, там она называется «дурень».
----------


Чего меня потянуло на воспоминания о бабушке? Я хотел писать о другом, это само получилось. Но раз получилось, расскажу о ней подробнее.

Бабушку звали Татьяна Мартыновна, по фамилии – Медведева. Из крестьян (по-видимому, крепостных), из-под Тулы. Её старший брат уехал на работу в Москву, дослужился до прораба, выписал к себе сестру и за день перед её приездом умер. Что было делать неграмотной деревенской девчонке 16 лет без денег и знакомых в незнакомом городе? Вернуться она не захотела (а может, некуда было) или не смогла. Устроилась на прядильную фабрику. Познакомилась с моим дедом, вышла замуж, родила 11 детей, из которых до взрослого возраста дожили четверо.

После замужества фабрика выделила служебную комнату в бараке. 8 кв. м, стены не доходят до потолка – чтобы соседи могли вмешаться в случае чего, все удобства и кухня – во дворе. Рабочий день – 10,5 часов, отпуск по родам 3 дня, на кормление ребёнка отпускали на полчаса каждые три часа. После революции не изменилось ничего, кроме того, что рабочий день стал 8 часов, удлиннился отпуск по родам, а в школе, где училась моя мама, убрали уроки Закона Божия.

Семья начала разбегаться ещё перед Войной. Мама (старшая из выживших, а по счёту третья) окончила МГУ и уехала по распределению в Иркутск, двое следующих уехали строить Комсомольск-на-Амуре.
Во время Войны пропал без вести на фронте в Белоруссии старший сын, умер, не дожив до пенсии муж (работал на кожевенном заводе), попал в тюрьму за хулиганство младший сын, а младшая дочь вышла замуж и перебралась во Владивосток.


Вот в таком положении оказалась бабушка, когда ей сказали, что неграмотную женщину пенсионного возраста на фабрике держать больше не будут. К тому времени наша семья осела, наконец, на постоянном месте, до этого отца всё время бросали с одной стойки на другую. Старшая сестра моя родилась в Нижнем Тагиле, где отец монтировал цеха танкового завода, старший брат – в Москве, где отец ставил звёзды на Кремле, вторая сестра – в Коломне, где тоже строился танковый завод, а я в Закавказье, где отец строил мосты на Военно-Осетинской дороге.

И вот семья осела в Минске. Тут бабушка и приехала к нам и… сразу ушла, оставив, всё-таки, о себе память. Фотографий у меня нету, их просто не было.

Квартальный отчёт учпеда

Квартал ещё не кончился. Но у «учпеда» – участкового педиатра – свободный день только воскресенье (и то, когда эпидемии нет), и мы с дочкой вчера за чаем занимались подведением итогов первого квартала её работы.

Участки выделяются из расчёта 700-800 детей на участок. У дочки на участке оказалось 1400 детей. После месяца работы начальство сочло, что это 1,5 участка и назначило соответственно 1,5 ставки, но эти 0,5 ставки стали оплачиваться только ещё через месяц. Ладно. И то.

6 семей на участке имеют по 5 детей, одна семья – 6. Это не эмигранты из южных стран, все многодетные семьи белорусские. Эмигрантов на участке вообще нет, есть несколько, совсем немного двунациональных семей (считая всех славян единой национальностью). Детей-инвалидов на участке нет.

Рабочий день длится в среднем 13 часов. Количество вызовов в день – 20-25, по понедельникам – 35. Разделив зарплату на число больных, мы получили, что оплата за приём одного больного – 20 центов США по обменному курсу Нацбанка. Шикарно! 5 больных принял – доллар!

Многие родители несут подарки. От подарков на визитах отбиться можно, от подарков на приёме – нельзя: их просто оставляют в кабинете, да и некогда ругаться, в кабинет всегда очередь. «Многие» - сказано с преувеличением. Примерно – каждый 20-й, но за месяц получается много. Что в подарках? Как правило, небольшая коробочка шоколадных конфет. Случаются нестандарты. По одному разу были: коробка с ежевикой, пакет с грушами, хлеб домашней выпечки, печенье домашней выпечки, баночка растворимого кофе, бутылка шампанского, палка хорошей колбасы. Всего за месяц набегает долларов на 70.

На участке есть несколько семей сектантов. Они отказываются от прививок, но врачебную помощь принимают. Медицинское начальство  на прививках не настаивает. Зато в обязательном порядке надо на участке привить от гриппа не менее 150 детей. Дочка пока нашла двух желающих. За неиспользованные 148 прививок её грозятся депремировать.

Самое неприятное – семьи, нанимающие платных врачей. Неприятность в том, что для бюллетеня они вызывают участкового, но его лечением не пользуются. Лечит их частный врач, но в случае неудачи отвечает за них участковый!
====

После полного распития чайника мы сделали вывод, что личной жизни не предвидится, но выбор профессии и места работы сделан правильно. 

Загадка для френдов и сочувствующих

Сегодня по заказу жены (пока она по моему заказу сеяла белую редьку) я купил для эксплуатации на болоте четыре кружки для четырёх членов нашей семьи (кошкам положены миски, а не кружки). Выбор был большой. Я старался каждому выбрать специально для него.
ВСЕМ членам семьи мой выбор понравился, и ВСЕ безошибочно определили, какую кому я купил.
Внизу - фото всех четырёх. Кто читает мой журнал регулярно - состав семьи знает и характеристики членов семьи - примерно тоже знает. Попробуйте определить, где чья кружка. (Старшие двое деток далеко, за границей, и в конкурсе не участвуют).
P5140113
Примечание: все кружки китайские (к сожалению).

Воспоминание №189

Номер воспоминания я получил просто. Подвёл курсор к тегу «воспоминание», там и загорелось число записей с этим тегом в моём журнале. Отсюда и число 189.

А к воспоминанию именно этому подтолкнул меня утренний автобус. Толкучка в нём сегодня была такова, что почти всю дорогу ехал я, не держась ни за какие поручни, и ногами не переступил при этом ни разу. Не повернуться было, да ещё носом я тыкался в чей-то лисий воротник, пропахший жутко вонючим куревом. А вспомнил я совсем другое, имеющее общее с этой поездкой только то, что тоже стоял я всю дорогу, не шевелясь и не переступая ногами.

Тогда я учился в последнем классе, и была у меня вторая любовь. Ехать к ней надо было на трамвае шесть остановок с тремя крутыми поворотами. Каждый раз, заходя в трамвай, я загадывал, что если проеду всю дорогу ни за что не держась и не переступив ни разу ногами, то у меня с этой любовью всё будет хорошо. Через некоторое время я здорово научился держать равновесие в трамвае, а вот хорошего ничего у меня с моей любовью не получилось.

Но наверное хорошо, что ничего не получилось. Здорово бы я намучался, если бы получилось, а возможно, попал бы под влияние её и её родственников и был бы совсем другим человеком – рациональным таким рыночником. По её понятиям она, наверное, процветает: живёт в Бельгии, имеет одну дочь и прочие формальные признаки зажиточности.

А тогда, но уже не в последнем классе, а в конце первого курса – она поступила в Институт иностранных языков, а я на матфак – тогда она меня удивила своей рациональностью, хотя и не очень, так как с её семьёй я был знаком, а кокосы, как известно, падают недалеко от пальмы, если только не упадут в море и их не унесёт большое пассатное течение.
На роль такого течения я, знать, не подошёл. Мне она заявила: «Ты наверняка будешь учёным и наверное будешь  со временем академиком. Но ты представляешь, сколько мне тогда будет лет? Тебе до защиты диссертации в лучшем случае лет восемь, а как ты представляешь нашу жизнь до этого времени?». И сказала это она мне просто так, без повода с моей стороны. С её стороны повод, конечно был, только я его не знал. Я удивился и сказал, что не вижу необходимости сейчас менять жизнь, а если так уж ей захочется, то жить собираюсь обыкновенно, как все вокруг живут. Тут она заявила, что тратить зря молодость и упускать время для строительства дальнейшей жизни (так и сказала, в таких выражениях) и тратить время на встречи со мной она не намерена, как бы не было ей интересно.
Самое интересное, что я не особенно огорчился: студенческая жизнь на первых курсах изрядно захватила меня новизной, а я тогда ещё внештатным корреспондентом в городскую газету устроился, тоже интересно было. В общем, встречаться мы перестали, но скучно мне не было. А следующая любовь у меня была не скоро, только на последнем курсе.

А девушка? Про неё я узнал много позже, лет через 25. Она, оказывается, в тот же год вышла замуж за выпускника школы КГБ. С ним она сейчас или нет – право не знаю. Разыскала меня зачем-то её дочка. Её мама меня, оказывается, часто меня вспоминала и много про меня рассказывала, и ей захотелось со мной познакомиться. Что именно она могла рассказывать – понятия не имею, наверное, придумывала или книги пересказывала, нам ведь вспомнить было почти нечего. Любопытно было бы распросить её дочку, да не захотелось…
.
Почему-то в Европе королевой цветов считают розу. По моим понятиям самого красивого цветка нет, как нет самой красивой женщины, и у меня есть много фото разных цветов. Но раз мои евро-френды считают лучшей розу – пусть будет роза. Вот вам моя роза на фоне моей цилиндроопунции.
rosa

Чёрный Ворон

За окном – слякоть и мрак. Снега ещё очень много. Его непрерывно вывозят, но кучи лежат ещё большие. Снег, конечно, уже не белый.

В мрачную погоду захотелось поделиться мрачными воспоминаниями. Не для того, чтобы стало легче, мне не тяжело от этих воспоминаний, хотя они и мрачные. Чтобы данные на магнитном носителе сохранялись, надо их время от времени перезаписывать. Чтобы сохранялись воспоминания – надо их время от времени пересказывать. Ещё и потому, что при пересказывании приходится образы переформулировать в слова, а они – лучше запоминаются. Возможен, конечно, и недостаток: после этого помнишь не то, что было, а то, что пересказал.

Сразу после Войны отец получил официальное письменное приглашение от правительства БССР «вернуться на Родину для участия в восстановлении разрушенного хозяйства». В этом документе была ошибка: до войны отец работал в Москве, а 22 июня 1941 года он находился в Минске в длительной командировке и попал поэтому в списки работников, которым рассылались такие приглашения, приглашения белорусам, рассеянным войной по всему Союзу, вернуться на Родину. Приглашение отец принял: Белоруссия – близкая и знакомая страна. Грузия, где он работал тогда директором завода, - тёплая страна, не разрушенная войной, и фруктов там много, но Грузия – не родная страна, и русский никогда не будет там своим. Так наша семья перебралась в Белоруссию. Детей было четверо.

Жили мы очень дружно. Долго жили все вместе в одной квартире, потом дети переженились и расползлись. Потом поразводились и вернулись (кроме меня). А потом все пять из шести (кроме меня, стало быть) стали один за одним умирать. Все по разным причинам, все неожиданно, все не то, чтобы в расцвете сил, но ещё в силе, и все – на работе. Вот тут как раз мой рассказ про Чёрного Ворона. Мистикой, оккультизмом (и «культизмом» тоже!) я никогда не увлекался, но предчувствия и необычные совпадения мне встречались часто. Одним из них был этот Чёрный Ворон.

Верующих у нас в семье не водилось. Но народные (не христианские, а народные) традиции мы в семье соблюдали. Поминки по маме шли по-русски: дверь открыта, никого не приглашали и никому не отказывали. Когда вернулись с кладбища, за столом оказался пожилой крепенький, во всём чёрном дядя, которого я раньше никогда не видел. Дяденька усиленно налегал на водочку и, по-моему, не пьянел. Кроме нескольких ничего не значащих слов мы от него ничего не услышали. Ну, пришёл и пришёл, запомнился он только потому, что остальных мы всех знали.

Вскоре совершенно неожиданно умер брат. Никогда ничем не болел, не простужался, все зубы были свои. Инфаркт. Опять поминки в той же комнате и опять тот же дядя в чёрном неизвестно откуда. Сестра моя забеспокоилась и говорит: «Опять нам этот чёрный ворон накаркает».

Не надо было этого говорить. Не сказала бы – так потусторонние силы может не обратили бы на это внимания. А теперь они должны были соблюсти своё предсказание. И соблюли. Точно через такое же время умер отец. Он был старше брата и не имел такого здоровья, у него уже 36 лет был сахарный диабет и он ежедневно колол инсулин, но повода помирать – тоже не было. Сидел на работе, стало плохо, инсульт. А «Чёрный Ворон» опять явился. Кто он такой, мы на этот раз узнали. Оказался тестем нашей соседки, с которой дружбы мы не водили, и которая сама на поминках не была ни на первых, ни на вторых, ни на третьих. Опять он налегал на водочку и опять не пьянел.

Надо было, наверное, его порешить потихоньку. Точно через такое же время умерла старшая из сестёр. Она была на инвалидности, но работала. Легла на плановое обследование, а в больнице – инсульт. Как так можно – не знаю, время было перестроечное, полный развал во всём. Денег на гроб не было, не то, что на поминки. Но нашёлся у меня друг с деньгами, помог проводить сестру. Хватило и на водку. И опять Чёрный Ворон припёрся! Ну надо же! И откуда узнал? Мы ведь объявление в газетах не давали, во дворе с бабками не митинговали…

Умерла и вторая сестра. Тоже в больнице. Операция вроде бы была неопасная, но не проснулась после наркоза. Самый разгар перестройки был, спросить было не с кого, пожаловаться некому. Ну, думаю, завалит опять этот тип – убью. Сверну шею и скажу, что так и было. Не пришёл… Значит, буду жить долго.

Давно было. Много лет прошло. Живу вот. На здоровье не жалуюсь.

Не верю я ни в пришельцев, ни в лярвы. А в предчувствие верю. Мозг наш знает больше, чем мы, но нам всего не сообщает. Проболтается, бывает, но не объяснит ничего толком, а мы думаем – интуиция, предчувствие.

Серо-голубое небо

За ночь нападал снег. Пока лежит. Минус два. Солнце, слабые облака. Небо почти голубое.
Хочется погулять, но детки мои выросли, сами гуляют. Уже проспались и гуляют где-то с кем-то. Большие уже.
Отчитываюсь перед собой (дневник же!) о прошедшем празднике.
Праздник был семейный. Не вся семья собралась, старшие далеко, за границей. Кроме семьи - только кошки и собака.
Ёлка у нас очень красивая. В наших лесах две породы елей, так эта была из тех, у которых хвоя длиннее, темнее и гуще. Очень красивая ёлка, под потолок. А нарядили мы её умеренно, зато на наши финики, фикусы, гибискусы и абутилоны гирлянд навесили. Светящаяся гирлянда на ёлке тоже была, но светила спокойно, мигание мы отключили: раздражает. Фейерверк за окном был почти непрерывный, некоторые ракеты были очень красивые и эффектные.
Речь президента мы слушали, гимн тоже. Новых слов гимна я не знаю. Читал, но не помню. Потому что хорошо помню старый. Может быть, кто не помнит или не знает - напомню первый куплет.
Мы, беларусы, з браняю Руссю
Разам шукали да шчасця дарог.
У бiтвах за волю, у бiтвах за долю
Мы здабылi з ёю сцяг перамог.
Нас аб`яднала Ленiна iмя,
Сталiн вядзе нас у шчасця паход.
Сталiну слава, слава Радзiме,
Слава табе, беларускi народ!
"Из песни слова не выкинешь". Так нет, выкидывали и не раз. Кому-то Сталин не понравился (мне он тоже не нравится), но вместо него пытаются бога приплести (а уж он-то мне совсем не нравится и не имеет он к Белоруссии ровно никакого касательства). И потом, что здесь неправильного? Не Ленин ведь объединил (его я тоже не люблю), и имя Ленина. Разве не так? А вёл ли нас Сталин? А то кто же? То, что не к счастью - так это другое дело, но вёл же. А куда привёл бы кто другой - так ещё неизвестно: у истории сослагательного наклонения нет. Я почему-то уверен, что Троцкий, Зиновьев, Бухарин и остальные сделали бы ещё хуже.
Ну ладно, прослушали гимн.
Подарков под ёлкой не искали, большие уже наши детки. А раньше бывало во время боя часов жена потихонечку за ниточку вытягивала подарки из-под кровати в аккурат под ёлочку. Детки наши весьма долго удивлялись чудесному появлению подарков. Я объяснял им, что перевожу заранее деньги Деду Морозу, а как он их доставляет ровно в полночь - этого не знаю, это - чудо.
В этом году чуда не было. Разве только, что стол был очень богат. Никак не скажешь, что после кризиса. Но это как раз из-за кризиса: захотелось порадоваться на праздник. Есть такие люди, которые не любят Новый год, а в нашей семье - это любимый праздник.

Образец бюрократизма

Бюрократизм до определённого уровня - вещь полезная: без него любая структура была бы неустойчива и падка на сиюминутные модные веяния. Но один извечный недостаток бюрократизма - это то, что он позволяет (и даже поощряет) существование отменных дураков. Вот один из вопиющих образчиков, узнал сегодня. Точных имён и адресов называть не буду, чтобы не беспокоили лишний раз жертв бюрохамской глупости, но если кто очень хочет - тому предоставлю. Это - мои соседи.
Итак, стоял человек в очереди в исполкоме на получение льготного жилья (не такое уж оно и льготное, однако обходится раза в два дешевле коммерческого). Стоял, естественно, со своей семьёй. И так получилось, что скоропостижно умер, хотя был не старый, не пенсионер. Умер он ещё летом. И вот сейчас его семья получает из районного исполкома официальное письмо на его имя.
"Уважаемый Такой-то  (покойник, то есть), сообщаем, что Вы исключены из очереди на получение жилплощади в связи с тем, что нормы минимальной жилплощади в вашей семье соблюдены. Причина - смерть". 
Ну, каково? Ильф & Петров такого не придумали бы. Ведь это письмо написал человек. И подписал его ещё один человек. Понимал, что пишет? Совсем дурак, или думает, что так и надо?